Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Скандальная госпожа сердца султана


Скандальная госпожа сердца султана

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s8.uploads.ru/dANqJ.gif http://s9.uploads.ru/r9oS4.gif
http://sh.uploads.ru/0pf4N.gif http://s5.uploads.ru/108bM.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Скандальная госпожа сердца султана
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Рашид & Хатшепсут
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Имир, главный дворец, на третий день после испытания,
третий летний месяц 1618 года
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Сага о сложностях многоженства. 

+1

2

Наконец-то.
Спустя год покои супруги султана принадлежали ей. Надеялась, что через еще некоторое время займет покои самой Валиде, но пока что они принадлежали Михрие, а портить свои хорошие отношения со свекровью вовсе не хотелось.
К сожалению, к приходу ко власти нового султана - Рашида Халифа, многие вещи начали меняться, чуть ли не с первого дня. Испытание Баязеда показало, что никакой он не огненной крови, поэтому благодаря козням Хатшепсут, Михрии и самого Рашида, трон занял супруг в прошлом варкавки. Все были этому рады, даже народ и янычары, но дабы утвердить свою власть на престоле Имира, надумали сделать второй женой Рашида Наргизшах, видите ли, она поистине огненная госпожа династии. Уже во всю продолжались приготовления к свадьбе, а супруг не соизволил даже сообщить своей жене о своих планах, словно ни во что ее не ставил. Быть может в Имире это в порядке вещей, но Хатшепсут была не обычной султаншей, что вводила несколько новые порядки, в добавок, ей многое сходило с рук, но повезет ли на этот раз?
Султанша поспешно одела бежевое платье и даже не уложила волосы, оставив их распущенными, так спешила появиться в покоях своего мужа, без приглашения, чтобы выяснить с ним последние события, что не были ей должным образом рассказаны. Сама лично открыла дверь своих покоев и вырвалась в раскошенные коридоры дворца, ступая по ним в ненадлежащим виде, словно сама является их повелительницей, а не султан. Девушки в гареме склонялись перед нею и вопросительно поглядывали друг на друга, перешептываясь, обсуждая внешний вид госпожи, что спешила покинуть дамскую часть дворца и направиться в покои самого повелителя мира, как его величали. Хатшепсут же знала, что он простой человек из плоти и крови, по какой-то неведомой причине простой люд возносит правителей к богам своей религии, якобы они ближе к ним ибо избраны ними для правления. Да неужели сам Пророк не уберег Баязеда от огня? Зачем тогда было вообще сажать его на престол? Ах да, на все же его воля.
Дурацкие правила и религия!
Хатшепсут приблизилась к покоям своего супруга и на секунду остановилась, но дверь ей так и не открыли. Слуги медлили, тем самым разжигая и без того яркое пламя пылающее где-то в глубине души султанши. Да что уж, там уже целый пожар разгорелся! Разозлившись, прикрикнула:
- Откройте дверь! Перед вами жена султана!
Слуги поспешно открыли дверь, один из них намеревался сообщить о прибытии госпожи да разузнать согласен ли султан ее принять, но Хатшепсут обогнала его и первая явилась в покои, а он уж виновато следом.
- Хатшепсут, жена ваша, если память не изменяет, - злобно поглядывая на Рашида, явилась в покои султанша, словно они были ее собственными, распахнув руки, показывая что вот она, якобы оповещая о своем прибытии. - Оставьте нас, - сухо намекнула слуге покинуть их да закрыть дверь, откинув взлохмаченные волосы за плечи.
- Что? С моей помощью заделался султаном и я больше не нужна?! - принялась возмущаться султанша, не поклонившись даже, столь сильно была ее злость или же даже агрессия. В ней словно пробудилось дикое варкавское животное.
Под руку попалась ваза, которую она метнула прямо в Рашида.
- Получил трон и вздумал жениться! А я теперь кто такая? Да еще и на ком! На Наргизшах. Может есть еще кто о ком я не знаю? - следующий предмет, тоже полетел в голову супругу, но тот был уж слишком изворотлив, что ни один не достигал цели, что еще больше злило султаншу. Ее щеки стали багрового света, грудь вздымалась от вздохов, а сердце сумасшедшие колотилось в груди. Глаза пылали яростью. Казалось, что это была не женщина, а поистине дикий зверь.

+1

3

Покои султана Рашиду не пришлись. Не лежали к душе.
Баязетом пахли, этим выродком грязной крови. Тона, роспись не устраивала. Балдахин надкроватный ни к месту. Хенесайские вазы, портреты из Варкавы каких-то румяных девиц. Такое чувство, что в эти покои тащили весь хлам со всего мира. Вот, что значит, сынишка чужеземки, традиции не уважал и на народ свой как с колокольни плевавший. После того, как Баязет сгорел в муках (нет), истинный член династии Рашид спешил уладить все формальности. До покоев добрался на третий день, изъявив желание все перестроить и сменить интерьер. Как только ему отчитались, что подготовка к браку с Наргизшах проходит успешно, Рашид велел вызвать к себе главного евнуха.
Сам уселся за стол, который ему тоже не доставлял удовольствие. Цвет дерева красный, а ему хотелось черный. Взяв перо и макнув в чернильницу, султан принялся писать поручение. Одно из его первых. Ему двадцать два и он теперь повелитель мира, блаженство это осознавать, понятное дело, что губы сами расплывались в довольной, злорадной улыбке. Он выиграл и теперь приговаривает к смерти своих врагов. Рашид ожидал увидеть главного евнуха, но за дверьми послышался шум. Знакомый женский голос, очень разъяренный и гневный. Халиф отвлекся от своего письма, отложив перо и подняв взгляд в сторону двери. Супругу не пускали. Это был его приказ, но по всей видимости, плохие оказались слуги, приказа ослушались. Хатшепсут будто варкавский, зимний ветер ворвалась в покои мужа, оставляя двери на распашку. Слуга барашком семенил за женщиной, уставившись глазами в пол. Что она себе позволяет? Совсем очумела от вольности и безнаказанности?
Рашид скривил губы. Придется разговор по смене интерьера перенести на более позднее время. Он вопросительно уставился на жену, когда она театрально представилась и велела слуге убираться. Султан кивнул, чтобы тот шел и закрыл покрепче двери, намечалась не простая беседа. Не успел мужчина рта раскрыть, как в него полетела хенесайская ваза стоявшая на узорчатом столике рядом с софой варкавских мастеров. Реакция его была молниеносной, он уклонился и фарфор в дребезги разлетелся об стену за его спиной. Чудом осколки не попали в него, но этим дело не закончилось, Хатшепсут разошлась не на шутку. Удивительно, что глаза ее еще не выпускали молнии. Жена схватилась за увесистый томик рыцарского эпоса и запульнула в султана, но на этот раз он его словил, положив на стол. Поднялся, молчаливо смотря на растрепанную, разгневанную женщину. По мере приближения к ней, его гнев нарастал. Она вела себя неподобающе супруге султана, раньше она была супругой члена династии, но сейчас у нее другой уровень. Все изменилось и ей стоило поумерить пыл. Рашид захватил кувшин с вином, вывернув содержимое на голову варкавки. Бежевое платье Хатшепсут побагровело как и ее щеки от гнева.
- Тебе следует остыть, дорогая женушка, - сквозь зубы прорычал султан ей на ухо, практически касаясь мочки горячими губами. Он обошел круг вокруг жены, встретившись с ней взглядом, - посмотри на себя! От тебя воняет дурными манерами, приди в себя, не заставляй меня жалеть, что давал тебе поблажки. Кто ты такая, чтобы к султану врываться подобным образом и учить его на ком жениться? Наргизшах огненной крови, поэтому брак с ней не оспаривается. Кроме того, я возьму в жены дочь главного визиря.
Мужчина завел руки за спину, продолжая сверлить супругу взглядом. В его глазах сверкал гнев и недовольство поведением Хатшепсут. Она заставляла его огорчаться. Неужели он слишком многое ей позволял, что она посчитала себя выше всех? Пора спускаться на землю. Она всего лишь жена, а не единоличная владычица его разума. Сердце его забрала, но все прочее осталось при нем. Рашид не позволит собой манипулировать и крутить, как ей вздумается. Продолжит в таком духе, ему придется вырывать жену из своего сердца, но не мериться с подобным кошмарным поведением.

Отредактировано Rashid Caliph (2018-10-19 00:19:48)

+1

4

Ох уж, госпожа была не довольна поведением супруга. Вернее, не привычны ей были порядки имирские, ведь сама по себе была ужасной собственницей, не хотела делить мужа с кем либо еще, ведь в Варкаве не позволено иметь несколько жен, но любовниц никто не отменял. Но мужья не заводят любовные игры на стороне, если их устраивает супруга. Не полагала Хатшепсут, что спустя всего три дня со смерти предшественника, Рашид надумает жениться. К слову, почему Валиде и словом не обмолвилась о предстоящей свадьбе, а султанша узнает это лишь из сплетен?
В тот же момент, чувствовала боль. После восхождения Рашида на престол почувствовала себя брошенной и ненужной. Попользовались, изнасиловали морально и физически, а потом выбросили, как какую-то рабыню. Рабыни были в гареме, а она оставалась свободной по приезду сюда. Всю ночь проплакала Хатшепсут не сомкнув глаз, но старалась не всхлипывать, чтобы никто не узнал о ее слабостях. Поэтому и выглядела уставшей, бледной, похожей на призрак. Но она побагровела, явившись в покои супруга, ведь ею овладела злость, но еще больше красок придало вылитое на нее вино.
Девушка от удивления разинула рот и с несколько секунд стояла так - с открытыми устами, закрытыми глазами, позволяя каплям слететь с ресниц. Ах, Рашид, кто же добавляет алкоголь в огонь, от него он пытает еще ярче?
Облизала винные уста. Противный вкус, ее начало мутить, отчего скривилась. Но быстро пришла в себя, почувствовав губы супруга на мочке. Отдернула голову, не позволяя к себе прикасаться, мысленно благодаря себя, что успела построить планы своего внезапного возвращения на родину в случае чего. С самого первого дня у нее было практически все подстроено, стоит лишь отдать приказ и если Рашид думает, что сможет приструнить когда-то эту дикую кошку, то у него не выйдет - она просто покинет его, но напоминать о себе будет постоянно, принося боль и отчаяние. Сама то со своим характером не пропадет, а кем он будет без нее?
- Что? Еще одна жена?! И я узнаю об этом только сейчас? - продолжала девушка, не веря своим ушам. Рашид же оставался спокойным и без доли сомнения, вины сообщал жене еще худшие новости. Подобное поведение выводило чужестранку из себя, отчего она, вовсе не думая, что творит, влепила ему пощечину.
- Похотливый ублюдок! - вовсе забывшись крикнула на варкавском языке Милена, ведь скорее сейчас перед султаном была она, северная девица, а не теплая имирская жена. - Уж лучше вонять дурными манерами, чем при таком раскладе быть твоей женой,- продолжала говорить на варкавском языке, прекрасно зная, что он поймет, но вот слуги то нет. Заметив изменение в его лице, сама испугалась, поняв, что только что сказала. Она сожалела о том, что подобные слова вырвались из ее уст, но исправлять ситуацию слишком поздно. Были бы уместны извинения? Вряд ли. Скорее всего, ей лучше покинуть Рашида и весь Имир к чертовой матери, вернуться к своей семье и продолжать жить там. Жаждущая власти и денег церковь, вновь назовет ее девственницей, поэтому Рочестер еще удастся выдать замуж. Какая-то часть души хотела этого, но большая остаться с Рашидом, потому что...
Она любила его.
Это был момент, когда Хатшепсут поняла это. Без разрешения, девушка присела на кресло, удивленно уставившись в пол, будто бы мертвеца увидела. В ту секунду в ней боролось несколько чувств - злость за то, что он предает ее, сожаление от сказанный слов, понимание, что безумно его любит. Оказалось, что ею двигал страх. Страх потерять любимого.
Хатшепсут подняла голову на супруга, который, была уверена, обижался и разозлился на нее. Ну и пусть. Пусть знает, что она не такая как все. Да, она особенная, нравиться ему это или нет. Потеряет его - страшно, ну пусть так, если с его стороны нет тех же чувств. Да, будет больно и тяжело, но выдержит. Все сумеет пережить.
- Зачем тебе еще две жены? Что они тебе дали и могут дать? Не без поддержки Рочестеров ты завоевал этот трон. Более их поддержка не требуется? Что же, решай, Рашид, нужна ли я тебе? - ответ на этот вопрос решит ее дальнейшие действия. Быть с ним или не быть никогда.

+1

5

Пощечина. Резкий звенящий звук удара ладони Хатшепсут о щеку султана прокатился эхом, отзываясь в каждом углу покоев повелителя. Отрезвляющий звук, возвращающий в реальность. Варкавка вела себя недопустимо. Перешла все грани позволенного. За такое мало казнить, за такое разорвать на куски и в море кинуть на съедение тварям морским положено. Он мог ударить, но не она. Ему было плевать на оскорбления, они пронеслись мимо ушей, но пощечина задела гордость. Рашид ничего такого не сделал, чтобы эта женщина вела себя подобным образом. Он следовал традициям, а она нарушила. Кто такая Хатшепсут? Кем возомнила себя? Родители не спасут, если он захочет избавиться от нее. Далеко не царевна, а гонору словно ее отец сам царь варкавский.
Мужчина коснулся горящей щеки, потирая. Не слушая свою супругу от слова совсем. Гнев ушел в одно мгновение, сменившись безразличием на его лице и горечью в груди. Лицо султана превратилось в камень, отчего взгляд казался более ледяным, чем обычно. Он уставился в одну точку в районе дверей. Хатшепсут своей пощечиной нанесла удар ниже пояса, не подозревая, что натворила. Ей следовало лучше изучать традиции Имира и местных жителей. Рашид испытывал к ней первобытную, дикую страсть, тела их будто впрямь были созданы друг для друга и по этой причине он закрывал глаза на ее выходки. Даже облитая с ног до головы вином, она выглядела возбуждающе привлекательно, что хотелось взять женщину в охапку и воспарить с ней в райские сады на вершину блаженства. Но. Между ними, после этой пощечины выросла глухая стена из гордости султана. Гнев мог превратиться в страсть в любую секунду, но безразличие неизменно. Пощечиной Хатшепсут вонзила ледяной кинжал ему в грудь. Она не уважала своего мужа, не считалась с ним абсолютно, не ценила традиции и обычаи страны, в которой проживала. Погладив щеку и подбородок, Рашид развернулся к жене, смотря сквозь нее. Ему не хотелось схватить ее за горло и сломать шею, не хотелось разорвать ее дорогое блестящее колье, чтоб камни разлетелись в разные стороны бисером по полу, ударив со всей силы. Не хотелось забить до смерти. Хатшепсут стала в его глазах бесцветной тенью. Разочаровала своим поведением. Разве не она утверждала, что будет рядом и поддерживать его решения? Что же она натворила! Зажав плотно губы и руки в кулаки, мужчина отправился на балкон, словно в его покоях никого больше нет. Промолчал. Проигнорировал ее существование.
Он не видит ее и не слышит. Она никуда не уедет, но и нежеланна повелителю. Ему казалось, что они нашли общий язык и на одной стороне, но Рашид ошибся. Он считал, что Хатшепсут выше этих женских склок и поможет ему в делах гарема, делах государственных, одарит своим советом, но ошибся. Дорого стоят такие ошибки. Хатшепсут в его глазах была умной женщиной, но резко поглупела и померкла. Драгоценный камень оказался подделкой. Больно. Он вдохнул свежий воздух, опираясь на мраморные балясины, кидая взгляд по направлению к своему прошлому материнскому дому, который совсем не заметен вдалеке. Однажды оттуда он смотрел на это место, на этот величественный султанский дворец, где сейчас находился и мечтал о нем, словно о заветном подарке на день рождение. Тогда она, Хатшепсут, подошла к нему и сказала, что видит его именно султаном и с этого мига началась их история. Они пришли к этому и нет, чтобы укрепить свою власть, супруга решила испортить все разбив в дребезги, устроив омерзительный скандал. В руках Рашида ее судьба и участь незавидна. Что собирается делать Хатшепсут? Как искупит свою вину? Способна ли искупить?

Отредактировано Rashid Caliph (2018-10-23 20:11:12)

+1

6

Реакция Рашида резала хуже ножа. Щека его покраснела, остались даже следы от ее тонких пальцев. Султан словно стал льдинкой, даже его горячая огненная кровь не способна была растопить подобный холод. Девушка даже несколько растерялась, но понимала, что сама вызвала подобную реакцию.
Рашид молча вышел на балкон, оставив супругу одну, так и не дав ответа на заданный вопрос. Брошена и оставлена. Брак - всего лишь политика, секс - удовлетворение плотских желаний, престол - получен. Раз уж он не ответил, то она действительно ему не нужна. Не могла же читать его мысли и понимать, что после пощечины ее слова вовсе не были услышаны. Он просто ушел, покинул ее, дав понять, чтобы катилась на все четыре стороны. Хорошо, что есть любящая семья, готовая принять назад, но отец будет невероятно зол, ведь дочь упустила уже самого султана. Это же сравнимо, что царя бросить!
Тяжело вздохнула, уставившись в пол. Ей тоже было больно и тяжело, как женщине. Боль стрелами вонзилась в тело, не оставив живого места. Кровь стала ядом, отравляя, оставляя язвы на душе и теле. Затем огонь продолжал мучения - Рашид собственноручно поджег эти сухие ветки под ее ногами. Даже этого описания мало, чтобы объяснить те страдания, что довелось тогда почувствовать.
Любила, а ее нет.
Готова была на все, а ради нее нет.
Была лишь игрушкой в руках избалованного мальчишки.
Губы и руки начались трястись, но пыталась держаться изо всех сил. У нее тоже есть гордость и если ей персоне не рады, то почему ей вообще следует уважать, а уж тем более, любить этого человека? Не смотря на терзания, продолжала испытывать теплые чувства в сторону мужа, хотя было бы куда проще ненавидеть.
Хатшепсут несколько минут сидела в одиночестве на кресле, размышляя, о том как быть дальше. У нее были планы побега из Имира, ведь, жить в гареме и быть пустым местом для мужа - это худшее из наказаний. Так жить она не будет и точка. Но как? Почему она больше ему не мила? Из-за ее пощечины и сегодняшний слов? Всего лишь? Тогда Рашиду нужно научится понимать женщин, раз уж содержит целый гарем, к тому же варкавек, которых он полон в качестве рабыть. Северных и мятежных.
Ее взгляд упал на колечко, что подарил супруг. Аккуратно сняв его с пальца, положила на кресло и направилась к выходу из покоев, чтобы навсегда оставить свою имирскую жизнь позади. Дверь перед ней открылась, но Хатшепсут замешкалась и тут ей в голову пришла одна идея. Если не получится, то пусть будет так как запланировано. Султанша вернулась в покои и направилась к балкону, остановившись рядом с Рашидом посмотрела вниз - достаточно высоко и если не получится, то театральному действию конец. Подтянувшись на руках, присела на перила рядом с его руками. Он не смотрел на нее, но она разглядывала лицо Рашида, словно в последний раз. Аккуратно прикоснулась губами к покрасневшей щеке и поднялась на перилах, все еще поглядывая вниз. Сердце бешено заколотилось, ведь любое неосторожное движение и полетит вниз, а там уже или разбитая голова или сломанный позвоночник, в любом случае приземление будет смертельно.
Она повернулась к Рашиду и решительно начала произносить:
- Не нужна так... - перед глазами все неожиданно поплыло. Рашид размывался, слабый свет в покоях тоже. Заиграли разноцветные круги, словно смотришь сквозь воду. - Тол-кни - по слогам произнесла, не смотря уже не супруга. Глаза беспомощно бегали, в поисках хотя бы какой-то четкости. Становилось все хуже и хуже, потому что тьма поглотила все вокруг, а тело больше не слушало. Что-то ей в последнюю секунду подсказало, что она теряла сознание. Хатшепсут действительно начала клонить в противоположную от Рашида сторону. Вот так ее театральная постановка, обернулась неожиданным несчастным случаем, ведь удосужилась потерять сознание, стоя на краю балкона, вероятно, от сильных переживаний от разговора и холодности Рашида. Она же всегда держала боль внутри, не давая ей вырваться даже потоком слез. Разумеется, были исключения, как, например, сегодняшняя ночь, в которую довелось узнать о женитьбе супруга.

+1

7

Не верилось. Не верилось, что они пришли к разбитой лодке любви.
Трон в руках. Захвачен. Желаемое достигнуто. Хатшепсут разочаровала. Она серьезно считала, что он использовал ее ради своей цели? Что было между ними все это время, если не любовь? Игра? Страсть? Желание? Влечение? Животный инстинкт? Она претворялась? Зачем? Чтобы привести его к трону за руку, а затем устроить грандиозный скандал? Не верилось. Они действовали сообща. Единое целое. Пустые слова и пустые обещания. Женщины неисправимы. Впустишь в свое сердце, а они вырвут его с корнем и не подавятся съев на обед, а затем попросят добавки. Мало. Жаждут большего, но большего уже нет. Ничего не осталось. Пустота. Ревностны и коварны.
Рашид уставился вдаль на маленькие домики своих подданных и ели различимые узкие дворы. Люди мельтешили муравьями по своим делам. Погрузиться бы на эти улочки, там где-то обязательно впереди пахнет теплыми лепешками и базиликом, царит имирское радушие, но позади него каменные стены дворца. Давящие своим весом, несущие холод и мрак. Ледяная лавина обрушилась на его хоромы, превратив султана в ледяное изваяние. Он не подавал признаков гнева, не подавал признаков живого человека. Замер, обдумывая свои действия. Гнал из мыслей своих имя Хатшепсут. Зачем он ей его подарил? Она будто споткнулась на его глазах, падая в пропасть. Он не успел осознать, что между ними произошло. Больше нет Хатшепсут. Призрак женщины, которая была его частью. Снова больно. Султан не имеет право на слабости. Женщину легко сменить, а проявив слабость легко потерять власть и никогда не вернуть. Рашид желал, чтобы она ушла и не появлялась ему на глаза. Не видеть, не слышать, не хочу!
Он считал, что супруга догадается и покинет его покои, каково было его изумление, когда женщина появилась на балконе. Она набралась наглости коснуться его щеки губами, усевшись на перила. Рашид не дернулся, оставаясь на месте ледяной статуей. Повернутый к Хатшепсут в профиль. Взгляд его продолжал блуждать где-то среди маленьких домиков далеко внизу. Султан полностью игнорировал присутствие супруги. Она не понимает, что нежелательное лицо в его покоях? Ополоумела в корень. Злость в очередной раз принялась подкрадываться к Рашиду, руки он сжал в кулаки, но затем расжал. Услышал растянутое "тол-кни" и боковым зрением заметил, что Хатшепсут шатается, а потом вовсе плавно соскальзывает вниз. В это же мгновение срабатывает его молниеносная реакция, он обхватывает жену за ноги, перетягивая на себя. Шайтан забери эту женщину! Она не настолько ему безразлична, чтобы смотреть на ее падение. Обмякла в его руках, потеряв сознание, но Рашид не отпускает супругу, перенося ее на свою кровать. Коснувшись щек скандальной госпожи своего сердца, пытается привести в чувства.
- Хатшепсут. Хатшепсут..
Молчание. Такой ответ его не устраивает.
- Стража! Немедленно приведите лекаря!
Он наклонился к лицу Хатшепсут, услышав слабое дыхание. Вновь не сильно постучал ладонью по щекам, чтобы очнулась. Его встревожило такое состояние супруги. Вдруг чем больна? Стукнул от злости кулаком по кровати. Доведет она его своими выходками до греха. Не хотел видеть и слышать, а теперь сидит и переживает за ее состояние. Как ему избавится от этого беспокойного чувства? Практика показала, что он не готов полностью лишится этой женщины, что зажигает его огонь еще сильнее, чем он есть на самом деле. Она способна превращать искру в пожар, а пожар в извержение вулкана и раскаленную лаву. Ему не хочется терять ту, что насыщает его жизнь яркими огнями. Доводит до испепеляющего гнева и райского блаженства. Он не чувствует с ней скуки, разве не это называется любовь? Разбитую лодку легко починить, были б инструменты и руки из нужного места росли. Он смотрел на нее лежащую на кровати без чувств и холод его сменялся теплом. В этот момент пожаловал лекарь.
- Осмотри ее, Ходжа Орхан. Может съела чего или заболела чем?
Отошел, наблюдая со стороны.

Отредактировано Rashid Caliph (2018-10-29 23:00:10)

+1

8

Не слышала и не ощущала его рук. Тело едва улавливало воздух, что уж говорить о том, как супруг нес ее до постели и легонько касался щек, чтобы очнулась. Никакой реакции, не слышала его, погрузилась в какую-то невесомость. Последнее, что помнила, как какая-то неведомая сила потянула за ноги, а после полнейший провал.
Лекарь с разрешения султана осмотрел госпожу. Посчитал пульс и количество вдохов - с виду обычный обморок, но что послужило причиной? Ходжа Орхан ощупал живот госпожи, но не был уверен, для этого потребовались бы женщины, которым позволено осматривать султанш.
- Повелитель, позвольте лекаршам осмотреть султаншу. Состояние светлейшей госпожи могло быть вызвано, тем, что носит под сердцем ребенка, - склонившись произнес лекарь и получив разрешение, позвал своих коллег по ремеслу, удалившись из покоев султана. Явились две опытные лекарши, что поклонившись султану, взглянули на султаншу.
- Лучше не приводить ее в чувства пока что, процедура не из приятных, - пояснили султану лекарши и вновь получив одобрение, накрыли султаншу белой тканью. Одна из них проводила осмотр, а другая при этом ощупывала живот, иногда прислушивалась. Затем они с минуту переговаривались и повернувшись к султану произнесли.
- Султанша беременна, Повелитель. Не так долго, поэтому и не заметно, - пояснили султану причину обморока его мятежной супруги, а затем поднесли к ее носу вымоченною в какой-то жидкости ткань с едким запахом. Хатшепсут нахмурилась и легонько закрутила головой, но запах все равно находился под носом и был невыносим. Султанша даже попыталась забрать чью-то руку, но лекарша не поддавалась и продолжала держать тряпку, пока госпожа полностью не откроет глаза и не начнет думать разумно.
Наконец-то варкавка открыла глаза и даже произнесла слабым голосом:
- Уберите это.
Еще с мгновение лекарша подержала ткань и забрала. Склонившись обе удалились, оставив в покоях султана и султаншу.
Предметы вокруг становились четче, но все еще размывались. Хотела подняться, но голова вновь упала на мягкие подушки, слабость все еще не покидала ее. Видела, что все еще находится в покоях султана и заметив силуэт супруга, потянула к нему дрожащую руку. По тело пробежали мурашки и резко стало холодно. Почему? Ах да, волосы и платье были все еще мокрыми от вина, а ночной ветер не был теплым, пробравшийся к кровати, не смотря на летнее время года. Ее ручка обессилено упала на постель, чего-то теплого.
- Холодно, - найдя в себе силы, присела на кровати и накинула на плечи тонкое одеяло, на котором лежала. Рядом появился Рашид, но она не смела взглянуть на него, ведь в голове мелькали эпизода их разговора. Хатшепсут приложила свои холодные пальчики к его губам.
- Прошу, не перебивай меня и дай сказать. Я сожалею о сказанном и сделанном. Знаю, что не захочешь меня больше видеть,- она запнулась, так как вновь забеспокоилась, но не показывала это своим видом. К сожалению, Рашид слишком хорошо знал свою супругу и мог заметить данный момент. - Поведение мое непростительно, за такое и казнить мало. Можешь оставить меня во дворце или выслать - как тебе угодно. Весь мир в твоих руках и ты его султан, можешь поступать как тебе заблагорассудиться. Ты один способен управлять этим миром и жизнями своих поданных. Моей жизнью. Душа моя и сердце также принадлежат тебе, Рашид, - призналась Хатшепсут, как бы ей тяжело это не далось. Не заглядывая ему глаза, провела рукой по любимым кудрям, затем тыльной стороной по щеке, которую ударила. Зачем только сделала это? Глупый поступок какой-то истеричной женщины, не сумевшей сдержать себя в руках. Она ласкала его рукой, словно в последний раз, пытаясь запомнить каждый дюйм, запечатлеть в памяти прикосновение к коже. Не смотря на то, что подарила ему всю себя, внезапно полюбив, характер оставался не изменим и если он полагал, что ее сладкие речи способный усмирить этот нрав, то глубоко ошибался. [float=right]http://sg.uploads.ru/BsISq.gif[/float]Впредь она будет осторожна в своих поступках и высказываниях, но всегда останется горячей девицей с характером обжигающего огня, хоть и прибыла из холодных северных земель. Милена не была уверена, что Рашид оставит ее при себе, поэтому была готова покинуть дворец и быть отосланной куда подальше, а оттуда уже и до Варкавы можно добраться.
Наконец-то, взглянула ему в глаза и не заметила там злости. Лишь тепло и... радость?
- Что случилось, пока я...? - несколько нахмурившись с опаской глянула на Рашида.

+1

9

Повелитель находился в стороне от главного действа. Лекарь наклонился над Хатшепсут, проверил пульс и совершил несколько манипуляций, осматривая женщину. Покачал головой, но не спешил делать выводов и высказал свои мысли вслух. Он предполагал, что султанша носит в своем чреве огненное дитя. Такой поворот менял в корни абсолютно все, что происходило между супругами до падения Милены в обморок. Им не хватало ребенка. Решид желал наследника, но Пророк не спешил осчастливить молодого имирца. У него уже имелась дочь от наложницы, но женщина породившая дитя никогда не станет его законной божественной женой. По этой причине к девочке султан не питал особых чувств, она ему безразлична как и мать ребенка. Малышка подрастет и он устроит ей удачный брак, приблизив к себе родовитого мужа Халифата, таким образом заручаясь поддержкой знатных имирцев. Политическая выгода во всем, каждый выгодный брак укрепляет династию и приближает повелителя к людям своего государства. Почему Хатшепсут до сих пор не поняла? Не видела этого? Ничего он прояснит. Брак с Азизой приблизит Кадыра к султану, связав главного визиря по рукам и ногам. Брак с Наргизшах, последней наследницей чистой крови, заставит тех, кто считает его узурпатором замолчать навек. Если все сложится удачно и Наргизшах сумеет подарить огненное дитя вовсе в Халифате наступит покой, закончатся волнения и безосновательные протесты против власти племянника покойного Ахмета. Все забудут про позор в лице наложницы и ее сыновей, что умудрились некую поддержку все-таки заполучить среди населения и знати.
Знать особенно настороженно вела себя с Рашидом. Он это прекрасно понимал, этой ведьме варкавской удалось их умаслить подарками и своей раздачей должностей. Пройдет время, султан наведет порядок, вычистит ряды предателей и назначит своих людей, но пока он должен постепенно двигаться к своей цели и действовать осторожно. Снять всех с должностей крайне неосмотрительно и спровоцирует очередную волну протестов. Совсем народ сойдет с ума, не дай Пророк, сочтет, что власти он тоже не достоин. Рашид был резок без сомнений и переменчив в настроениях, но принимал советы от опытных государственных деятелей. Никто не советовал спешить и срубать головы с плеч ятаганом без надобности. Необходимо о всех навести справки, проверить каждого, а потом делать выводы. Повелителю не доставляло это удовольствие, но он не занимался подобным, расследованием занимались опытные блюстители правил и традиций. Кого можно было без раздумий отправлять в отставку, Рашид собирался отправить. За ним дело не заржавеет. Хатшепсут придется понять, зачем он все это совершает. Каждое его действие небезосновательно и несет определенный смысл. Браки особенно. Традиции требует, чтобы султан обзавелся четырьмя супругами и нарушать их нельзя, иначе в народе пойдут нежелательные волнения. Обязательно начнут шептаться о Хатшепсут, что околдовала султана. Надо оно ей? Люди будут бояться, что история повторится и варкавская женщина захватит власть. В этот раз, варкавская женщина законная жена, но не многое этот факт меняет. Имирцы любят Наргизшах, практически почитают ее словно прочих богинь, поэтому султану надо заключить с ней брак. Если Хатшепсут подарит ребенка, автоматически он станет первенцем и наследником, но он должен быть мальчиком. Проблема в том, что если Наргизшах родит мальчика, ее дитя захотят видеть люди на троне, ведь его кровь будет чище. Есть другой выход. Если огненная кузина родит девочку, ее можно будет выдать замуж за первенца Хатшепсут и тогда ничто уже не помешает занять ребенку первой жены трон. Его Рашид желал видеть на троне, но малыш не родился. Неизвестно, что будет завтра и не передумает ли султан, но сейчас у него были такие мысли. В покои повелителя пожаловали лекарши, поэтому Рашид удалился на балкон, чтобы не мешать женщинам исполнять свои обязанности и не смущать своим присутствием.
Горизонт розовел. Вечерний свежий воздух дул с озера, унося остатки холода, что недавно окутывал повелителя. В маленьких домах подданных загорались огоньки масляных ламп и свечей. Рашид сделал вдох, закат успокаивал его взор своими мягкими, теплыми цветами. Вечер опускался на столицу очень быстро, совсем стемнело, когда лекарши озвучили вердикт. Хатшепсут беременна. Пророк услышал молитвы. Лекарши привели жену в чувства и поспешили удалиться. Мужчина сел на край кровати. Она заговорила, принося извинения. Сладким медом казались ее слова, говорить супруга умела извилисто, изящно и на редкость впечатляюще, заставляя верить каждой фразе. Он прекрасно ее знал, когда изволит лукавить, а когда говорит честно. Не всегда мог сазу понять, но потом сложив дважды два понимал. Хатшепсут коснулась его лица, как будто он уже все решил и собирался сослать непокорную супругу на родину. Он внимательно слушал, не собираясь перебивать, а уголки его губ дрогнули в улыбке. Легко заметить, что глаза блестели радостной новостью, которую ему недавно озвучили. Так блестит серый лед при свете свечей.
- Что случилось, пока я...?
- Случилось чудо. Ты носишь моего ребенка, прелесть моя скандальная, и никуда не уедешь, пока не будет на то моя воля, - озвучил султан, поймав руку Хатшепсут и коснувшись своими губами, оставляя поцелуй на запястье.

+1


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Скандальная госпожа сердца султана


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC