Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Под крылом


Под крылом

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://i.yapx.ru/CcPMj.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Под крылом
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Rosemary Koch, Mrak Rysek
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
1611 год, Варкава
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
«Проблемы с Инквизицией. Может быть, вы сможете подыскать мне какую-то информацию в алиби? Или обеспечить безопасность до тех пор, пока муж улаживает дела с Церковью?»

+1

2

Полночь, лес, права рука в белом лоскуте, левая в черном, немного меда, немного колодезной воды и про всё три свечи, - вот ваш рецепт ворожбы на любимого. Ни то чтобы Розмари не ведала силу бабьего колдовства, ни то чтобы она сама когда-то не пыталась призвать любовь эдаким простым и девичьим способом, но, пожалуй, обвинять ее в ведьмичестве было равносильно тому, чтобы слепого обвинить в убийстве стрелами. Гадание – это одно. Это практический опыт и знание слова карт, банальное умение правильно читать. Магия – это другое. Магия даруется с рождения, ею нельзя научиться или забыть, ее нельзя постичь без определенного таланта и способностью к обучению.
Розмари знала, что по ту сторону гор Ольдеграс ее не примут с распростертыми объятиями. Здесь царила Церковь и власть ее была особенно крепка, здесь не признавали деревенщин, не радовались малым радостям жизни, искали подвохов в каждом чужеродном жесте. Ей было здесь не по себе, в этом холодном и лицемерном обществе она ощущала себя белой вороной, третьей лишней, но бежать уже было некуда, двери дома давно захлопнулись перед ней раз и навсегда, а монашеский обед засел уже поперек горла. Теперь же приходилось мириться. Мириться даже с тем, что из-за нее страдают другие, совершенно привыкшие к этому обществу и положению дел, люди. Взгляд Инквизиции привлек к себе Эдуард, хоть тот и был у них на хорошем счету до ее прихода в фаворитки.
Ей было немного стыдно, но от сумы, как и от тюрьмы, не отпишешься заранее. Злые языки заговорили о ее ведьмовском даре. Бред сивойй кобылы конечно, но слухи в местных кругах играю порой ключевую роль. Эдуарду это не понравилось. Уже какое-то время он был порядком взвинчен сплетнями и молчаливой реакцией Инквизиции, новоиспеченная баронесса Кох охотно заразилась от него этим беспокойством. Не прошло много времени, как маркиз Трюффо собрался в столицу, переговорить какие-то новости и дела с церковниками, а заодно и настоял на встрече с его «доверенным лицом», которому на момент отлучки он поручил защиту любовницы от неучтивых рук. Правда, любовник ей не советовал задаваться вопросом какой человек в здравом уме бросится против священных воинов. Да она и так бы не стала. В конце концов, у него были дела, в которые было вовсе необязательно посвящать своих женщин. Тем более, посвящать женщин далеких от дворцовых интриг.
Она сидела в кабинете Эдуарда, ожидая прихода наемника. Времени еще было достаточно, но деревенская жизнь приучила ее не опаздывать на встречи, всегда приходить за несколько часов вперед. Да и, честно сказать, в этом поместье было откровенно нечем заняться. Разве что рассматривать бесконечные полотна картин, развешенные по всему дому непонятно из каких целей. Нет, конечно, красота и уют – это дело приятное, но, кажется, в последнее время роскошь аристократии была несколько излишне вычурной, неестественно броской. Это напрягало и давило скромную женскую душу.
- Вы пришли? – Когда она рассматривала книжный стеллаж, дверь кабинета негромко хлопнула, извещая ее о присутствии здесь постороннего. Правда, в руки попалась довольно интересная церковная книга о сотворении Бытия и формы человеческой мысли, поэтому Розмари не постеснялась не поднимать глаз на новоприбывшего. Да и, по правде говоря, она не видела смысла создавать хорошее впечатление на мужчину, с которым, скорее всего, встречается в первый и последний раз в жизни. – Маркиз Трюффо сказал, что вы можете мне помочь с моими проблемами.. с властью, - она говорила не совсем уверенно, будучи немного отвлеченной и незнающей до конца, сколько информации известно наемнику о сути проблемы, - но насколько вы посвящены в дело?

+1

3

С маркизом Трюффо Мрак не то, чтобы был очень уж хорошо знаком, но два назначения, связанных с ним, в прошлом имел. Оба раза — в качестве защитника, и вся его работа была в том, чтобы проследить за безопасностью маркиза. Оба раза всё прошло более, чем гладко, и Мрак просто ошивался несколько дней кряду возле вельможи. Не теряя, впрочем, бдительности.
На этот раз, когда Старший Мрака упомянул знакомое имя, Сыч всё же спросил, почему это назначение получает он. Старший сказал, что маркиз пожелал, чтобы исполнителем был именно Рысек, и предположил, что, по всей видимости, Трюффо осторожничает и предпочитает обращаться к кому-то, с кем уже имел дело, несмотря на то, что любой другой был бы не менее надёжен.
Из предоставленной ему информации Мрак узнал прискорбно мало - что в этот раз суть задачи в ином, но в чём именно — не разглашается, а также получил запечатанную сургучом бумагу.
В бумаге маркиз пространно и немногословно описывал некую баронессу, про которую Мрак мало что понял из письма, кроме того, что за ней едва ли не открыла охоту Церковь, но это, как водится, большая ошибка, и надобно сохранить женщину в безопасности и отыскать подтверждение того, что она пред Церковью чиста, покуда маркиз в отъезде и улаживает иные проблемы.
«Что ж, по одной проблеме за раз», — решил Рысек, не спеша делать выводы и предположения, и отправился в имение Трюффо, надеясь, что, может быть, баронесса прояснит задачу. Что бы там ни было, это должно быть сделано: раз уж Птицы за это взялись, значит, оно несёт в себе перемены во славу Као.
В имении Трюффо Мрак ранее не бывал, но бывал в иных похожих, да и челядь подсобила, подсказав, где найти баронессу. Вероятно, маркиз укрывал её здесь, потому что в её землях её бы быстро нашли и предали суду. Церковь по убеждениям Мрака не особенно стремилась к справедливому суду, и если человека обвинили в колдовстве, то никто не станет особенно выяснять, вправду ли у него есть магический дар или нет. Самому же Рысеку, как он считал, повезло быть призванным Птицами. Это давало хоть и худую, но защиту от Церкви для таких, как он. То-то будет презабавно, если баронесса и впрямь не способна к магии.
Сыч открыл дверь в кабинет, на который ему указали, и, увидев у стеллажа стоящую к нему спиной темноволосую женщину, вошёл и притворил дверь с тихим хлопком, давая узнать о своём присутствии.
Вы пришли? — утвердительно спросила она, явно не нуждаясь в ответе. Мрак прошел дальше и остановился у стола, ожидая, что ещё она скажет, и не зная, следует ли ему представиться, и что маркиз ей рассказывал. Пожалуй, лучше отвечать, когда спросят, решил Мрак, и вопрос не заставил себя ждать.
Что ж, — начал он. — Маркиз оставил мне не особенно подробное письмо, миледи, — Мрак поднял руку, демонстрируя сложенный лист бумаги со сломанным сургучом. — В нём упоминается, что Церковь, вроде бы, имеет подозрения на ваш счёт, и, вроде бы, необоснованные.
Рысек намеренно использовал эти «вроде бы», чтобы женщина не сочла, будто он её в чём-то обвиняет. Да и ему ли обвинять, если уж на то пошло.
Насколько мне известно, мне нужно сохранить вас в целости и безопасности до его возвращения, — хотя это и было утверждением, в нём проскользнула вопросительная нотка на случай, если баронесса посчитает нужным пояснить или прояснить что-то.

+1

4

Закрыв книгу и поглаживая ее, средним и указательным пальцами, по корешку, Розмари на одних каблуках обернулась в сторону вошедшего и быстро оценила его взглядом. В принципе, обычный человек. Такие в ее родной деревне обычно почву возделывали или по кабакам ежедневно шлялись, в общем, ничего удивительного и примечательно. Наверное, именно такие идут в наемники и воры? В конце концов, нет более удачливого человека, нежели тот, которого не замечают. Насколько оценима в их деле неприметность?
- Ну, свои подозрения Церковь имеет уж точно не "вроде бы". Насколько мне известно, она вообще редко в чем-то сомневается, за это ее и уважают и терпят. - Безразлично кивнула, продолжая свой таинственный обряд с поглаживанием книги. Как не странно, но этот жест ее очень успокаивал. Мягкая обложка оказывала то самое неоценимое влияние, которое оказывает на человека все мягкое и теплое. Ассоциации уюта и комфорта, семейного очага. Поэтому, да, она не намеревалась в данный момент ставить книгу обратно на полку, а вот не говорить не приходилось, ибо мысли, мысли, мысли... Мысли имеют странное свойство быть озвученными, иначе для человека они теряют свою первозданную ценность, забываются. Если же мысли высказывать, то рано или поздно о них кто-нибудь да напомнит. Может быть, в тот самый момент, когда вспомнить о них будет жизненно необходимым. - А вот необоснованные или нет - это решать не нам. В конце концов, если я и мой любовник не видим в этом оснований, то это не значит, что кто-то другой не разглядит то, о чем мы ранее не ведали. Да не в этом суть. - Делая смысловую паузу и переведя дух, баронесса Кох задумчиво поднесла краешек книги к губам, а затем плавно опустила его на подбородок, чтобы не мешать звуку распространяться по комнате: - Я не хочу об этом говорить. Как верующему человеку мне неприятно слышать все эти оскорбительные претензии, говорящие что я чуть ли не под страхом смерти вела своего мужчину в постель. Маркиз вам не говорил как вы должны меня защищать?
Она правда интересовалась этим вопросом. Столь сумбурно удаляясь, Эдуард не удосужился предупредить любовницу о том кто к ней придет, а уж тем более не имел привычки досконально объяснять то, что им с этим пришедшим необходимо сделать.  Да, "спасти и сохранить" - это ясно. Яснее некуда, так как другого и быть не могло в нынешней ситуации. Разве что он бы не решился от досады или раздражения придушить неугодную ему женщину во сне. Да вот только, присылать за этим человека тоже было как-то бессмысленно. Ему, наверное, было бы куда проще разобраться с собственным грехом самостоятельно, а не взваливать его на чужие плечи. Такой уж он. Честный, а значит не имеющий возможности не быть благородным и в выполнении своих обязанностей.
- Я всего лишь женщина, меня не посвящают во все дела мужчин. Честно сказать, если вам еще дали какую-то записку, - указывая взглядом на листок бумаги в руках мужчины, оповестила его Мари, - то мне была адресована лишь пара слов о том, что сегодня ко мне кто-то придет и поможет мне в этом неприятнейшем деле с Церковью. Однако, если руководиться здравым смыслом, то ко мне бы не прислали отдельного человека, если бы здешняя охрана не была бы совершенно бесполезна. А значит, она бесполезна. Может быть, даже играет против меня. Так что же вы предложите мне делать?

0

5

Женщина была не из числа тех, что падают в обморок при любой возможности. Напротив, она создавала впечатление стойкой особы, которую на самом деле мало волнует, кто и что о ней думает или говорит, покуда это, как в случае Церкви, не угрожает ей напрямую.
Из сказанного ею Мраку не стало яснее, дарован ли ей магический талант, но, впрочем, это было и не важно, поскольку не меняло ничего в его назначении.
Полагаю, миледи, маркиз здраво рассудил, что не сможет предвидеть любую возможную ситуацию и дать мне подробные инструкции на все случаи, и предоставил мне самостоятельно избирать наилучший образ действий, — Мрак отвечал вежливо, хотя вопрос несколько удивил его. Разве кузнецу говорят, как ему обрабатывать железо? Разве скорняку говорят, как выделывать шкуры? С чего бы маркиз стал говорить Птице, как ему выполнять свою работу? Мрак в любом случае был намерен приложить все свои силы и опыт для достижения наилучшего результата — как и любая Птица.
По всей видимости, Трюффо не счёл необходимым посвящать баронессу в подробности своих замыслов, как и наёмника, однако первая была достаточно проницательна, чтобы сделать все нужные умозаключения самостоятельно, а второй не первый день делал своё дело, чтобы знать по крайней мере следующий шаг.
Он позволил себе едва улыбнуться, слушая рассуждения баронессы, а когда она закончила, сказал:
В первую очередь я предлагаю вам немедленно подготовиться к путешествию верхом налегке, — под этим он подразумевал «переоденьтесь в одежду, подходящую к верховой езде на мужской манер, и выезжаем», хотя решил не озвучивать это явно, чтобы не оскорбить даму ненароком. — Вы верно подметили насчёт стражи. За вами идёт Церковь, и с кем поехал решать дела маркиз? С Церковью, — он пожал плечами как бы с иронией. — Весьма удобно, не находите? Полагаю, его нарочно вынудили оставить вас.
Мрак подошёл к окну и выглянул наружу, но ничего приметного пока не увидел.
Уверен, за вами уже едут, и нам следует поторопиться, — в голосе его звучала напряжённость. — Думаю, я опередил их не так уж сильно, и только потому лишь, что взял быстроногого коня и ехал как есть, без лишнего груза, — он отвернулся от окна, возвращая внимание женщине. — Собирайтесь сейчас, нам нужно выехать как можно скорее. С собою ничего не берите, кроме самого ценного, любые лишние вещи нам будут лишь помехой.
Может быть, Мрак ошибался в своём суждении, и напрасно хочет заставить баронессу покинуть комфортное имение со всеми удобствами и прислугой, однако если он прав, то каждая минута промедления может стоить баронессе по меньшей мере свободы и покоя, а ему… ему, в общем, тоже. Не исполнит назначение — лишится покровительства Птиц, защиты от преследований Церкви. Что ещё хуже — Као будет разочарован. Этого Рысек допускать никак не собирался.

0


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Под крылом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC