Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » дикая вода


дикая вода

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sh.uploads.ru/rhVwc.gif http://sh.uploads.ru/GWu10.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
дикая вода
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Aziza, Hatshepsut
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
20 число третьего летнего месяца
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
настало время супругам Рашида познакомиться

Отредактировано Hatshepsut (2018-10-16 23:05:57)

0

2

Как быстро бежит время! Как неуловимо оно! Казалось только-только Азиза сидя в своих покоях, в отцовском доме, мечтала о том, как она выйдет замуж, как станет знатной и уважаемой госпожой, а после и счастливой матерью. У нее будет множество сыновей, одни только мальчики, и в благодарность за это, будущий супруг ее покроет золотом с ног, до головы!

Увы, страшные события предшествовали ее столь долгожданному замужеству. Нет, до прошлого султана ей не было никакого дела. Более того, Азиза искренне считала, что ежели Баязет сгорела, значит на все воля Пророка! Не был он достойным правителем, с огненной кровью.  

То ли дело ее супруг! Какая стать, какой повелительный взгляд, какой властный голос. Надобно сказать, что в его присутствии юная султанша очень робела, терялась, даже глаза поднять не решалась, дабы вдоволь налюбоваться ликом своего господина.

И, да, она была безмерно счастлива! Безмерно! На все воля Пророка, раз Он посчитал, что Баязету не быть султаном, то и Фидан должна была отправиться за своим супругом. К престолу Пророка. Сестру ох как жаль, но такова ее судьба.

Одно только смущало юную султаншу. До сих пор она не была знакома с двумя другими женами Повелителя, а ведь это дурно. Пророк говорит, что женам одного мужа следует вести себя как родным сестрам.

Попыталась Азиза было поговорить об этом с Рашидом, но тот только скривился, и заявил, что божественная супруга его, Наргизшах, тяжко болеет, и посему большую часть времени проводит у себя в покоях. Туда Азизе нельзя. А другая жена, Хатшепсут, гневаться изволит. И никого видеть не хочет. Вот и весь ответ.

Слабо понимала младшая дочь Кадыра такой вот ответ. Как же это? Разве смеет жена гневаться на своего господина? На того, кто повелевает твоей жизнью, каждым твоим вздохом? Как только воспитывала мать эту странную женщину, чему учила? Как Рашид терпит такие дерзости?

Потом правда ситуация немного прояснилась. Отец при очередном визите поведал ей, что первой супругой Повелителя является некто Милена Рочестер, госпожа, приехавшая из далеких и диких земель. Султанша, которой уже более двадцати лет, и до сих пор не подарившая повелителю ребенка! Да еще и смеющая дерзить самому султану. Что тут скажешь? Дикарка, одним словом. Ничего кроме изумления эта самая Хатшепсут у Азизы теперь не вызывала.

Но отец строго-настрого велел не вступать в конфликты с женами и фаворитками Повелителя. Сказал быть умнее, хитрее. Пусть все видят, что Азиза примерная супруга и, как того требуют обычаи, сама хочет быть дружною с другими женами Рашида.

Ослушаться отца юная султанша не смела. И посему, на следующий же день после этого разговора, велела послать в покои султанши Наргизшах отрез дражайшего алого шелка, который ей подарил один из братьев в честь свадьбы. Естественно с пожеланиями скорейшего выздоровления и надеждами на дальнейшую дружбу.

А вот в покои к Хатшепсут Азиза решила наведаться лично. Ведь Рашид этого не запрещал. Да и что тут сказать, интересно было молодой жене, что это за дерзкая султанша такая, которая смеет гневаться на самого Повелителя мира.

Правда тут с подарком Азиза не стала беспокоиться. Это будет лишнее. Ведь султанша не больна.

Дойдя до покоев Хатшепсут, дочь Кадыра прикрыла глаза, мысленно пытаясь представить, как именно пройдет эта встреча. Что же ей скажет женщина, отказавшаяся присутствовать на их с Повелителем свадьбе.

- Извольте доложить вашей госпоже, что ее желает видеть султанша Азиза, - степенно проговорила юная жена, про себя радуясь тому как же красиво звучит это «султанша Азиза»! О, Пророк, как же красиво!

+2

3

Прекрасный философский труд, - подумала султанша, захлопнув книгу, что была две недели назад доставлена из Варкавского царства, в качестве подарка от ненаглядной бабушки. Она часто дарила внучке книги, которые та любила читать в определенные часы, к тому же это не позволяло забывать родной язык. Да, у Хатшепсут все было по плану. День был расписан чуть ли не по-минутам. Утром она пила бодрящий кофе, который не так давно был изобретен. Во время умывание и выбора наряда, ей напоминали распорядок сегодняшнего дня, назначенные встречи и так далее. После она принимала несколько гостей, а затем садилась за чтение книг, на что выделяла целый час времени утром и час вечером. Хатшепсут изучала философию, медицину и пыталась вникнуть в культуры Имира, что стал ей родным домом, не смотря на ее протесты ехать сюда.
Как это обычно бывало после чтения, султанша садилась за письменный столик, дабы прочесть новую почту и ответить на старую. Хатшепсут передала книгу служанке, что должна была добавить ее в библиотеку варкавки, а сама принялась отвечать на письмо бабушки, собираясь описать ей свои впечатления от подаренной книги, которую посчастливилось закончить несколькими минутами ранее. В этим моменты никто не смел ее трогать, так как она сосредотачивалась над этим занятием. Вообще-то многие считали странным и неприемлемым для жены самого султана общаться со своей прошлой семьей, а иногда, даже принимать послов, а от этого даже Рашид бесился, но Хатшепсут всегда удавалось выкрутиться, словно змейке. У нее было слишком много свободы и это считалось диким, но варкавка невероятно ценила то, что ей было позволено больше чем другим - это позволяло завести необходимые связи и обретать силу.
Служанка осторожно подошла к Хатшепсут и замялась на месте, боясь отвлечь свою госпожу от важного занятия. Периферийным зрением девушка заметила неуверенную в себе девицу, смущенно стоящую рядом. Положив перо, повернула голову в ее сторону.
- Что? - несколько недовольным тоном произнесла султанша, поглядывая на перепуганную служанку.
- Госпожа, султанша Азиза пожаловала к вам.
На лице у Хатшепсут не читались эмоции, но она злилась. Девчонка желает видеть ее? Для чего? Разве ей не сообщили о скверном характере первой жены султана? Не поведали о ее дерзости и что подобный юных девиц она съедает на завтрак?
- Разве ей не известно, что посетителей я принимаю после завтрака? Исключения становят лишь султан и валиде. Прогоните, девчонку, - спокойным тоном произнесла султанша, склонившись после над письмом, стараясь вернуть мысль, что закончилась на средине предложения. Тяжело вздохнув, поняла, что придется переписывать - поэтому она и не любила, когда ее отвлекали.
- Стой. Ладно уж, пусть войдет, - остановила словами служанку, которая почти что покидала покои. Хатшепсут подожгла клочок бумаги и опустила в сосуд, где она продолжала догорать, сама же остановилась посредине своих покоев, дабы с достоинством встретить новоиспеченную малолетнюю султаншу. Любопытно, как выглядит это дитя? Достойна ли она быть рядом с Рашидом? Стоит ли видеть в ней конкурентку?
Азиза вошла в покои и Хатшепсут несколько умилилась. Внешне она немного напоминала сестру - молода и свежа, еще не расцветший цветок среди поля. Но конкурентку стоит видеть в каждой. С виду она казалась милой, но кто знает, что за амбиции у этой девицы?
Милена тоже по приезду была милой и доброй, но уже начала показывать свои коготки, карабкаясь с их помощью на вершину власти.
- Султанша, - поприветствовала Хатшепсут девушку, склонившись в ответ. - Прошу, - плавным движением руки, указала на диваны. Султанша направилась туда и присела, нежно посматривая на это молодое создание. - Соизволите ли чего?

Отредактировано Hatshepsut (2018-10-17 22:31:31)

+2

4

Без всякого стеснения Азиза рассматривала стоящую перед ней госпожу, так, как на рынках пялятся, на различные диковинки, привезенные из далеких земель, пристально, с любопытством и непонятным опасением.
- Благодарю, султанша, но мне ничего не надобно, - наконец кивнула юная жена, и чинно сев напротив, тщательно расправила складки своего дивного шелкового наряда. Шелк был подарен султаном, само собой. Естественно алого цвета, расшитого золотом, как и подобает знатной госпоже, которая хочет показать всем, как она счастлива.
Всем известно, что слухи по гарему распространяются быстрее лесного пожара. И, безусловно, Азиза уже была осведомлена, что Хатшепсут Султан одиозный скандал Повелителю за то, что он взял еще двух жен. Шептались, что даже пощечину отвесила! Тут правда Азиза велела рабыням замолчать, ибо сплетничать это великий грех, который Пророк не прощает. Хотя, любопытство снедало ее, страшно было, что Рашид узнает о том, что они обсуждают, и ее накажет за сплетни, не будет звать в свои покои на ночь. А сейчас гневить своего супруга ей никак нельзя было. Напротив, сейчас, нужно выказать себя покорной и понимающей, во всем поддерживающей. И как можно скорее родить сына. Ведь настоящего наследника у Повелителя еще нет, та болезненная девочка, родившаяся от рабыни не в счет.
Глядя на Хатшепсут, одного не  понимала юная султанша. Как же это так? Как же эта женщина смеет творить такое?
Азиза то ожидала увидать перед собою дивной красоты женщину, которой можно было простить любые безумства, один взгляд которой очаровывает и заколдовывает. Но, увы-увы. Самая обычная внешность, право слово, и взглядом то зацепиться не за что. Мила, возможно даже симпатична… Но она так и не родила Повелителю сына! Да, что там сына. Даже девочки на свет не произвела. И еще этот возраст!
Хотя, тут стоит оговориться и пояснить, что пятнадцатилетней Азиза любая женщина старше ее на год, казалась уже древней старухой.
«Бедный мой Повелитель, бедный мой супруг! Она, верно околдовала Повелителя, не зря мне говорили, что всем этим, приезжающим из-за далеких морей верить нельзя! Ну, ведь не один имирец в здравом уме не станет терпеть такое с собой обращение! Да что-бы женщина осмелилась ударить мужчину! О, Пророк, о таком даже думать страшно! Грех, величайший грех, который только смертью можно искупить!».
И тут Азиза для себя твердо решила, что раз уж так много настрадался с этой варкавской дикаркой бедный ее супруг, то она-то и послана ему для отдыха измученной души. Значит именно подле нее Рашид должен чувствовать радость и покой, которого ему так не достает.
И, ежели она будет радовать, ублажать его, родит сыновей, то без сомнений станет самой любимой женой. А чего еще может желать женщина?
- Пришла я, только ради того, что бы познакомиться, - подала голос дочь визиря, после затянувшегося молчания. – Ведь на нашей свадьбы Вас, султанша, отчего-то не было. Хотя, как мне сказали, болезни Вам не ведомы, по милости Пророка!
Нельзя сказать, что из-за этого отсутствия так уж сильно переживала сама невеста. Не было, да и Шайтан с нею! Главное, что ее муж так молод, красив собою, силен! Он одарил ее золотом и шелками! Ведь более всего на свете Азиза боялась, что отец найдет ей старого и страшного жениха.
- По религии Имирских земель, ежели Вы не знаете, жены одного мужа должны жить в мире и покое, словно бы родные сестры, - решила-таки пояснить этой варкавке Азиза. Кто ж знает, может она так ничего и не знает о традициях и обычаях той земли, где теперь живет. – Прошло уже порядком времени, с того самого благословенного дня, как я стала супругой нашего Повелителя, вот я и решила, что пора бы нам с Вами, султанша, получше узнать друг друга.

+2

5

Наблюдала за каждым ее движением: за тем, как аккуратно расправляла складки на дорогом шелке, естественно подаренным Рашидом, но у Хатшепсут ткани и подарки были куда дороже. Азиза же явно гордилась тем, что стала супругой самого султана да что тот дарил ей такие подарки. Разумеется, кто кроме отца - главного визиря - ей еще что-либо  никто не преподносил. Не привыкла же, таяла, показывала это. Хатшепсут, со своей стороны, привыкла к подобным ухаживаниям еще с Варкавы, поэтому они не были для нее чем-то дивным и желанным, но принимать умела.
Азиза все же не выглядела как конкурентка - покорная, добрая, наивная. Нет, это девочка не умеет играть, хоть я рождена среди переворотов, интриг. Хатшепсут видела, что с возрастом она захочет власти, поэтому подобные желания, лучше оборвать сейчас, чем бороться позже. Гарем закаляет характер, к тому же султанский, поэтому не долго ей предстоит ходить вот таким вот ребенком, быстро жить научится, как и каждая привезенная рабыня - несколько недель, месяцев и метятся в постель к султану, не смотря на то, что Хатшепсут устраивает жесткий отбор. Если рабыня, действительно хороша и амбициозна, то неожиданно заболевает, ломает что-то или еще чего. А вот простые и покорные, с легкостью допускаются в покои, но надолго там не задерживаются, так как не смотря на все этому, Рашид обожал бунтующую супругу. По одной причине - потому что он мужчина и у него есть желание приструнить мятежную девицу, но когда-то это может надоесть, поэтому во всем нужно держать баланс.
- Велите приготовить обед на две персоны,- обратилась к служанке. - Может быть, султанша, ничего не соизволит сейчас, но пока нам принесут, то, быть может, проголодается.
Хатшепсут мягко улыбнулась девушке, но волновалась больше о себе, так как почувствовала легкое чувство голода, а через пол часа захочет сильно есть, к тому времени обед должны бы были уже доставить.
Султанша поджала губы, чтобы не рассмеяться. Пришла, чтобы познакомиться? На кой, уж простите, ей это необходимо? Увидеть врага в лицо? Похвально. Или простое любопытство? Что же это за жена такая, от которой без ума сам султан, не смотря на дерзкие выходки, которые, к слову, время от времени вылазят боком для варкавки, но она стойко их переживает. Азиза заговорила о свадьбе. Что, переживает, ведь султанши, действительно, там не было? Если нет, то зачем говорит об этом? Пытается уколоть? Чем, если в руках даже иглы не держит? Хатшепсут нисколько не задела данная  реплика, поэтому она просто промолчала, понимая, что Азиза ждала каких-то оправданий. Оправдываться было не за что, а девице должно было бы быть понятно, что первая жена не уважает ее и не принимает, как еще одну супруга Рашида. По видимому она глупа и, действительно, не опытна в подобных вопросах. Да уж, брак был чересчур политическим, впрочем, как и Милены с Рашидом, но между ними вспыхнула страсть и даже любовь, а тут кроме отцовских/материнских чувств не возникает ничего. Вряд ли султан был в полнейшем восторге от новой жены, но старался радовать ее из-за высокого статуса отца да необходимой его верности, а не потому что пришлась Азиза по душе.
- Милая Азиза, а что говорит история? Жены одного мужа таки жили в покое и мире, как вы утверждаете, словно сестры?
Все знали о том, что никогда такого не было и не будет. Кто в Варкаве и Имире идеально соблюдает заповеди/правила/законы прописанные священной религией? Найдите хотя бы одного безгрешного - не отыщите.
- Получше узнать друг друга? Что же, расскажите о себе для начала. По поводу меня, интересует ли вас что-то конкретное?

+2

6

Ах, что и сказать? Если коротко, то Азиза была разочарована. Ведь рабыни ей рассказывали, что Хатшепсут Султан красива собою, красоты такой более не сыскать, что она обладает тонким вкусом, и прямо околдовала Рашида. Ну, а как иначе пояснить, что он терпеливо сносит, все безумства да оскорбления, которые творит эта сумасшедшая?!
А на деле, ничего особенного юная дочь Кадыра и не увидала, женщина как женщина, да одета богато, но как-то аляповато, как на вкус самой Азизы.
И, может быть, в этой дикой Варкаве она считалась красавицей, но по меркам Имира красота ее была очень спорна. Д и потом, не так уж и юна… А это еще грустнее, ведь нет ничего печальнее чем увядающая женщина. Окружать Повелителя могут только молодые да прекрасные бутоны роз! Но самое ужасное, по мнению Азизы, было естественно отсутствие детей.
Еще раз оглядевшись вокруг юная султанша заметила письменный стол, да еще и письменными принадлежностями. Вот уж глупость какая! Зачем женщине марать руки, возиться с чернилами?
«Бедный муж мой, точно колдунья! Иначе понять я не могу, почему терпит он ее подле себя!».
Однако, что это за распоряжение? Обед на две персоны? О, вот уж дудки, не такой глупой была Азиза. Отец не раз и не два повторял ей, что тут в этом дворце верить нельзя никому, даже стены имеют уши. И, безусловно, обед, приготовленный верными слугами следует проверять на наличие яда. Кто его знает, на что способны завистливые женщины султанского гарема? Один Пророк знает, что взбредет в голову этой скандальной вракавской женщине.
Тем более, что если ей после последней ночи с Повелителем понести удалось? Нет, надобно быть очень аккуратною. Беречь себя, будто она хрустальный сосуд с живительной влагой!
- Нет, сие напрасный труд, султанша. Есть я не буду, с самого утра меня немного подташнивает, и любые мысли о еде вызывают у меня отвращение, - сказала она это нарочно, хотя никаких недомоганий не испытывала. Если только сладкую истому во всем теле, ибо ласки Рашида были такими жаркими. – Поем уже после захода светила, когда город окутает прохлада. 
О, ну вот! Ну, вот сразу видно чужестранку, ведь ни одна имирка не станет задавать вопросов о том, что гласит история. Правильно говорила старая ее нянюшка, что никогда чужестранец не станет настоящим имирцем, как бы ни старался. Ведь у последнего в жилах течет настоящий огонь.
- Всегда и везде говорилось о том, что жены одного супруга жили в мире и согласии, ибо наши женщины все берут пример с благословенных Амриты, Дивьи, Фаизы да Латифы. Да снизойдет на нас Их благословение!  Живя в наших огненных землях уже год, Вам, султанша пора бы знать это. Или даже более года Вы тут?
Конечно, женщины всегда соперничали межу собою за внимание супруга, но все это скрывалось и утаивалось. А вот так дерзко идти против традиций и не явиться на священный обряд, когда Пророк и Огонь принимали их клятвы, было уж слишком. Рассказывать о себе Азизе не хотелось, да и нечего было. Поведать о своих заветных мечтах этой незнакомке, которая щурится недобро? Рассказать о том, как надеется она подарить Повелителю много-много сыновей? Нет, ни за что.
- Рассказать о себе? Да нечего тут и говорить. Думается Вам лучше спросить сие у нашего Повелителя, ведь я лишь его супруга, молчаливая тень, которая будет всюду следовать за ним. Стало быть, только он знает меня, как никто другой. А Вы говорят приехали из далеких и холодных земель, где частенько вода льется с небес?
Последнее, признаться, вызывало прямо-таки суеверный ужас у дочери Кадыра, ибо дожди в Имире крайне редки. Да и все знают, что вода это нечто ужасное, уничтожающее  и холодное, противовес священному огню.

Отредактировано Aziza (2018-10-28 19:54:12)

+2

7

Подташнивает? П о д т а ш н и в а е т ? !
Что?
Неужели девица беременна? А может быть просто играет? Что если Хатшепсут недооценила ум да интриганство юной Азизы? Если уж девчонка решила поиграть, то с любимой женой Рашида подобные шутки плохи. Гарем либо убедиться в беременности Азизы или же подвергнет ее позорному осмотру лекарей.
- Туркай, - обратилась к уже почти покинувшей покои служанке. - Сообщи нашей Валиде о скверном самочувствии султанши, пусть ее осмотрит лекарь, - после этих слов Туркай поспешно покинула покои, усмехнувшись, поняв чего добивается госпожа. У Хатшепсут еще те служанки были, но она тоже их опасалась, потому что могли занять ее место с легкостью, но как ни странно девушки были ей верны, к тому же варкавка щедро благодарила их.
Затем обернулась к несколько ошарашенной Азизе, которой не понравилось, что ее будет осматривать лекарь. Не чего в игры играть со старшими, опытными и любимыми женами султана. Хатшепсут несколько наклонилась к супруге Рашида и произнесла:
- Нужно же убедиться не носите ли вы под сердцем будущее династии, - в глазах заблестели злобные искорки, взгляд испепелял. Даже сам Рашид порой его не выдерживал и отводил глаза, что уж говорить о маленькой юной Азизе. Словами любимая жена не колола, но всем своим видом и взглядом показывала шипы алой розы, как принято величать ее в гареме.
- Видите, вы больше знаете обо мне, нежели я сама. Даже считаете дни, года проведенные тут. Но все же поведение в гареме и история, гласит, что мало кто соблюдает данную традицию, милая Азиза, - прозвучала речь из уст Хатшепсут, которая признавала реальность, а не жила в мечтах да религиях трех континентов мира сего. Прекрасной Азизе пора бы повзрослеть и понять как устроен этот мир, но она продолжает верить в чудо и его красоту. Придется ей когда-то разочароваться и понять всю несправедливость, ведь малышке уготована участь быть не любимой женой, к тому же ей попался в мужья сам султан, у которого возлюбленная змея варкавская, что просто так не отдаст своего Повелителя и даже если он откажется от нее, остальные ему быстро наскучат, ведь в них нет той мятежности и огня, который ему так по душе. Он хочет накала страстей и разгрома молний, а не тихую гавань. Таких у него множество и все меняются, а непокорная одна, которую так и тянет приручить.
Спросить Рашида о ней? Не сдержавшись, Хатшепсут рассмеялась, так ее по детски умиляла эта девчонка. В смехе ее слышались демонические нотки, можно было подумать, что и вправду колдунья. Представила себе ситуацию, что она сидит вместе с Рашидом с покоях да расспрашивает о Азизе, смеху бы было.
- О! Да,- заактивничала Хатшепсут, перестав смеяться, услышав последний вопрос. - Древнее страшное событие, - несколько наклонилась к девушке и перешла на шепот, рассказывая ей якобы страшную тайну/историю. Хатшепсут продолжала насмехаться над юной девицей, но вид ее не показывал сего. Она была в легком ужасе, рассказывая следующее: - Но куда хуже, когда небо плачет и сверкает огромными белыми кривыми линиями, что убивают жителей и скот. А порой даже лед сыпется, представляете? В Варкаве говорят, что вода очищает, поэтому незнатные семьи бегают по улицам в такие дни голышом. А провинившихся помещают в глубокую яму с железными решетками и ждут, когда ее затопит вода, пока виновный не утонет. Во время грозы в лесах водятся страшные чудовища, их вой слышен даже в столице. Поверьте, сама лично была свидетелем, как одного такого схватили и привели в замок, на потеху всем. Помниться, мы бросались в него камнями и льдинками с неба. Это было так забавно.
Страшных чудищ она, конечно же, выдумала, но град и молния были правдой. В Имире никогда не падал град, лишь легкий дождь, гром да молнии также были редкостью, но никогда не пугали жителей. В Варкаве они же были дожди были часты, громки и суровы, оставляя за собой разруху и болото. Но также про беготню голышом выдумала, но взгляд юной девицы стоит этих баек, теперь она уж точно будет полагать, что Хатшепсут истинная дикарка. Пока Азиза приходила в себя, принесли обед.
- О, как чудно! Туркай, ты сообщила Валиде о возможном положении нашей султанши? - улыбнувшись, спросила Хатшепсут у служанки, что ставила на стол обед на две персоны.
- Да, госпожа.

0


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » дикая вода


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC