Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Вечер на хуторе близ Хонжонга


Вечер на хуторе близ Хонжонга

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://top10bestreview.com/wp-content/uploads/2017/07/download.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Вечер на хуторе близ Хонжонга
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Fudzi Akira & Fudzi Taen
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
22 число первого летнего месяца 1611 г.; Постоялый двор в жилых районах Хонжонга
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Ожидание свадьбы - самые чудесные дни для девушки. Но что делать, если помолвку разорвали за день до торжества, а невесту обозвали порченной? Тогда остается девушке лишь лить слёзы и, может, не только слёзы...

+1

2

Молодая госпожа выставила единственную служанку, которая должна была остаться с Акирой в Цае, как родная душа из отцовского дома, за дверь, стоило Фудзи переступить порог комнаты. Она была небольшой и вмешала в себе низкий стол, несколько подушек вокруг него, зеркало с неким подобием туалетного столика, ещё одной подушкой при нём и застеленный футон. Стены были обтянуты белыми бумажными обоями, а на полу - обыкновенный деревянный пол. Комната соответствовала и дому: обычный постоялый двор с двухэтажными зданиями на жилой улице Хонжонга, куда они прибыли буквально полчаса назад. В таких местах обычно останавливались небогатые путешественники или же господа с любовницами. Это место совсем не шло по статусу дочери первого адмирала, но сейчас внутреннее состояние Акиры жаждало даже низшего, чем это место, но ночевать в более бедном квартале или же на обочине дороги после пяти дней пути сваты, что сопровождали её, наотрез отказались, мотивируя это тем, что им всем нужен хороший отдых после половины пути. Но Фудзи не чувствовала усталости. Она вообще мало что чувствовала последние дни.
Акира хорошо запомнила тот вечер, когда она почти уже легла спать и в комнату ворвался разъяренный господин Бэй. Она смутно улавливала смысл, так как в его словах было больше ругательств, чем слов в принципе. В доме не спали всю ночь, сначала в комнату невесты сбежались сваты и члены клана Бэй, что жили в доме, затем все переместились в соседнюю комнату, давая возможность Акире одеться. А дальше опять были крики и ругань. В какой-то момент кто-то из сватов отправил Фудзи в её комнату, шепнув служанке, чтобы та собрала вещи госпожи. Тогда-то девушка поняла, что свадьбы не будет. Однако осознание пришло позже, ближе к вечеру следующего дня, когда они уже покинули Цай. До этого момента Акира и слезы не проронила: с утра спокойно попрощалась с Чжаном, даже в глаза ему заглянула. Тот, правда, носом поворотил, но всё же. Хорошо хоть, что вообще проводить вышел. И вот тронулись они и поехали. Ехали они ехали, Акира всё думала-думала, и её как будто осенило, что же произошло.
У дочери аристократов есть всего две цели в жизни – основная и побочная. Первая – стать разменной монетой в делах семьи, сыграв хорошую партию, быть счастливой в браке, кем бы ни был муж, да давать продолжение его роду. Вторая же – плести интриги и быть в курсе всех скелетов в шкафах остальных аристократов, что в дальнейшем также должно играть на руку мужа. Вот и всё. Конечно, второе было негласным и необязательным (хотя и желательным), и в итоге оставалась всего одна обязанность. С самого детства Акира знала это и считала, что, в общем-то, в этом и состоит смысл её жизни. А теперь выходило, что она не справилась со своей основной обязанностью. Даже не так – она даже не смогла приступить к ней. И не сможет приступить. Рано или поздно новости дойдут до столицы и разойдутся по устам. Те обвинения, что ей приписали, ставили крест на её репутации, как достойной невесте, и подрывали авторитет и честь семьи. Отчего-то больше всего она волновалась именно из-за последнего. Выросшая в правилах и традициях, Акира знала, что самое главное – это честь, причем не только своя, но и своей семьи.
С того момента девушка плакала почти не переставая. Порой, слёзы кончались, и Акира просто смотрела в одну точку, монотонно покачиваясь взад-вперед, что было не заметно в движущейся повозки. Служанка и сваты были выставлены прочь из дормеза, из-за чего всем пришлось потесниться на лошадях, а путь замедлился. Фудзи отказывалась от еды, чуть ли не оставляя содержимое тарелки на голове того, кто пытался её накормить. А ещё, потеряв счёт времени, она не отходила вовремя ко сну. Порой она отключалась на какое-то время чуть ли не на половине движения. Всё это привело к тому, что сейчас девушка была чрезмерно бледной, с впавшими глазами, в платье, которое не сменялось уже дня четыре, и с немного разлохматившейся прической.
Фудзи не подпускала к себе никого, поэтому бедная служанка который день металась между внутренним голосом, твёрдо требующим привести госпожу в порядок, и обещанием Акиры оставить её привязанной к чему-то посреди степи или же продать в квартал красных фонарей. Сваты же вообще думать о своей подопечной забыли, переживая лишь о том, как бы не низвергнуть на себя гнев первого адмирала. Поэтому Фудзи была полностью предоставлена себе и своим страданиям.
Акира сделала несколько шагов вглубь комнаты, останавливаясь около футона. "Нужно раздеться и лечь" – приказала себе девушка, руководствуясь чуть слышимыми остатками разума, что были у неё в голове. Поборов холодными руками каждую пуговку и каждый узелок, юная госпожа небрежно бросила платье в ногах футона и опустилась на подушку напротив зеркала в одной лишь нижней рубашке, доходившей ей до колен. Расплетать причёску не хотелось, но спать на подушки без специальной подставки, которой здесь, разумеется, не имелось, было не то, что не удобно – опасно. Медленно и неспешно Акира выложила все заколки и шпильки на туалетный столик перед собой. Волосы неровными и немного запутанными прядями лежали на плечах, и стоило бы их расчесать, чтобы завтра не стало хуже, но… Фудзи провела рукой по волосам, по щеке, скользя всё ниже, к шее. Она будто стала тоньше и можно было заметить, как пульсирует артерия. По крайней мере Фудзи её отчетливо нащупала. Из слов своего учителя госпожа помнила, что этот канал шёл прямо к сердцу, и если повредить его, то это будет равносильно ране сердца, почему солдаты и перерезали врагам горло, а не били в сердце. "Так вот где она, смерть?" - промелькнуло в голове девушки и заставило задуматься. Сейчас она было позором для своей семьи, который им придется нести на себе до самой её смерти. Так почему бы не уменьшить их бремя? Фудзи не справилась со своей задачей, обрекла себя и родителей на слухи и презрение. А от её смерти пользы будет куда больше. Поговорят, что единственная дочь Фудзи покончила с собой из-за того, что отдалась кому-то до свадьбы, да и успокоятся. Нет человека – нет проблемы.
Акира подрагивающей рукой взяла самую большую заколку, на которой держалась вся причёска. Тонкий конец был заострённым для удобства использования. Девушка приставила конец в ту точку, где пылко трепетал канал к сердцу. Всего одно движение, и всё будет кончено...

Отредактировано Fudzi Akira (2018-10-03 16:46:05)

+1

3

После получения письма от сватов семьей Фудзи владела одна мысль - этого не может быть. Хмурящийся отец, бледная и спокойная мать, измявшая шнуры, украшающие веер, и совершенно ошарашенный Таен. Младшим не сообщили, слугам - тем более. О том, что верные слуги семьи из свиты молодой госпожи будут молчать, даже вслух не говорили. Разумеется, будут! Оставался вопрос о свите жениха.
- Бэй - покойник!
- Стыдитесь, сын, - кротко, но укоризненно сверкнула глазами госпожа Фудзи. Таен одумался, взял себя в руки и переформулировал:
- Поступок господина Бэя вызывает во мне искреннее негодование, матушка. Это огромное пятно на чести семьи, которое можно смыть лишь кровью. В конце концов, Акиру осматривал врач! Даже подвергнув сестричку такому унижению, он все равно расторг помолвку.
Отец терпеливо ждал, пока молодой капитан уймет праведное возмущение и соизволит начать думать. Например, о том, что ссора с влиятельным кланом семейству Фудзи невыгодна, что есть и другие средства, и вообще, кровь необязательно должна быть несостоявшегося родственника. Последняя мысль пришла Таену в голову не сразу, но... Его сестра - аристократка, она вполне понимает, чем может обернуться разрыв помолвки по такому скандальному поводу, и что она сделает - неизвестно.
- Отец, позвольте мне выехать Акире навстречу. Сестра наверняка глубоко огорчена, и дружеская поддержка сможет смягчить ее горе.
Первый адмирал, так и не проронив ни слова, кивнул, отпуская сына. Он уже думал, что можно сделать, не давая Таену добро на кровную вражду. Пусть лучше сын займется успокоением девочки... Благовоспитанная Акира наверняка невиновна, поэтому вероятность сотворения непоправимой глупости весьма высок.
Получив благословение родителей, Таен вылетел во двор, скептически посмотрел на небо и велел проходящей мимо служанке принести его плащ и найти ординарца. Лошадей капитан мог оседлать и сам, времени не было совершенно. Гонец добрался за трое суток, Фудзи собирался уложиться в два дня, перехватив сестру в Ходжонге. Для этого следовало ну очень поторопиться!

На закате к воротам небольшого постоялого двора, который незаметно окружила стража дочери Первого адмирала, на рысях подъехали два уставших, запыленных путника на заморенных конях. Таен не стал даже отвечать на вопрос, кто прибыл, бросил поводья ординарцу и метнулся наверх. Как оказалось, спешил он не зря.
Он успел остановить руку Акиры едва ли не в последнее мгновение, вырвал заколку, отшвырнул подальше и залепил сестрице отменную пощечину.
- С ума сошла девка! - Благородное воспитание в господине наследнике Фудзи проявлялось исключительно по его желанию, ныне отсутствующему. - Даже не думай скоропостижно скончаться, не дав объяснений отцу! И мне заодно.
Долго сердиться на младшую и горячо любимую единокровную сестричку Таен не мог, сгреб ее в охапку и сел, гладя по спутанным волосам.
- Ну чего ты, глупая... Все обойдется.

Отредактировано Fudzi Taen (2018-10-04 13:10:29)

0


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Вечер на хуторе близ Хонжонга


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC