Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Случайные знакомства


Случайные знакомства

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i.yapx.ru/CXCQd.gif

● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Случайные знакомства
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Mrak Rysek, Fudzi Akira
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Второй зимний месяц 1617 года, Есай, Империя Хенесай
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Знакомство Акиры и Мрака.

+1

2

Мрак стоял в стороне от ведущих светские беседы, сжимая и разжимая ладони, надеясь таким образом сбросить напряжение от непривычной обстановки, и с некоторой насмешкой над самим собой думал о том, как он вообще докатился до императорских приёмов.
Ведь всё сперва шло очень даже хорошо: Гарпия Хэпин благополучно завершил дела в Варкаве, морской переход прошёл вполне сносно, и сам Мрак сделал всё необходимое в Хенесае в срок. А вот потом сперва затянули с погрузкой корабля до Варкавы, затем погода напрочь испортилась, и в довершение на слёте высокой ложи ему было предложено сопровождать всё того же Хэпина на праздновании дня рождения Императрицы. Никто в своём уме не откажется от такого предложения, разумеется. Во всяком случае не Рысек, который всегда стремился к большему, чем имеет, и рассчитывал рано или поздно стать Гарпией.
Однако, разумеется, у него не было с собой подходящей для такого случая одежды. И вот тут начался сущий кошмар.
Мрак стоял в стороне от ведущих светские беседы и изо всех сил старался почувствовать себя нормально, будучи одетым в нечто, напоминающее одновременно платье и халат, пошитое из безобразно скользкой ткани, расшитой какими-то узорами, наверняка цветами. На поясе у него болталась длинная тонкая палочка (чтоб распутывать узлы, как ему сказали) и кинжал – лишь один из двух. Вообще там был нож, но Мрак заменил его одним из привычных кинжалов. Воспользоваться им, впрочем, в случае необходимости будет непросто, поскольку вместо добротных ножн, из которых он бы легко выскользнул, кинжал покоился в петле, сплетённой Мраком из шнура, повязанного на поясе.
Длинный подол мешал перемещаться, непомерные рукава – делать всё остальное. Засучить их не представлялось возможным, поскольку из-за ширины и скользкой ткани они сползали обратно. Брюки больше походили на дополнительную юбку. Относительно удобной была только нижняя рубаха.
Мраку было неудобно, не хватало оружия, та часть волос, что была стянута на затылке, была стянута туго, отчего тоже вызывала неудовольствие, рукава мешали есть и пить, а из-за постоянных раздражителей он не мог вступить в беседу, поскольку опасался, что выйдет из равновесия, а светские беседы в таких кругах требуют тщательно подбирать слова и мимику.
Быть в высокой ложе было утомительно из-за подобных мероприятий, но Мрак попал в неё совсем ещё недавно и знал, что со временем освоится и обвыкнется.
Но сейчас… Сейчас он был раздражён.
Мрак решил, что не будет беды, если он отлучится украдкой ненадолго. Наверняка где-то есть пустая комната, в которой он мог бы хоть ненадолго уединиться и снять с себя хотя бы этот верхний халат, отдохнуть от этого ощущения скользкости и бесконечных рукавов. И ослабить шнур в волосах, потому что скальп ныл несильной, но постоянной болью.
Варкавец, обмакнув во что-то край рукава, прихватил со стола сразу две небольшие чашечки с чем-то алкогольным и махнул обе. Жидкость пахла какой-то пряностью, но на язык легла мягко, и ласковым теплом сбежала по горлу после глотка. Такой напиток можно даже и не закусывать и не занюхивать. Впрочем, Мрак всё равно по привычке прижал к носу тыльную сторону ладони, сжатой в кулак, и шумно вдохнул.
А затем, оставив опустевшие чашечки, вышел в длинную анфиладу. Здесь людей тоже было немало, но чем дальше он отходил, тем более пусто становилось. Ещё чуть дальше анфилада расходилась вправо и влево коридорами. Мрак свернул в первый же и принялся проверять двери, ища незапертую. Таковая нашлась быстро. В комнате не было ничего особенного, похоже, это была одна из комнат для отдыха или чего-то подобного. Рысек вошёл, притворил дверь и немедленно распустил пояс, спеша избавиться от рукавастого халата. И даже так несколько запутался в обилии ткани, но в конце концов стянул вниз, заступив край сапогом.

+1

3

Однажды почтенный гость императрицы из Имира наивно поинтересовался: "Почему при дворе смотрительница дракона имеет столь высокое положение? Она же всего-то за драконом присматривает". Порой Акира действительно мечтала, чтобы это было так. Но на деле входило, что обязанности, заключенные в названии, составляли всего лишь одну пятую часть её работы. Фудзи не было против, тем более остальные четыре части были официальными обязанностями её службы. И был там такой маленький, почти не заметный пункт: "Организация торжеств". Всего два слова... Два несчастных слова, после исполнения которых Акире каждый раз хотелось сдать все остальные обязанности. Известно, что хенесайцы утраивают праздники с размахом, особенно во дворце. И чтобы весь этот "размах" организовать, Фудзи, порой, забывала о том, что человеку нужно иногда есть и спать более четырёх часов в сутки. Конечно, если так подумать, то таких прямо Праздников было немного, а точнее всего два: Новый Год и день рождения Императрицы (именины остальных членов династии Лун во дворце проводились крайне редко, да и Акира в их организации участия не принимала). К слову говоря, именно последнее и заставило Акиру в течении последней недели позабыть о драконе напрочь.
И вот этот день настал. По традиции прием для высокопоставленных гостей проходил в главном замке в столице. Зима выдалась холодной, поэтому внутренние сады задействованы не были, хотя дорожки в них и расчистили для прогулок. Несколько больших залов были украшены яркими фонариками, огоньками и лентами, но при этом оставляя во всей атмосфере долю официальности и сдержанности. Чего нельзя было сказать о гуляньях на главной площади города. В часть дня рождения монарха раздавали милостыню, еду и вещи, нанимали бродячих артистов, которые развлекали народ весь день и всю ночь. В городе везде играла музыка, многие работяги брали выходной и всей семьёй шли на площади. Празднования дня рождения Лун Мэй, после её восшествия на престол, никогда не отличались скромностью и скупостью.
В этот день Акира чувствовала себя прекрасно на удивление даже для себя. Всё шло как по маслу: всё было готово, слуги работали как один механизм, гости были довольны, а с лица небесной владычицы не сходила улыбка. И всё бы хорошо, да только в груди Фудзи теплился маленький комок подозрений и сомнений. В этом году императрица изъявила желание внести в список приглашенных некоторых людей, что имели прямое отношение к небезызвестным Птицам Као и занимали там, к слову, не самые последние места. Акира была прекрасно осведомлена, в чем состоит основной промысел этой организации и их нахождение в замке не давало ей покоя. Конечно, Императрица приглашала их с целью налаживания связей и получения информации, но никто не мог гарантировать, что Птицы Као принимали приглашение с той же целью. Людей было много, потеряться в толпе и незаметно улизнуть было проще некуда. А дальше были лишь пустые и почти беззащитные кабинеты, комнаты и залы, что хранили в себе много личных и государственных секретов. Поэтому самые близкие к смотрительнице служащие дворца получили с утра приказ держать ухо в остро и, в случай чего, докладывать ей.
Фудзи медленно скользила мимо гостей, кротко улыбаясь и приветствуя каждого из них лёгким поклоном или кивком, когда к ней подлетела одна из придворных дам и, рвано поклонившись, зашептала на ухо смотрительнице дракона, тяжело дыша через слово. Её сбивчивый рассказ сводился к тому, что один из варкавских гостей направился в сторону императорских покоев. Единственными гостями из северного государства были члены Птиц Као, поэтому первое, что пришло в голову девушке, было позвать стражу. Но с другой стороны… Если окажется, что у этого человека не было никаких злых умыслов, то они все попадут в очень неловкую ситуацию, за которую Акиру по головке не погладят. Да и не стоило подымать шум и портить всем праздник. В конце концов, все эти люди были гостями, а не зеваками, пришедшими поглазеть на богатство дворца лишь там, куда их пустили, поэтому гости могли свободно передвигаться по всему замку. Однако член Птиц Као, блуждающий по замку в сторону покоев небесной госпожи заставлял нервничать Фудзи сильнее, чем Акира могла предположить. А ведь и пошёл куда…
- Иди за мной, – тихо приказала смотрительница дракона придворной даме и быстрым шагом, ловко огибая гостей, стоявшими по всему залу небольшими группками, направилась к тот анфиладе, что вела к покоям членов императорской семьи и высокопоставленных личностей при дворе. Левый коридор вёл к императорскому павильону, который сейчас занимала Лун Мэй, а также к покоям жен императора, а также его детей. Правый же вёл в покои тех, кому по служебному положению отводились комнаты для работы. Фудзи остановилась у развилки, не зная, куда идти дальше. Придворная дама не стала следить за Птицей Као дальше этого места. Вдруг музыкального слуха девушки коснулось эхо, пробежавшее по правому коридору, чем-то напоминающее лёгкий хлопок двери.
- Проверь императорский павильон, – велела придворной даме Акира и, когда та скрылась в левом коридоре, направилась в сторону источника звука.
Акира медленно шла по коридору, оглядывая его как в первый раз и пытаясь найти что-то, что и сама не знала. И, кажется, нашла… Одна дверь была чуть-чуть приоткрыта, как будто кто-то по незнанию неправильно её прикрыл и поток воздуха смог сдвинуть её с места. Приблизившись к щелке, Фудзи услышала тихие шорохе, доносившиеся из-за двери, что только подтвердило её догадку. Однако комната, куда вела злополучная дверь ставила смотрительницу дракона в тупик. Её покои? Но зачем? Единственным способом узнать ответы на эти вопросы было спросить у пришедшего, что девушка и решила сделав, легко толкнув дверь и заглядывая вовнутрь. Но вот что она увидела там, мягко говоря, удивило её.
Кому-то выделялась одна комната-кабинет, кому-то две комнаты, одна из которых использовалась как кабинет-приемная, а другая могла быть спальней или личной библиотекой. Акира же жила во дворце на постоянной основе, поэтому выделенные ей комнаты представляли собой спальню, небольшую купальню и кабинет-приёмную. Они располагались одна за одной именно в таком порядке, а через последнюю можно было попасть в коридор. Не желая вызывать много лишних вопросов и разговоров, смотрительница закрывала двери в спальню красивой ширмой, которая весьма элегантно смотрелась как предмет декора, не несущий, казалось бы, никакой смысловой нагрузки. Приёмная всегда была прибранной, без излишеств и личных вещей, поэтому, возможно, её можно было бы спутать с каким-то общественным помещением и, возможно, Фудзи даже простила бы этого мужчину… Если бы он не раздевался прямо посреди её кабинета.
Смотрительница даже не сразу поняла, как реагировать на такое. Прямо так и застыла на выдохе с приоткрытым ртом и взметнувшимися вверх бровями. Ей понадобилась пара секунд, чтобы сначала сгрести мысли в одну кучу, а затем вернуть себе дар речи:
- В… Вы что здесь делаете!? - прямо так, не с первого раза, без излишних оборотов и манерности, немного сурово, нежели она хотела, на чистом хенесайском выдала Акира, так и оставшись стоять в дверном проёме.

Отредактировано Fudzi Akira (2018-10-16 18:15:53)

+1

4

Мрак стоял в луже красной расшитой ткани, пальцы его уже споро развязывали узелок ленты, стягивающей волосы, когда сзади раздался девичий голос. От неожиданности руки Рысека дёрнулись, словно в попытке скрыть какое-то непотребное действо, отчего вышло, что он больно дёрнул себя самого за волосы, не успев расплести ленту до конца, и зло зашипел на самого себя за это, а затем обернулся.
В дверях стояла возмущённая хенесайка и всем своим видом требовала ответа, хотя вопрос показался Мраку странным. Он пожал одним плечом, возвращаясь пальцами к ленте в волосах, и с заметным акцентом ответил:
Поздравляю императрицу, как и прочие гости, полагаю, — и снова отвернулся, считая, что прояснил ситуацию полностью.
Понимал хенесайскую речь он куда лучше, чем говорил на этом певучем языке сам. Как ни иронично, именно хенесайский он порой мысленно называл «птичий язык», но именно он давался Птице хуже.
Раздражение, отпустившее было, когда верхнее облачение спало на пол, теперь снова разгоралось: проклятая лента, кажется, только ещё больше запутывалась, и пальцы, кажется, то и дело натыкались на накрепко стянутые узелки. Когда ему вплетали эту ленту, то говорили, что достаточно просто потянуть за один из свободных концов, и она тотчас распустится, но Мрак, видимо, как-то не так потянул, он вообще не был уверен, тянул ли за один из концов или начал с середины. Кажется, он вообще попытался стянуть её, рассчитывая, что атласная и скользкая, она запросто сползёт и останется в руке. Но оказалось, что она не просто намотана на стянутые пряди, а ещё и хитро с ними переплетена, и чем дальше Мрак тянул этот узел из волос и ленты в разные стороны, тем больше всё усложнял.
Он зло зарычал, готовый уже просто отрезать ленту вместе с волосами, и начал наклоняться к кинжалу, даже радуясь, что заменил им традиционный нож, который был даже не заточен — бесполезная декорация, — как заметил, что сиреневое облако пышной юбки возмущённой хенесайки никуда не делось. Как и недовольство на её лице. Но её недовольство волновало Мрака сейчас меньше всего, и он, изо всех сил сдерживая раздражение, со всей доступной ему сейчас вежливостью обратился к ней несколько напряжённым голосом:
Любезная госпожа, могу ли я попросить твоей помощи? — он даже постарался заискивающе улыбнуться, но, учитывая обстоятельства, получилось это плохо. Пальцы его тем временем продолжали ковыряться в сплетении атласа и волос, Мрак, вроде, даже нащупал крупный узелок и пытался поддеть его кончиками короткостриженых ногтей.
Рысеку ужасно хотелось заречься когда-то ещё попадать в подобную ситуацию, но в то же время он прекрасно понимал, что зарок этот не исполнит. Напротив, чем дальше, тем больше ему придётся проводить в высоком обществе, тем чаще — одеваться в чистые аккуратные одежды из тонких расшитых тканей, в отличие от дублёной толстой кожи, не защищающих ни от чего. Но чем выше полёт, тем больше видать, и Мрак знал точно — эта овчинка стоит выделки. Дело даже не столько в богатстве, которым Гарпии обрастают на пути к своему положению, а — во власти. Впрочем, Мрак прекрасно осознавал, насколько далёк пока от этой цели, и был готов работать над своей нетерпеливостью и учиться, накапливать опыт и навыки, полезные не только в бою.
Однако, как не был он лучшим раньше, так не был и сейчас, и поэтому отчаянно нуждался в перерыве от праздника. Правда, он не рассчитывал, что его за этим застанут, но надеялся, что это не слишком неуважительно по отношению к юной хозяйке торжества, и что находясь здесь не пропускает какой-то важной части празднования, при которой непременно должны присутствовать все.
Мрак выжидающе смотрел на девушку, с интересом приглядываясь к деталям её наряда. Сперва, когда он лишь бегло скользнул по ней взглядом, вычленились лишь два цветовых пятна: сиреневое облако пышной юбки, да верх цвета утиной шейки. Теперь же он мог без труда разглядеть изящные переплетения цветов на юбке, такого нежного цвета, словно подёрнутые дымкой, широкие строгие белые манжеты рукавов и висящее на уровне пояса украшение с кисточками. Невольно он сравнил этот наряд с теми, что видел на дамах в большой зале, и ему показалось, что этот неуловимо отличается. Не то, чтобы он был менее праздничным, но всё же, пожалуй, менее вычурным.
Вообще-то было даже к лучшему, что она сюда заглянула. Женские пальцы обыкновенно привычнее к узелочкам на тонких веревочках и лентах, да и со стороны всяко яснее, как распутать спутанное, не то, что пытаться это сделать не глядя, не имея представления о первоначальном положении.
Но это, конечно, если она вообще поможет, а не начнёт сердиться ещё больше — мало ли, куда он зашёл, может, это не какая-то любая комната, может, её просто позабыли запереть, а посторонним тут быть не полагается.
И у Рысека совершенно выпало из внимания то обстоятельство, что он только что избавился от верхней одежды и стоял перед незнакомой девушкой в нижней рубахе, и если простая варкавская девка, может, и вовсе не обратила внимания, то в определённых кругах высшего общества его можно было бы рассматривать как полуголого, и это не говоря о том, что он совершенно не имел представления о придворных порядках Хенесая.
Однако, всё это в голову ему не приходило, поэтому он беззастенчиво ждал ответа, и старался не думать о том, как будет потом вплетать ленту обратно и заворачиваться в отвратительный скользкий красный халат.

+1

5

Поздравляет в моей комнате?!
Девушка так и осталась стоять у двери, разве что удивление её возросло. Этот мужчина действительно не понимал, что происходит? Акира многое видела за годы своей службы во дворце: и пьяных, и воров, и аристократов, зажимавших придворных дам в саду, и просто слуг, решивших получить удовольствие друг от друга в тёмном уголке замка, отлынивая от работы. Встречалась с хамством и флиртом в свой адрес, ложью, когда смотрительнице была известна правда. И ей казалось, что она повидала уже всё Но оказалось, что нет: варкавские мужчины в её покоях с таким непоколебимым спокойствием ещё не раздевались. Да и вообще их тут раньше не бывало. И сейчас Фудзи банально не знала, как правильно реагировать. Выставить самой? Варкавец выглядел куда сильнее её, и вряд ли первое впечатление было обманчивым. Устроить истерику и позвать стражу? Эти коридоры пустовали от того, что вся челядь дворца была брошена на праздник, поэтому ближайшие глиняные изваяния находились возле гостей. Подымать шум было бы худшей идеей, так как в таком случае все бы потом проблем не обобрались ли, поэтому этот вариант тоже отметался. Но что тогда? Переговоры? Можно попробовать...
Смотрительница порадовалась, услышав хоть и ломаную, но хенесайскую речь. В далеком детстве у Акиры была нянька, родившаяся в семье хенесайского купца, что практически жил с семьей в Варкаве, торгуя там фарфором. После её выдали замуж и она осталась в Есае, став присматривать за детьми в семье первого адмирала. Няня часто рассказывала девочке сказки северного народа, учила каким-то словам и фразам, когда юная госпожа того желала. А после возвращения из Цая, Фудзи от скуки стала интересоваться тем языком, читать книги на нём, нашла даже мудреца, что помогал ей разбирать неясные слова. В итоге смотрительница могла похвастаться умением поддержать самый примитивный диалог без особых оборотов речи, но всё же могла. Правда, служба во дворце не оставляла времени для практики, а потому вряд ли бы она могла вспомнить и половину того, что знала. И сейчас Фудзи совсем не хотелось при помощи того скудного остатка знаний чужого языка пытаться что-то донести до мужчины. "Видимо, все Птицы Као знают много языков..." Она и раньше знала это, а теперь же убедилась на деле.
— Любезная госпожа, могу ли я попросить твоей помощи?
"Он издевается? Мало того, что посмел войти в покои смотрительницы дракона без её (то бишь моего) ведома, стоит тут почти в чём родился, та ещё и помочь ему просит в этом непотребстве!
Эта мысль вывела Акиру из состояния ступора. Действительно, она ж его собралась "выставлять", так чего же время тянуть? Смотрительница сделала шаг в кабинет и закрыла за собой дверь на случай, если та придворная дама, ничего не найдя в императорском павильоне, вернётся за Фудзи. Не стоит никому знать об этом, а то потом хлопот не оберутся.  Девушка внимательно следила за мужчиной, а точнее за тем, что тот пытался сделать со своими волосами. Теперь она вспомнила этого мужчины, что стоял в стороне ото всех. Этому поспособствовало красное кимоно, лежавшее у ног гостя. Цвет был несильно приметный, но варкавеца в кимоно такой расцветки было трудно не заметить. "Интересно, а зачем он вообще его надел? Своих нарядов нет что ли? Или перед Императрицей красуется вместе с остальными Птицами Као? К слову, не идёт ему наша одежда... Собственно, как и всем варкавцам." В какой-то момент Акире стало жаль этого мужчину. Уж не знала она, сам он решился на такое одеяние, или же кто заставил его, но гость имел слишком уж красивые русые волосы  , чтобы так над ним издеваться, как это делал он.
Ступая как можно спокойнее, Акира приблизилась к мужчине и, почти не глядя, нашла во всём том перетянутом беспорядке нужный конец, что сиротливо свисал внизу. По идее он должен был быть спрятан в волосах, но, видимо, когда варкавец начал его искать, всё перепутал и в итоге конец оказался совсем в другой стороне. Лёгкое движение руки, и лента оказалась у смотрительницы.
- Запомните, вы никогда ничего не добьётесь, если будете давать волю чувствам, - Фудзи говорила по-хенесайски, поддерживая заданный мужчиной тон. Она вложила шелковую ленту в ладонь варкавца и сделала шаг назад. Всё же лучше держать расстояние, никогда не повредит, даже если у него нет злых умыслов, в чём Акира до конца уверена не была. - Небесную госпожу поздравляют там, откуда вы ушли, но не здесь. Так что вы делаете в покоях смотрительницы дракона?
О том, что это ещё и комнаты незамужней девушки, Фудзи решила умолчать. В конце концов, саму её это не сильно-то и волновало. Её карьера как завидной невесты на выданье была загублена уже давно слухами, которые были столь невероятны, что Акира не переставала удивляться фантазии сплетников. А что до того, что сейчас та самая "незамужняя девушка" находилась наедине с мужчиной... Всегда же можно поднять шум, да и терять Фудзи было особо нечего.

+1

6

В ответ на просьбу хенесайка вошла в комнату и притворила дверь. Это несколько удивило Мрака, но удивление лишь тенью мелькнуло в голове и ушло – ему не было места в волнах раздражения. Похоже, незнакомка никак не могла решить, как ей реагировать, но Мрак всё же старался не торопить её, а то кто знает, кто она по положению, оскорбится ещё, хлопот не оберёшься.
В конце концов, вдоволь наглядевшись на его мучения, хенесайка всё же подошла и протянула руку к его многострадальной причёске. Словно фокусник, что будто из воздуха достаёт монетки из-за ушей ребятни, она завела пальцы ему за голову, к волосам, так, что он не мог видеть, что именно она делает, и практически сразу опустила их уже с лентой. В отличие от своих многочисленных попыток, её движение он почти и не ощутил, словно лента просто лежала поверх, а хенесайка её сняла. Пряди волос, уже ничем не удерживаемые, немедленно рассыпались перед глазами беспорядочными лохмами.
То, что девушка сказала о распутывании подобных узлов, как ни странно, почти слово в слово повторяло сказанное Мраку не так давно Гарпией Врочеком. Только речь шла о целеустремлённости и амбициях Рысека в целом. Мрак, несколько сбитый с толку таким занятным совпадением, поглядел на собеседницу с выражением лёгкого удивления на лице:
Да… мне говорили, — пробормотал он задумчиво.
Девушка, однако, отшагнула назад, оставляя ленту в его пальцах.
Её замечание было справедливо, в общем-то. А заодно она прояснила, что это за комната. Мрак ещё раз осмотрелся в поисках приметных вещей, по которым ему следовало сразу понять, что это не просто какая-то комната, он даже успел укорить себя за невнимательность, ведь обыкновенно ему было свойственно примечать какие-нибудь особенности – привычка, наработанная служением Као. Однако это ничего не принесло, комната по-прежнему казалась довольно безликой и нейтральной.
Ну… Я попросту не знал, что это покои смотрительницы дракона, — он пожал плечами, словно извиняясь, но на лице его была лукавая усмешка. — И знаете, что? — он глянул заговорщически и, сделав шаг к девушке и склонившись к самому её лицу, сказал полушёпотом: — Давайте, не будем ей говорить, — Рысек озорно подмигнул.
Да и разве в покоях не должна быть кровать? Скорее всего хенесайка попросту разыгрывает его: ясно же, что варкавец многого не знает про императорский дворец и хенесайскую культуру. Даже когда бываешь время от времени наездами в чужом краю, всё равно многое проходит мимо из традиций и нравов местных.
Здесь же явно был кабинет или комната для отдыха, может быть, и то, и дргое, или что-то промежуточное между двумя вариантами. Во всяком случае, было не трудно представить, как кто-нибудь — пусть даже смотрительница дракона, — перебирает за столом важные бумаги или пишет какой-нибудь доклад, и так же нетрудно было представить, как этот кто-нибудь распивает здесь чай, наслаждаясь тишиной и покоем.
Мрак отрешённо покрутил в пальцах скользкую ленточку, от которой его только что спасла юная особа, и позволил ей упасть к ногам, на груду красной ткани, а затем прошёлся к шкафу с золотистой росписью, изображающей, как ни странно, дракона — довольно типичный для Хенесая мотив. Такие росписи были удивительны тем, что издалека выглядят незамысловато, но если подойти ближе и всмотреться, то оказывается, что там множество маленьких деталей, выписанных, наверно, кончиком иглы или волоса, как казалось Мраку. Одно то, как хенесайцы рисуют чешую, поражает: пожалуй, во всём Хенесае не найти двух нарисованных драконов с одинаковой чешуёй.
Мрак рефлекторно провёл ладонью по волосам, пропуская пряди сквозь пальцы, одновременно приводя лохмы хоть в какой-то порядок и как бы массируя кожу головы, которую наконец-то ничего не стягивает. Не оборачиваясь, спросил чуть насмешливо:
А вы почему поздравляете Небесную госпожу в покоях смотрительницы дракона?
Он продолжал рассматривать дракона на дверце шкафа, но лишь видимо. Слухом обратился к девушке. Ему было интересно, какое она выдумает оправдание, ведь если у него действительно была причина, хотя и весьма сомнительная, чтобы уединиться здесь ненадолго, то для неё он причины выдумать не смог. Она ведь вошла, зная, что он здесь, вошла, а не пошла найти себе другой укромный уголок, если уж ей тоже понадобилось бы отдохнуть от гостей. Едва ли она собиралась тут заводить с ним светские знакомства, он ведь даже не хенесаец, не говоря уж о том, что по нему почти наверняка заметно, по мелочам, что к высшему обществу он относится очень косвенно, а значит и взять с него знатным особам нечего.
Может быть, её привело сюда любопытство? Может быть, она из тех, что не часто видят иноземцев, и ей просто интересно посмотреть вблизи на того, кто отличен от привычного окружения?
Рысек обернулся всё же к своей спасительнице и, по-птичьи склонив голову к плечу, изучающе поглядел на неё.

+1

7

Смотрительница – фигура неприкосновенная. Причем не столько из-за титула, сколько из-за того, что в принципе был женщиной-аристократкой. Некоторым даже запрещалось смотреть на них, не говоря уже о чём-то большем. Да и в светском обществ было принято держать дистанцию, даже между родственниками. Поэтому любое необоснованное вторжение в личное пространство Акира воспринимала уж очень близко к сердцу, да и вообще не могла представить, что может произойти что-то подобное. А потому, пока мужчина делал шаг в её сторону и наклонялся к ней, у неё даже не возникло мысли сделать шаг назад или хоть как-то воспротивиться. И лишь тогда, когда необычной формы карие глаза оказались прямо перед её лицом, а кожу опалило тёплое дыхание, до смотрительницы всё же дошло, что произошло. Кажется, это был первый раз, когда посторонний человек к ней приблизился так близко? И чтобы это осознать, девушке потребовалось куда больше времени, чем, казалось бы, это должно было занять, и когда варкавец уже двинулся в противоположном от неё направлении, Фудзи так и стояла, чуть прогнувшись назад и взглядом в ту точку, где недавно находились глаза мужчины, и хлопая ресничками.
Сказать по правде, отчего-то Акира не могла точно описать сейчас свои чувства. Гость ей, если так подумать, ничего не сделал (исключая, что находился там, где ему быть не следовало), и злиться на него было не за что. Фудзи в принципе было не свойственно чувство особой собственности и ревности каждой соринки к каждому, кто на ту самую соринку посмотрит. И как таковое присутствие птицы Као в её покоях её не волновало. Другое дело, если рассматривать сложившуюся ситуацию со стороны дворцового этикета и моральных устоев. Вот только везде же есть исключения из правил. Вот и смотрительнице сейчас предстояло сделать исключение, чтобы сохранить праздник и лицо дворца в целом.
— А вы почему поздравляете Небесную госпожу в покоях смотрительницы дракона?
Хенесайка чуть вздрогнула и посмотрела на мужчину более осмысленным взглядом.
- Можно сказать, что я её уже поздравила, - чуть задумавшись, ответила Акира.
Если подумать, то всё это торжество и было её подарком Небесной Госпоже. Правда, ещё и ранним утром, не успела Её Величество покинуть кровать, Акира презентовала ей заколку с лунным камнем, стоимость которой можно было бы оценить в средний аристократский дом в пригороде Есая. Но как не крути, всё, что могла, смотрительница уже сделала. Сейчас ей оставалось лишь не испортить всё сделанное.
Особое внимание незнакомца к шкафу, где хранились отчеты подчинённых о трате дворцовых денег и книги учёта всего и вся, немного насторожило Фудзи. Да, там не было ничего важного и секретного, разве что, где и сколько людей работает в замке. Здесь же упоминались данные и о солдатах, что охраняли дворец и которые получали жалование из его казны. А это уже было достаточно, чтобы понять, сколько их было.
- Послушайте, мне кажется, что… - девушка сделала шаг навстречу мужчине, но нечаянно наступила на красную ткань и что-то пнула носком.
"Что-то" звякнуло и зарылось глубже в красные складки. Акира нахмурилась и опустилась на корточки, потянувшись рукой к тому, что случайно задела. Это оказался ритуальный нож, однако он был какой-то странный. Сейчас от этого элемента одежды отказывались, особенно во дворце, так как находиться в нём с оружием мог не каждый, а заставлять снимать его на входе высокопоставленных господ было как минимум неприлично. Поэтому от него отказывались, или же заменяли бутафорским, зачастую изначально приделывая рукоятку к ножнам, без лезвия. Но в этом коже было что-то не то. Это Акира подтвердила для себе, когда вытащила лезвие из ножен. Это оказался совсем не нож, а самый настоящий кинжал, и даже не проверяя, Фудзи могла сказать, что наточен он был отменно.
-Вы пронесли оружие в замок? – девушка подняла голову и посмотрела на варкавцы хмурым взглядом снизу-вверх. – Вы не слышали требования сдать всё оружие на входе во дворец? – смотрительница поднялась, продолжая буравить незнакомца взглядом. Это считалась грубым нарушением и за такое могли отправить в темницу. Даже иностранца и Птицу Као в одном лице.

Отредактировано Fudzi Akira (2018-11-19 07:08:57)

0


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Случайные знакомства


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC