Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » Равновесие между церковью и царской семьей нарушено


Равновесие между церковью и царской семьей нарушено

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s7.uploads.ru/NyKJw.png http://s8.uploads.ru/KI92i.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Равновесие между церковью и царской семьей нарушено
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Дитмар Галич, Влад Данешти, Софья Галич, Розмари Кох,
Ядвига Бетлен (вместе с мужем), ГМ (Иннокентий + Неизвестный в дальнейшем)
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Варкава, столица, главный собор,
7 день третьего летнего месяца
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Праздник в честь Фомы Безрукого отмечается каждый седьмой день третьего летнего месяца. "Легенда гласит, что Фома исцелял своим дыханием болезни душевные и не имел рук при этом, чтобы коснуться больного. Их ему отрубили имирские варвары ради забавы и бросили умирать на берег моря. Безликий Фому не оставил, наделив своей силою божественной, чтобы помогал таким же несчастным обрести душевный покой". Принято в церкви литургию отпевать по святому, а после знатные господа обычно устраивают пиршество на природе, сопровождая всякими разными забавами на воде. В первую очередь господа посещают церковь, чтобы отдать дань уважения святому, исправно помолиться, а затем отправиться на гуляния, поэтому царская семья почтила своим визитом главный собор столицы. Главным атрибутом церковного торжества служат мощи святого, которые подготовили для празднества и оставили в ларце на алтаре. Появляется Иннокентий, но совсем скоро случится непоправимое...

примечание

● первый круг: господа прибывают в церковь в рандомном порядке, очередность можно нарушать; когда все отпишутся, ГМ завершит круг.

+3

2

Утро... Утро у Влада началось задолго до времени обычного пробуждения придворной челяди. Кабинет и несколько отведенных семейству Данешти покоев лихорадило, хоть и по разному. Супруга уже устала гонять служанку и мерить подходящие платья, дочь и племяница запрокинув головки подставляли те под умелые руки куафера и служанки, а сын... Его голос Влад слышал возле псарни куда выходило боковое окно приемного кабинета. Стоя в задумчивости подле окна и машинально тарабаня пальцами по подоконнику Влад размышлял не был ли он слишком строг с дочерью когда потребовал подчиниться его выбору и выйти замуж за Борджиа. Так называемый жених леди Данешти-младшей не слишком то нравился ему, но ситуация так складывалась, что для интересов рода и семьи этот молодой и весьма амбициозный мужчина был вполне подходящей кандидатурой, да и густую кровь представителя родовой аристократии стоило разбавить, пусть и менее знатной, по мнению самого Влада, зато и более кипучей кровью. Наблюдая за домашними он точно знал что племянница строит глазки избраннику его дочери, но тот пока что оставался нем и глух к очарованию откровенно менее интересной с точки матримональных планов невесте. Поставив себе на заметку серьезно побеседовать наедине с племянницей, а при желании даже и припугнуть Данешти глянув на себя в зеркало решил что он готов и стоит звать кучера, холодно потребовал от мажордома чтобы тот отправил соответствующее распоряжение. Гулкий, долгий звон застиг их в дороге. На колокольне центрального храма начали бить призывая верующих идти в храм. Против ожиданий семейство Данешти оказалось в числе первого потока верующих. Несколько удивившись подобному Влад, успевший заметить через окно кареты царский выезд и даже бок кареты самого царя, поддерживая свою жену под руку прошел под своды храма. За ним шли попарно младший сын с с невестой, дочь и какой то малознакомый ему лично юноша. Последний против ожидаемых правил приличия слишком приблизился к его дочери но и не дошел до той видимо осознав что его маневр стал заметен.
Литания начавшаяся с проникновенных и по своему красивых строк завладела вниманием князя настолько что он даже не заметил как дочь обменялась запиской с юношей и покраснела от смущения.
Рака с мощами святого стоявшая на возвышении словно купалась в потоках разноцветного солнечного света льющегося от витражных окон и Влад поймал себя на мысли о том, что ему интересно каким человеком, а не той лубочной картинкой какую рисовали святые братья и отцы, был возносимый ныне святой в чью честь пелись священные тексты.
Появление царя и многих из свитских Влад не сразу заметил. Погрузившись в молитву, которую он помнил еще ребенком, князь заново вспоминал день предшествующий изменению его судьбы

+2

3

Праздник сегодня в царстве Варкавском. Все собрались - богачи да бедные, дабы воздать почести Фоме Безрукому. Помолиться и получить благословение, священное исцеление. В церковь Софья принаряжалась не так торжественно, как это было повседневно, но и не забывала, что наряд носит лишь один раз. Но все же о небольшой диадеме не позабыла, показывая тем самым, что корона ей принадлежит, как наследнице, а не дядюшке. А если церковь воспротивиться женщине на престоле...что ж. Не будет церкви тогда, а Софья станет править царством Варкавским, как истинная царица, в жилах которой текла кровь династии Галич. Разумеется, много кто будет против, ведь женщина не достойна властвовать, хотя де-факто так происходит. В Хенесае правит императрица, в Имире до недавнего времени правила рыжеволосая госпожа Шамсият, а сейчас же девица варкавская шепчет султану сладкие речи, направляя его действия в нужную сторону. Что могут мужчины? Они ничтожны и чтобы доказать женщине, что способны хотя бы на что-то придумали игру. Игру во власть, отстранив прекрасных из этой шахматной партии.
Да, царевна была весьма феминистичиских взглядов на жизнь. Скорее всего потому что была молода да неопытна. Впрочем, она не так уж была хороша в общении с мужчинами, что в политическом, что в романтическом плане. Второе и вовсе пугало юную девушку, она даже клялась, что никогда не выйдет замуж. Зачем ей супруг, что будет ущемлять ее права, пропивать приданное и станет лишь ближе к царской семье, поднявшись вверх по социальной лестнице? К тому же, достойных руки царевны не было.
Софья спустилась из своих покоев, улыбнувшись матери и отцу, поприветствовав их. Царская семья забралась в изысканную карету, на которой собиралась направиться в церковь. Царь и царица ехали вместе, царевны же следом за ними. Софья с сестрами молча направлялись к церкви и слова не промолвив, а добравшись, старшая Галич выскочила из кареты, направившись в сторону толпы, которую сдерживали стражники всеми силами. Достав из мешочка монеты, принялась раздавать, поэтому те кто подоспел занять места у церкви, чтобы лицезреть царскую семью, повезло. Они благодарили царевну и целовали ей ручку, что были в перчатках. Софья улыбалась и кивала каждому на кого могла обратить внимание, физически ко всем подойти и подарить деньги не могла. Обычно так и заслуживают любовь народа, а это для нее немало важно как для будущей царицы варкавской.
Закончив, направилась в церковь, заметив, как недовольно на нее взглянули сестры за подобные выходки. Софья накинула свою шаль на голову и прикрыла открытые ключицы, плечи перед входом во священное место. Краем глаза заметила, что глава тайной канцелярии с семьей уже находились в церкви и молились. С его-то должностью в самый раз появляться в церкви первым. Сколько людей было казнено из-за уловок и неоспоримых доказательств тайной канцелярии? Большинство из них, как это обычно и происходило, сознавались под пытками, будучи даже невиновными, лишь бы прекратить мучения, что заканчивались в конечном итоге смертью. Но все же обычно орган этот ловил настоящих злодеев да шпионов, а на царевну черная тень еще не падала, не смотря на ее выходки.
Кстати о этих выходках. Пора бы избавится от грехов. Софья вместе с остальными принялась читать молитву, закрыв глазки и безмолвно шевеля губами.

+2

4

Еще не успело расцвети как Галич уже был на ногах. Он быстро привел себя в порядок, оделся по-простому, и скоро вышел на улицу. На небосклоне еще виднелись розовато-желтые отсветы всходящего солнца, но уже было тепло, постепенно ночной ветер затих, уступая место началу дню. Карета для царевича стояла сзади той, что предназначалась для его брата царя и его супруги. Они должны ехать первыми, за ним следом уже и остальные. Впрочем, очередность могла и не соблюдаться, потому что стоило Дитмару выехать на дорогу, как его сопровождение нагло обогнало карету с царской семьей. Ох уж этот Галич вечером припомнит Валдису, что на этот раз он его обогнал, когда они вместе сядут вечером играть в шахматы. Добравшись до собора царевич выбрался наружу, вдохнув свежий воздух полной грудью. На колокольне во всю звонили к утренней службе, но она еще не началась, хотя верующих собралось весьма приличное количество. Калеки, хромые, нищие и убогие гундосили во всю на паперти выпрашивая у мимо проходящих прихожан мелкие монеты, больные и немощные молились прямо на пороге, опустившись на колени и поднимая свои чела прямо в голубое, утреннее небо. Поднявшись на одну ступеньку Дитмар дождался когда с коней спешиться его сопровождение из двух человек личной охраны, а затем тоже задрал голову поглядев куда-то вверх, на свод храма.
- Господи спаси и сохрани - громко произнес царевич размашисто перекрестившись, и совершив три быстрых поклона. Сегодня праздник Фомы Безрукого, великого святого и мученика, погибшего от рук язычников клятых, которые отрубили ему руки ради смеха. Это не могло сломить святого и даже после потери конечностей он лечил людей, даруя им веру в Бога, одним лишь дыханием лишая их и болезни, и немощей разных. Даже день обещался быть под стать празднику. На небе не было видно ни облачка.
- Подайте, пожалуйста, подайте, батюшка, дите маленькое у меня - раздалось откуда-то сбоку и Дитмар, не успев даже опустить руку после крестного знамения на миг замер. На три порога выше его стояла женщина, придерживая одной рукой сверток с ребенком, завернутым в какую-то драную тряпку, а второй...второй у нее и не было. По локоть словно все и отрезало.
- Р-р-руку.. - сглотнув царевич сделал шаг по направлению к нищенке - На сенокосе потеряла?
Женщина сделала шаг назад и кивнула, опустив голову, пряча смущенно свою культю. Калека, и таких много.
- А муж?
- Супруг мой умер три дня назад, схоронили вчера. Его брат отобрал у меня дом - произнесла женщина через силу, ей видимо не хотелось говорить об этом, да и стыдно было несчастной. Услышав это Дитмар задумался о сказанном. Он должен помочь ей. Хотя его статус не позволял таким заниматься, но если он не поможет народу, то кто же кроме него может проявить такую милость. Эту неделю у него нет особых дел в царском суду, разве только в городском, вот и заодно разберется что за ирод такой мог оставить жену брата без дома, да еще с младенцем на руках. Зайдет и спросит с судьи почему же царские деньги, жалованье свое, он проедает, а ничего не делает. Стоит стукнуть кого-нибудь пониже должностью по голове, как тот обязательно начнет работать, да еще так, что диву даешься. Галич стянул с плеч своих теплую соболью накидку, расстегнув пуговицы и набросил ее поверх плеч женщины.
- Я постараюсь вам помочь, пристрою в работный дом, но и с ребенком не разлучу. - уверил он нищенку, которая от такой милости царской обомлела и не знала что делать. Галич еще и обратился к своим слугам, оставшимся около кареты.
- Отведите ее и смотрите, чтобы ее накормили, приодели и руку осмотрели.
В столице Дитмар держал около десяти богаделен и пять приютов, а так же десятка два воскресных школ под его и церкви началом. Благотворительные его дела были у всех на слуху. Люди любили его, народ надеялся на брата царя. Как верховный судья Дитмар смог привести столицу к порядку, вернуть людям надежду на защиту и справедливый закон. Впрочем, о других нищих он тоже не забыл, и, развязав заранее приготовленный кошелек, раздал все монеты, что были внутри, не обидев ни одного обездоленного. Конечно, как человек знающий, он понимал, что среди действительно несчастных бедняков, здесь имеются и опытные нищие. Только вот поди пойми кто из них кто. Поднявшись по ступенькам наверх царевич перекрестился в широких дверях, мысленно обратившись к богу и вошел внутрь. Внутри было тепло, немного душно, потому что уже десятка три или четыре человеческих глоток, находившихся в храме, надышали так, что от аромата ладана кружилась голова. Потрескивали свечи, маленькие огоньки светились в лампадках около икон, оттеняя усталые, спокойные и одухотворенные лица святых. Потоптавшись в дверях Галич снял треуголку и пригладил свои волосы, отряхнув дорожную пыль с ног. Верующие молились, священник читал молитву, все ждали когда начнется богослужение. Царевич направился с сопровождением вперед, протискиваясь между людьми, поближе к иконе, где были изображены все святые. Остановившись напротив нее Дитмар зажег свечу, которую ему дала пожилая женщина, что обычно собирала перегорелые свечи в металлический поддон. В пустую ячейку Галич неспешно и поставил свечу предварительно опалив ее наконечник. В этот момент к нему подошла еще раз та женщина, что так приветливо протянула ему свечу и сообщила о том, что скоро из одного из графств должны привезти святыню, буквально через месяц, но им нужен новый оклад, потому что старый уже хоть и имеет богатую историю, но покрылся трещинами.
- Я думаю мы все устроим - прошептал негромко Дитмар, бросая взгляды на алтарь. Разговаривать в церкви не очень красиво, да и даже чужой шепот может помешать другим молиться. - Подойдите ко мне в следующий раз, матушка, после праздника, когда снова меня увидите здесь. Я распоряжусь обо всем, не переживайте.
Улыбнувшись женщина в платочке, махнув рукой в знак согласия, быстро растворилась в толпе. Теперь Галич мог спокойно приступить к молитве. Он, помолившись перед иконой, вскоре перешел в центр зала, дабы послушать, что говорит и поет священник. Кстати, Дитмар хорошо знал богословскую литературу и приметил, как складно все звучит из уст служителя церкви, что заслушаться можно. Царевич остановился подле царя, своего родного брата, но внимания на того не обратил, потому что не собирался мешать собственной и его молитве. Дитмар молился чтобы Господь дал брату сына, которого он так ждет, чтобы Ядвига не переживала и не страдала от того, что не может родить ему ребенка, чтобы они оба почувствовали себя счастливыми, снова были семьей, какой они были по началу. Потом Галич молился о Марьюшке невесте своей прекрасной, о своих племянницах, которых любил одинаково, хотя чаще всего в глазах Софии он видел лишь тьму и холод. Молиться за себя? Пожалуй, это слишком смело. Царевич привык совершать молитвы за других, лишь в последнюю очередь вспоминая о себе. Его мысли витали где-то далеко, под сводами собора и Дитмар ничего не замечал вокруг, мысленно творя молитвы в этом святом месте, надеясь, что его услышат.

Отредактировано Ditmar Galich (Вчера 20:25:27)

+2


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » Равновесие между церковью и царской семьей нарушено


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC