Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Порченная игрушка


Порченная игрушка

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s8.uploads.ru/2IBVd.gif http://s5.uploads.ru/1gtp3.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Порченная игрушка
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Шамсият и Наргизшах Халиф
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
8 число второго месяца весны 1618 года,
Имир, главный дворец султана
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Как и предписывают обычаи династии султан Баязет сын Шамсият сочетался браком с единокровной сестрой. По мнению большинства, кровь девы чище всех взятых детей нынешней Валиде, вот только дева оказалась далеко не невинна. Порченная игрушка любимому сыну Шамсият попалась, ох и не поздоровиться ей...

0

2

- Волосы уложите покрасивее и подайте розовое масло. Султану моего сердца более всего нравится аромат роз!
Наргизшах лениво потянулась и едва заметно улыбнулась самой себе, позволяя служанкам суетится вокруг нее. Прекрасное алое платье, расшитое золотыми нитями, символ того, как счастлива она быть женою султана Баязета, да продлит Пророк его жизнь на долгие и долгие годы. Дивные золотые украшения, подарок брата… Точнее теперь уже мужа. Не стоит забывать о том, что вчера священный огонь стал свидетелем их с Баязетом клятвы: только смерть разлучит нас.
О, как она боялась прошедшей ночи, страшилась того, что ее тайна будет раскрыта, что новобрачный обо всем догадается… Но нет, лекарша не соврала, те травы действительно действовали! Супруг не понял, что она была вовсе не так невинна, как должна была быть.
«Да простит мне Пророк страшный этот грех, но у меня не было выбора, я должна была защитить брата! Ведь он совсем еще крошкп и не должен умирать...Я должна была сделать все, что в моих силах!» - вспомнив хитрую улыбку посла и его недвусмысленные речи, молодая женщина едва сдержалась что бы не передернуться от брезгливости.
«И, надеюсь бедный муж мой никогда не узнает о том, как я грешна перед ним! Всю жизнь мою придётся замаливать мне замаливать этот грех перед ним!»-  внезапное чувство вины охватило и без того впечатлительную султаншу.
Странно, раньше ей было решительно все равно, что о ней подумает Баязет. Потому как он – сын мерзкой и гадкой змеи, которая извела ее отца, изничтожила истинного наследника на престол, ее любимого старшего брата. Доказательств никаких у султанши не было, но она была уверенна в том, что Шамсият убийца…
Ну так вот, ранее Наргизшах было решительно все равно, что о ней подумает Баязет, но вот сегодня она не могла быть столь категоричной. Напротив, ей очень уж хотелось, чтобы молодой супруг восхищался ею, смотрел только на нее, может быть даже и сегодняшнюю ночь провел в ее покоях…
Поймав себя на таких вот мыслях, султанша залилась краской и слегка потрясла головой, чтобы выбросить такие вот мысли из головы.
«Как смею я думать так? Баязет пусть и супруг мой перед лицом Пророка да святого огня, однако это ничего не меняет! Он все так же сын Шамсият!».
Вот ведь не зря говорят, что помянешь лихо, как оно тут как тут. Запыхавшаяся служанка торопливо вбежавшая в покои новоявленной божественной супруги султана, сообщила, что ее немедленно желает видеть Валиде.
Тяжко вздохнув Наргизшах одним движением руки отогнала служанок, которые пытались уложить волосы госпожи в прическу. Заставлять ждать «сиятельную» госпожу нельзя… Ведь всем известно, какой дурной характер у матери нынешнего султана…
«Интересно, зачем она желает видеть меня? Да еще и в столь ранний час? Ведь мой султан все еще мог быть со мною… Странно все это» - с таким вот мыслями и дошла божественная супруга Баязета до покоев Валиде.
Изобразив на лице крайнюю степень почтения, уважения, восхищения и даже страха, султанша переступила порог покоев своей новоявленной свекрови, жалкой рыжеволосой рабыни с далеких земель, которая изменив волю Пророка сама стала править халифатом!
Священное пламя, сложно было передать словами, как сильно презирала эту змею законная наследница Халифата. Но делать нечего…
- Вы желали меня видеть, госпожа? – с поклоном спросила султанша, мысленно пожелав «любимой» свекрови подавиться лукумом, как можно скорее. Как не старалась Наргизшах, голос ее звучал весьма прохладно, без должного уважения. – Я желала привести себя в порядок и пойти в сад, дабы собрать букет роз. Супругу моему нравится их аромат, и мне хочется дабы ему находиться в покоях моих было радостно.

+1

3

Под покровом ночи в покои валиде стража приволокла лекаршу, кинув в ноги великой госпоже. Рыжеволосая по всей видимости не собиралась ложиться спать в брачную ночь своего любимого сына султана, а решила выяснить возникшую проблему. Птички донесли, что новоявленная невестка порочная как все прочие девки из таверны, торгующие своим телом. Позор огненной династии!
Сначала Шамсият не верила в услышанное, помыслить о таком боялась, но после того, когда выяснилось, что лекарша за свои услуги получила слишком много золота от Наргизшах, пришлось засомневаться в невинности султанши. Что же она скрывала? Слуги Шамсият выбили из лекарши признание и сейчас притащили к госпоже, чтобы женщина повторила свои слова. Валиде суетливо расхаживала в своих покоях, казалось искры готовая метать из глаз, так кипело у неё всё внутри. Она желала слышать собственными ушами, что невестка у неё легкая на передок, пусть это скажет лекарша лично, иначе вдруг это не правда.
Во всём рыжеволосая госпожа старалась убеждаться самостоятельно и не верить лишний раз чужим языкам, ведь какие слухи только девицы не распускают в гареме. Целый серпентарий собрался под сводами султанского дворца.
Ох, Ахмет! Ну и подарочком ты меня наградил! Как же так? Где видано, чтобы дочери огненной династии разгульный образ жизни вели? Кем эта Наргизшах себя возомнила? Решила устроить мужской гарем себе? О, Пророк! даруй мне терпения!
Валиде резко остановилась, пылая от гневных мыслей, когда лекарша стелилась возле её ног, причитая что-то в духе - не гневайтесь государыня, она султанша, я не могла отказать. Да, что ты говоришь! А деньги могла брать? Продажная душа! Все вы такие, за деньги готовы молчать о страшных грехах!
- Ну! Говори! Это правда? Девчонка не невинна? Кто посмел?
- Нет, не невинна, великая Валиде! Не невинна. Больше ничего не знаю.
- Уберите её отсюда, немедля! С глаз долой!
Отмахнулась рыжая от лекарши восклицая и всплесну руками вверх, словно поддала бы эту несчастную, да боится притронуться к грязи как к прокаженной.
- Вон отсюда! Все вон!

Шамсият не смогла уснуть. Как только забрезжил рассвет, она потребовала платье и чтобы привели её несвежий вид в порядок. Никто не должен заметить, что ночью глаз она не сомкнула. Служанки быстренько засуетились вокруг госпожи, создавая свежий макияж на её лице, облагораживая прическу и наряжая в платье. Главная прачка прибежала с простыню, сообщить, что невестка невинна словно роса по утру, отчего у Шамсият искривилось выражение лица. Ну надо же! Лекарша ей ещё трав подсунула, чтобы было все взаправду. Какая хитровка попалась! Однако ничего от меня не скроется, мышь не пробежит! Ну, погоди, у меня Наргизшах! Ты ещё плохо меня знаешь! Рыжая отмахнулась от прачки, потребовав видеть свою новоявленную вторую божественную невестку. Попросила подать сладости к её приходу. Никто не должен их потревожить, так она распорядилась. Рассевшись посередине комнаты, наблюдая, как девушки бегают, дабы угодить своей госпоже, Шамсият довольно улыбалась. В двери постучали и появилась виновница головной боли валиде.
- Доброе утро, моя прекрасная невестка! - рыжеволосая довольно протянула руку Наргизшах с перстнями, дабы та поцеловала, - присаживайся рядом, позавтракай со мной. Успеешь в сад сходить.
Лицо Шамсият казалось приветливым и доброжелательным, ничто не предвещало бури или сверкающих грозовых молний. За этой благосклонностью, за светящейся улыбкой, рыжая скрывала свой праведный гнев. Она желала придушить грешницу, которая стала позором для династии! Но не всё так быстро, сначала Шамсият хочет слышать оправдания. Что побудило деву из династии так крупно согрешить? Может силой её взяли? Отдать своё тело какому-то безродному псу, где это видано?! По-другому, рыжая просто не могла назвать того, кто был в порочной связи с Наргизшах. Валиде надкусила сладкую пастилу, поглядывая за невесткой.
- Расскажи как прошла первая ночь с моим сыном-султаном? Раз уж ты стала моей второй невесткой, хочется больше проводить с тобой время. Возможно я была не справедлива к тебе..

+1

4

Глядя на холеную руку, унизанную драгоценными перстнями, которую Шамсият протягивала ей для поцелуя, Наргизшах показалось, что от злости у нее в глазах темнеет. Да что же это?! Она, госпожа по рождению и крови, теперь вынуждена будет целовать руку жалкой рабыни, чужестранки без роду и племени? То, что перед нею восседала мать великого султана не значило ровно ничего.
Для горделивой дочери Ахмеда, рыжеволосая была жалкой узурпаторшей, которая колдовством да хитростью захватила престол. Посадила на трон Халифов мальчишку, которого более всего интересовали женщины да развлечения.
«Пророк великий, какое унижение! Какое страшное унижение, за что ты так наказываешь меня?»- мысленно взмолилась султанша. Но делать нечего, пришлось прикоснуться губами к пальцам Валиде. И постараться, что бы после брезгливо не передернуться…
Это удалось, но вот не покраснеть, от вопросов о том, как прошла ночь она не сумела.
«Да как смеет она спрашивать такое?» - что ж еще один повод убедиться в том, что эта рыжеволосая змея, разряженная в шелка да золото, никогда не сумеет стать истиной госпожой с изысканными манерами.
Сев рядом, как и было велено, Наргизшах однако даже не притронулась к сладостям, которыми изобиловал стол новоявленной свекрови. Во-первых, после всех волнений есть не хотелось… Во-вторых, один только Пророк ведает, что твориться в голове у этой колдуньи!
«А что если она задумала отравить меня? Говорят, в их землях есть колдовская вода, кто ее выпьет, тотчас же умирает, словно бы засыпает… Так умер мой брат, и готова поклясться священным пламенем, это дело рук Шамсият! Когда-нибудь я докажу это, и она поплатиться своей жалкой жизнью!».
Однако, сидеть и молчать просто не прилично, надо было ответить ну хоть что-нибудь.
- Благодарю Вас, госпожа. Но есть я вовсе не желаю, - негромко, но твердо произнесла молодая султанша, чинно сложив руки на коленях. На щеках ее все так же алел румянец, не то от смущения, не то от возмущения. – Я дала обет божественной Латифе, что в течение первых семи дней после свадьбы не буду есть, покуда огненный шар, именуемый Солнцем, не исчезнет с небес. Только с наступлением ночи я смогу принять пищу. Надеюсь, что этот обет умилостивит богиню и вскоре я подарю нашему султану много прекрасных сыновей. Ведь Фидан султан, все еще не смогла подарить наследника моему супругу…
Признаться по чети, этот обет Наргизшах выдумала вот только что, но да ладно. Особого стыда за свою ложь она не испытывала.
«А ведь и правда мне стоит помолиться Латифе, дать подобный обет, что бы она послала мне как можно больше детей! Дабы славный род наш, славящийся своей огненной кровью, храбростью и доблестью не угас!».
Улыбке Валиде султанша не верила ни секунды, да и в то, что она желает проводить больше времени вместе. Это просто смешно… Нет-нет-нет, этой рыжеволосой негодяйке определенно нужно что-то.
«Только вот что? Ну, в самом деле, неужели она хочет узнать как прошла ночь! Пророк, неужели она заподозрила что-то неладное? Нет, нет такого быть просто не может! Трава, которую дала мне лекарша подействовала. Даже Баязет ни о чем не догадался…»
Одно точно, отвечать на первый вопрос, который задала ей Шамсият, молодая женщина не торопилась.
- Искренне надеюсь, что Пророк будет милостив, и роды у Фидан будут легкими. Возможно она родит мальчика, пусть вечно горит священное пламя! Хотя я слышала, что когда женщины во время беременности становятся некрасивыми, это значит, что на свет появится девочка. Стало быть, вскоре, весь халифат будет праздновать рождение луноликой госпожи!

+1

5

Когда женщина чувствует себя уверенно, она цветет будто дивная роза. Она яркая, пылающая и вместе с этим обжигающая своей энергетикой всё кругом. Горящий алый цветок, который руками не взять, обожжешься. Идущая на пролом, довольная своим положением и считающая себя неотразимой. Именно такой была Шамсият. Открыто объявляя всем войну с улыбкой сладкой на устах, если кто-то смел пойти против её величия. Перейдешь ей дорогу и поплатишься своей головой. Она не терпела, когда ей пытались перечить, а став валиде вовсе распорядилась всех нежеланных ей сослать подальше. Устанавливала свои новые порядки, считая, что время старого прошло. Мир никогда не развалится, если кто-то умрет. Незаменимых нет и её забудут, но пока она жива, оставит свой след в халифате, чтобы долго помнили. Она позаботится об этом государстве словно мать о любимом сыне, ведь государство это и есть её сын.
Так и что же теперь она видела перед собой? Предательство чистой воды. Государство предала женщина, кровь которой считается самой чистой. Если была бы это наложница, спроса бы с неё было меньше. Убили бы, а тело на корм рыбам. Однако перед рыжеволосой сидела дочь династии, которая практически неприкосновенна. Ни стыда ни совести. Шамсият распорядилась лекаршу задушить, никто не должен знать об этой измене. Ведь узнала она, могли узнать и другие. Слухи пошли бы всякие разные, сделали бы из Баязета рогоносца. Не, дай Пророк такому случится! Что если девчонка продолжит гулять? Нет, это немедленно необходимо прекратить! Я обязана принять меры. Глаз с неё не спущу! Чем больше валиде думала, тем сильнее хотелось сжать руки на шее своей невестки, да так крепко, чтоб больше не вздохнула. Она доела пастилу, запив ароматным щербетом, но пристально поглядывая на дочь династии. Вот как? Есть отказывается! Ещё и покраснела! Неужели догадывается о чём я с ней говорить собралась? Разумеется, знает за собой грешок! Ух негодница! Шамсият кивнула словно понимает свою невестку.
- Ничего не слышала про такой обет, кто посоветовал? - полюбопытствовала валиде, но слова про Фидан ей совсем не пришлись по душе. Всем известно, что первая невестка у Шамсият в любимицах ходила, а когда узнали, что под сердцем носит ребёночка, радости рыжеволосой не было придела. Разумеется, она ожидала мальчика, но никак не луноликую госпожу. Доброжелательная улыбка чуть искривилась, будто женщине в сладостях попалось что-то кислое, - да, подарит Пророк больше сыновей нашему повелителю!
Только и сказала валиде, чтобы не выделять лишний раз Фидан. Будто и впрямь она решила не делать из невесток любимец, все пускай будут равны. Зачем акцентировать? На самом деле, Шамсият совсем не против Наргизшах, если бы она ей подчинялась как первая невестка и не противилась бы воли её, но кажется дружбы между ними не выйдет. Проступок огненной дочери Ахмета возвел между ними великую стену и пропасть бездонную. Шамсият с удовольствием прямо сейчас бы избавилась от девицы, но это слишком даже для неё. Как потом объяснить сыну-султану? Нет, она сделает так, что Наргизшах сама жить во дворце не захочет, пусть дворец теперь ей станет тесным. Сама себя до смерти доведет!
- Некрасивыми говоришь становятся? - вздохнула рыжеволосая, усмехнувшись и потянувшись за пахлавой, - всё это пустые суеверия! Не ревнуешь ли ты часом повелителя к первой жене? Не стоит.
Наставляла Шамсият говоря так будто книгу Судеб читает. Про ночь рассказывать не спешит! Уже не подумала ли она, что не моих это ушей дело? Подружкам своим значит расскажет, а матери султана знать не положено? Ну, ну. По душам она со мной общаться не желает, всё я вижу в её глазах. Наргизшах кажется не понимала в какую игру играла и что искупить свой грех ей удастся только после смерти, в ином мире. Рыжеволосая валиде решила применить другую тактику, застать врасплох, вопросом в упор. Самое главное не забывать улыбаться.
- Кто он, Наргизшах? Кто тот грешник, что был у тебя до повелителя?
Ох, жаль эта порочная девица не принялась кушать, а то подавилась бы сейчас сладостями. Вот несчастье-то какое было! И Шамсият делов меньше..

+1

6

- Моя мать, да будет благословенно ее имя, которая сейчас, я уверенна рядом с моим отцом в Райских садах, рассказала об этом. После этого обета она понесла, и в положенный срок родился мой славный брат, мой храбрый лев Мехмет, которому надлежало править нашими славными землями.  
Задумчиво посматривая на свекровь, которая с явным удовольствием ела пастилу, Наргизшах мысленно воображала, как славно было бы если бы сласти были отравлены. Несколько минут, и ее рыжеволосой проблемы более не существовало. Можно было бы дышать вольно, полной грудью.
«Я бы переехала в эти покои, они самые красивые и роскошно обставленные. Баязета сумела бы утешить, уверенна в этом… Да он бы на третий день, в объятиях одной из красавиц своего гарема позабыл бы о Валиде. А вот Фидан и ее дитя отправила бы далеко отсюда! От одного только ее подобострастного взгляда мне начинает быть дурно. Более всего она похожа на крысу!».
- Увы, Пророк посчитал, что моему брату будет лучше подле него и призвал его к Себе… Но память о нем, нашем храбром принце, достойнейшем наследнике народ сохранит навек!
Ах, если бы брат сейчас был жив! Все, решительно все было бы по другому! Матушка осталась бы жива, никогда бы ей не пришлось унижаться перед рыжеволосой змеей, которая кажется возомнила себя госпожою всех огненных земель!
- Пусть этот дворец будет наполнен наследниками нашего великого султана, - поддакнула Наргизшах, которой явно пришлось по душе изменившееся выражение лица Валиде. Хоть на секунду, а все же! Так приятно. – Истинными наследниками, в которых течет самая чистая огненная кровь!
Стоит ли пояснять, что сейчас султанша говорила о своих детях, потому как только она могла подарить Баязету наследников с истинно огненной кровью. Только вот продолжение разговора вовсе не понравилось молодой жене…
-Смею ли я ревновать моего повелителя, - без тени улыбки возразила султанша, с явным неудовольствием понимая, что в словах «любимой» свекрови есть доля истины.
Но вот после последних слов Наргизшах резко встала на ноги, чувствуя, как кровь стучит в висках. Знает! Эта ведьма все знает! Про посла, про ее позор…Откуда? Кто ее предал?! Неужели же лекарша? Ах, никому в этом змеином гнезде доверять нельзя!
О, Пророк! Неужели и про спасенного малыша с кровью чище чем у нынешнего султана? Может быть она уже давно велела своим слугам найти маленького принца и казнить его? А что если она все велела рассказать Баязету?
«Да защитит меня священное пламя! Если эта ведьма все рассказала султану, то он разведется со мной. Или же прикажет казнить… И будет совершенно прав, так как я опозорила нашу семью, хотя и действия мои были нацелены на то, чтобы спасти наследников с более чистой крвью!»
- Как смеете Вы?! Как смеете говорить мне такие слова?! – голос султанши дрожал от ярости. Признавать свою вину она явно не собиралась. – Не забывайтесь кто перед Вами. Я дочь султана Ахмета, рожденная в законном браке с его единокровной сестрой! Имя мое Наргизшах, что значит госпожа проходящая сквозь пламя! И я Вам не ровня! Посему не судите по себе… Ведь все в халифате знают, что еще при жизни моего отца Вы частенько принимали у себя одного из визирей…
Слухи о том, что ныне главный визирь и Шамсият много значат друг для друга упорно ходили по гарему. Особо смелые даже предполагали, что султанша Мелек вовсе не дочь покойного Ахмета...Но вот доказательств никаких не было.

+1

7

Ох, а как прекрасно пела дочь огненной династии будто птичка певчая! О детях будущих, да о братце своём распрекрасном, пусть райские сады ему покажутся счастьем, ибо жить в султанском замке хуже, чем под землей. Конечно, видеть своего ненаглядного родного брата Мехмета Наргизшах желала на троне больше всего, всей своей душой без сомнений. Истинно точит зуб на нынешнюю валиде. Вдруг и отдалась кому-то специально, чтобы репутацию супруга испортить? Ох, не любит эта девица свою свекровь драгоценною, по глазам читаемо. Гадость назло сделала. Что уж греха таить Шамсият сама от девы не в восторге, но готова была пригреть под своим крылышком до момента раскрытия позора.
Наргизшах отчаянно не желала понимать, что рыжеволосая в первую очередь - мать и свои дети для неё дороже чужих, какие бы они чудесные не были. Пусть все другие умирают, а собственные живут долго и счастливо. Она все готова сделать ради своих детей. Только мать поймет другую мать. Что есть братская и сестринская любовь? По сравнению с материнской она капля в океане. И если бы Шамсият не избавилась от главного наследника своего покойного мужа, никто бы не щадил её детей и саму бы в пламя отправили. Ей снились сны, ужасные сны перед смертью Ахмета. Во снах своих она шла по раскаленным углям босыми ногами, а впереди огненная лава забирала тела трёх её ненаглядных сыновей. Убитая горем, от слёз не способная вздохнуть, она бросалась к ним, сгорая дотла. Просыпаясь от подобных кошмаров, Шамсият места себе не находила, чувствуя, что роковой час близок.
Вспоминать неприятные сны ей совсем не хотелось. Она надкусила пахлаву, изогнув бровь и поглядывая на реакцию Наргизшах. Рыжеволосая задала слишком откровенный вопрос, слишком неожиданно и неприменимо застав свою жертву врасплох. Все прочие вопросы были отвлекающие, а последний попал в цель словно стрела в яблочко. Негодница! Посмотрите на неё, она совсем головой стукнулась! Нет, чтобы о пощаде просить, а ерепенится! Дочь огненной династии вскочила на ноги, повышая голос на Шамсият. Женщина облизнула губы, медленно положив пахлаву на место. Она уставилась на наглую девицу словно в раздумьях, что с ней делать? В темницу швырнуть? Или все же задушить. О, Пророк как велик соблазн сломать ей шейку. Демонстративно отряхнув ладони и кашлянув, валиде медленно поднялась со своего места, чтобы принизить своим пылающим, негодующим взглядом беспутную девчонку. Она восстала, как восстает львица при виде ягненка посмевшего, потревожить сон великую. Кто Наргизшах такая, чтобы говорить подобное? Она уже здесь никто, порядки поменялись, нарушились традиции. Ни капли уважения нет в словах этой сопливой девчонки к великой валиде, первой по значимости госпоже после повелителя в этом государстве.
Раздался звонкий звук пощечины. Шамсият со всей мощи ударила невестку.
- Кем ты себя возомнила? Султаном? Гарем свой открыть собралась? А? - вскрикнула рыжеволосая госпожа, ярость переполняла её легкие, но она пыталась усмирить её, набирая больше воздуха. Тяжело ей стало дышать от подобной наглости, грубости и хамства, - как смеешь ты, проявлять ко мне неуважение и говорить подобные вещи? Вижу грех твой велик и просить пощады не желаешь. Мне придется опечалить своего сына-султана, рассказав о твоих похождениях! Брак немедленно расторгнут! Стража!
Последнее слово она вскрикнула как можно более громче, однако знала, что стража с первого раза не придет. Она отдала приказ, чтобы их не тревожили и даже заранее заявила, что в какой-то момент позовет стражу, но никто не должен являться, только после второго раза будет позволено войти. Стражей она желала напугать эту девчонку, ведь подобный исход уже представляла в своем воображении. Шамсият умела иногда мыслить наперед. Не зря считалась одной из самых коварных женщин гарема.

+1

8

- Я никогда не забуду Вам эту пощечину…
Многие поговаривали, что у новоявленной Валиде не только скверный характер, но рука крайне тяжелая. И теперь Наргизшах могла подтвердить, что так оно и было, слухи были истиной правдой... От пощечины, которую ей отвесила рыжеволосая рабыня, у молодой султанши прямо таки в ушах зазвенело.
«Интересно, опухнет ли щека или нет? А если да, то, как мне пояснить это Баязету? Хотя, очень может быть, что он даже и не заметит…».
О, если бы взглядом одним можно было бы убить, изничтожить, испепелить человека, то без сомнений Шамсият уже было бы мертва, с такой ненавистью посмотрела на свою «любимую» свекровь новобрачная.
- Все верно, женщина, в которой течет кровь Халифов может развесить, если есть на то причины. Хотя Пророк и не одобряет этого, - голос Нагризшах был тих и звучал как-то угрожающе. – Но Вы, госпожа, никто. В Вас нет огненной крови, ни капли. Вы женой покойного султана не были. Да что там женой. Вы так и оставались рабыней до самой его смерти, и не Вам решать, будет ли расторгнут ли мой брак или нет. Только султан может решить мою участь!
Это была истинная правда, и нелепые речи о расторгнутом браке не произвели на дочь Ахмета ровно никакого впечатления. Однако другое беспокоило ее.
«Интересно, расскажет она султану о моем обмане или все же будет молчать? Не верю, что расскажет! Такой скандал, такое страшное пятно на чести нашего рода. Весь халифат будет потешаться над султаном-рогоносцем! А ежели все-таки расскажет… А ежели расскажет, то смогу ли я оправдаться в глазах своего мужа? Как, что мне надобно будет ему сказать? А если она все уже рассказала?».
Отчего-то султанше показалось, что так оно вероятно и есть. Супругу ее все уже известно. Верно, это по приказу Баязета и происходит этот допрос. Потому как никто, даже Валиде  голоса не смеет повысить на нее, тем более бить. А тут вон… Даже стражу зовут.
- Зовите, зовите, госпожа моя прекрасная, с волосами словно пламя, - как-то криво усмехнулась Наргизшах, которой терять было нечего. – И слуг позовите, раз уж Вы удумали убить меня, ту в которой течет самая чистая кровь, то зовите всех! И при всех я расскажу, что отдалась послу Вашей с Вашей варварской родины!
В какую-то секунду Наргизшах показалось, что лицо Шамсият искривилось. Неужели этой рыжеволосой змее неприятны такие речи о ее родине?
- Не зря в халифате ходит мнение, что все люди с Ваших земель развратны и мерзки, могу подтвердить, что так оно и есть!  Зато выгоды мне от этого было не мало…
На мгновение султанша замолчала, выдерживая эффектную паузу. Мысленно Наргизшах уже попрощалась с жизнью и не высказать все, что так сказать «наболело» она просто не могла.
- Он, этот чужеземец взял меня, а взамен спас истинного султана и правителя! Он вывез моего младшего брата, не дал убить! Истинный наследник, сын благословенной супруги отца моего Кадан, маленький Джихангир, кровь которого уж точно чище, чем Баязета жив, цел и невредим. Это я расскажу всем. Пусть все знают, пусть каждый жалкий нищий знает, что трон халифата занял недостойный правитель, тогда как истинный султан жив!
Огромные угольно-черные глаза Наргизшах сверкали, словно бы метали молнии, на губах играла победоносная улыбка. Да, она совершила страшный грех, предала своего мужа-султана, зато спасла невинное дитя. И не просто дитя, а с огненной кровью.
- Я не смогла спасти моего Мехмета, зато спасла жизнь другого брата, а за такое и умереть не страшно.

+1

9

- Не забудешь, - кивнула Шамсият горько усмехаясь и опуская руку, которая пылала огнём и чесалась нанести очередной удар. Могу добавить! Только попроси! Пусть щека горит, напоминает о позоре! Распутница, бесстыдница! Мысленно рыжеволосая перечисляла все ругательные слова относящиеся к блуду. Она ожидала, что Наргизшах кинется к ней в ноги наконец, образумится и станет молить о пощаде. Стражу вон позвала специально, чтобы навести ужаса, страха на девицу лёгкого поведения из огненной династии, но поворот событий оказался иным. Наргизшах не склонилась, не целовала ножки своей свекрови, а плевалась ядом. У этой девчонки раздутое самомнение о своей персоне. Кто она такая, чтобы её не убили? Отец её мёртв, мать мертва и брат наследник с ними обитает в райских садах, а она до сих пор верит, что кровь имеет значение? Смертны все, если целенаправленно уничтожать.
- Рабыней? Ты ошибаешься, Ахмет подписал бумагу о моей свободе, но не стану я перед тобой оправдываться. В тебе кипит злоба. Во всех бедах, которые произошли с тобой, ты винишь меня. Ты ослепла от своей ненависти, грех твой настолько велик, что священное пламя его не очистит! Преисподняя ждет тебя!
Валиде говорила это таким голосом словно предсказание озвучивала. Её пышная грудь вздымалась от переполнявших чувств, борьбы с желанием убивать. Воздуха этим двоим не хватало в таком огромном помещении. Наргизшах не успокаивалась, события круто развернулись и развернулись в пользу рыжеволосой. Невестка очевидно решила, что терять ей более нечего, глупышка высказывала всё будто исповедовалась перед смертью. Видимо этот трюк со стражей развязал дочери Халифов язык, что она не только умудрилась разозлить до трясучки свою свекровь, но и взболтнуть лишнего. Шамсият гневалась, но ни одно слово не пронеслось мимо её ушей и теперь она всё понимала. Эта дрянь отдала своё тело, чтобы спасти пропавшего принца. Его искали, но не нашли и сочли мёртвым. В Варкаве? Его нужно убить! Пусть он действительно окажется мёртвым.
Свой родной край Шамсият давно позабыла, она слишком долго жила в Халифате. За него она трепетала, за него готова голову сложить, ведь на троне её ребёнок, которым дорожит всем сердцем. На лице валиде отразилась кислая ухмылка и не от упоминания бывшей родина, а от того, что Наргизшах глупа раз считает, что может подобным задеть. Распутница не сожалела о содеянном, а наоборот была счастлива, что грешила и грешила во спасения своего брата.
- Думаешь умрешь? - Шамсият переступила через маленький столик со сладостями. В глазах её мелькнул совсем не добрый огонь, она задумала куда более жестокую участь для своей невестки. Приблизилась к ней вплотную, схватив за горло обоими руками с силой надавливая и заставляя опустится на колени. Лицо её практически в плотную приблизилось к лицу Наргизшах. Горячим дыханием она её наградила будто огнедышащий, разъяренный дракон, - нет! Ты не умрешь и не разведешься. Сначала ты узнаешь, что Джихангира убили варвары как ты выражаешься! Его смерть будет теперь полностью на твоих руках, ты убийца Наргизшах. Запомни это, моя драгоценная невестка.
Она резко разжала пальцы, выпуская шейку Наргизшах из своих рук, не давая девушке потерять сознание. Засмеялась, засмеялась так словно находилась на пике своего триумфа и весь мир лежал возле её ног. Остается разыскать посла. Мои ищейки сделают свою работу быстро! Теперь понятно куда пропал маленький принц. Его кровь не чище крови моих сыновей. Всё это лишь слова, которые останутся словами. Это дуреха преподнесла мне ребёнка на блюде! О, Пророк, ты всегда ко мне щедр и к моим детям! Коварство рыжеволосой не знало границ. Она нашла выгоду для себя и прекрасно знала, что невестка ничего не поведает своему мужу, не станет же она признаваться в своём позоре не так ли? Ведь тогда ей придется рассказать про ребёнка или султан приговорит распутницу к смерти. Пусть не приклоняет колени перед валиде, больно нужно, теперь рыжеволосая знает больше, чем рассчитывала узнать. Смех её поутих, но взгляд казался победоносным.

+1

10

Страха не было. Совершенно. Напротив, ежели ее ждет смерть, то вскоре она встретится с матушкой и отцом. С Мехметом. С другими братьями, которые были зверски умерщвлены после смерти султана Ахмета.
«Мы, все вместе будем возлежать на шелковых подушках, поедать виноград, финики да апельсины и впереди нас будет ожидать одно только счастье! Можно ли не желать этого! Стало быть и страшиться мне нечего, мне надобно радоваться!».
Единственное, что сейчас испытывала Ниргизшах, так это ненависть. О, да, она ненавидела эту рыжеволосую выскочку, которая обманом и хитростью завладела тем, что должно было принадлежать ее матери и брату.
«Только моя матушка достойна была носить высокое звание Валиде султан, занимать эти покои и управлять гаремом. Только она, но никак не эта жалкая рабыня!».
Слова же о том, что покойный Ахмет подписал бумагу о том, что Шамсият свободная женщина насмешил молодую жену Баязета.
- Вольную? Ну и где же она?! Где? Отчего Вы молчали столько времени? - вопрос надо сказать весьма разумный, потому как в гареме любили посплетничать о том, что теперь халифатом управляет женщина, и даже не жена покойного султана, а всего лишь наложница. Рабыня! – Но если меня ждет Преисподняя, то и Вам не избежать ее!
Казалось султанша и правда помешалась от ненависти, которая переполняла все ее существо. И аналогичные чувства обуревали Шамсият.
- Мой грех не так велик, как Ваш, госпожа! Я не была тогда женою Баязета… Но Вы! Вы, госпожа, Вы, будучи вещью, игрушкой моего великого отца посмели проводить время с визирем! Думаете это никому не известно?! Все знают, что Мелек вовсе не дочь султана Ахмета!
Слухи такие по дворцу и правда бродили с потрясающим упорством, но вот сказать наверняка никто ничего не мог. Да и справедливо опасались болтать, ведь за такие речи можно и с жизнью проститься. С Шамсият шутки плохи.
Наргизшах же и дальше продолжила бы озвучивать свои подозрения в преступнейшей, постыдной связи Валиде и визиря, однако не успела. Потому как ее горло сжали руки «любимой» свекрови. Видимо терпение рыжеволосой закончилось прежде, чем султанша смогла высказать все.
Султанша попыталась было разжать мертвую хватку Валиде, но силы стремительно исчезали, воздуха не хватало.
В какой-то момент молодой женщине показалось, что вот она смерть и пришла, как внезапно дышать стало легче… И Наргизшах поняла, что стоит на коленях перед ногами рыжеволосой змеи.
Тяжело дыша и хватая воздух ртом, султанша злобно сверкала глазами и буквально-таки тряслась от ненависти. Но вот подняться на ноги сил не было.
- Я все запомню, каждое твое слово, каждое унижение, - более церемониться не имело смысла. – И однажды ты заплатить мне за все! Джихангир или же мой сын, - с этими словами султанша прикоснулась к своему животу, будто знала точно, что уже ности под сердцем наследника. - Рано или поздно кто-нибудь станет султаном, и тогда ты будешь страдать! Рыдать кровавыми слезами, но пощады не будет! Я сделаю все, что бы даже твои собственные сыновья, которых ты так любишь отвернулись от тебя!.
Не напугали султаншу слова о том, что жертва ее была напрасной и мальчика теперь наверняка убъют. Его сначала найти надо... И потом, уж эта хитрая собака с северных земель наверняка сумел хорошенько спрятать принца. Так, что даже Шамсият не сумеет его найти.

+1

11

Валиде не обязана каждому подносить бумаги и показывать, какую милость оказал покойный султан подписав вольную. На самом деле, подписывал он ту бумагу мёртвыми пальцами, лично Шамсият управляла его не живой рукой. Рыжеволосая не стала делать из этого праздник, тогда все были заняты похоронами и дальнейшим ритуалом с сожжением бывших любимиц усопшего. В дальнейшем бумага попала к Кадыру, самое надежное место, куда только можно её запрятать. Шамсият собиралась озвучить, что давно является вовсе не рабыней, но став валиде надобность отпала подобным хвастаться. Никто уже не смел ей перечить и афишировать на каждом шагу, что она вольная госпожа не было нужды. По статусу не положено перед кем-либо оправдываться. Кто бы мог упрекнуть её, что она рабыня? Однако нашлась Наргизшах, которая поспешила напомнить, где место Шамсият, откуда она взялась в гареме. Глупая девчонка! Это ровным счетом ничего не меняет.
Грязные обвинения! Как только язык у Наргизшах поворачивался? Очумела. Сдурела! Шамсият подумать не могла, что пригрела на груди змею, надо было вместе с братцем извести со свету. Теперь от неё не просто избавиться, вопросы появятся. Ох, и беда обрушилась на мою голову! Но ничего, я и с ней разберусь! Со всем справлюсь! Горы сверну, небо с землёй местами поменяю, если потребуются! Уверенная в себе, победоносно мыслящая, она гордо возвышалась над девчонкой, посмевшей перейти дорогу. Не воспринимала в дальнейшем её слов, твердила себе, что сделает всё по своему и справится со всем, что преподнесет судьба. Никогда дети не отвернутся от неё, такому не бывать. Она не верила устам Наргизшах, ничтожны слова, которые сказаны от ненависти и произнесены грешницей.
- Стража! - вновь воскликнула валиде. Больше не опустится, чтобы как-либо оправдаться в глазах этой змеи. Пусть думает, что угодно. Пусть обвиняет во всех страшных грехах, но доказательств у неё нет, а у самой Шамсият они имелись. Девица порочна как шлюха в бордели и невинное личико её не спасет. Огорчать своего сына валиде не станет, по крайней мере, не в ближайшее время. Теперь Наргизшах будет под чутким контролем рыжеволосой и помогут ей в этом её пташки, а также Фидан, которая с радостью изведет конкурентку за сердце повелителя.
Со второго раза стража появилась в дверях. Шамсият криво усмехнулась, а затем махнула рукой.
- Уведите мою дорогую невестку в её покои! Ей нездоровится, видимо сладкое в её положение противопоказано! Дай, Пророк родится славный мальчик! Воин всем воинам!
Речь валиде неожиданно из гневной превратилась в елейно-слащавую. Она сверкнула глазами на живот Наргизшах, которая сама на него показывала. Некоторые женщины действительно умудрялись предсказывать скорое рождение своего ребёнка, даже после одной ночи проведенной с султаном и такую возможность, Шамсият не исключала. Она сама когда-то заявила, что понесла дитя, через два дня после проведенной ночи с Ахметом и не ошиблась. Стража аккуратно подхватила невестку рыжеволосой под руки, помогая подняться и повела прочь с глаз долой. Валиде тяжело опустилась на диван с мягкими подушками, практически завалившись на них. Набрала в лёгкие побольше воздуху, а затем со всей силы толкнула мысом туфля маленький столик со сладостями, перевернув. Хоть на чём-то отыгралась!
- Дерзкая тварь! Насобирала сплетен от своей матери! Ничего, я с ней разберусь!
Пообещала рыжая женщина сама себе вслух.

+1


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Порченная игрушка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC