АВТОРСКИЙ ФЭНТЕЗИ-МИР | 1618 ГОД, ЛЕТО
Добро пожаловать в наши края! Удивительные места распростерлись пред твоим взором сегодня. Элемент раздора пошатнул право правления Халифов, вызывая султана на проверку крови. Прогресс вызвал немилость традиций в хенесайских озёрах. Да и Варкава с ужасом ждет завтра, не зная кому передать корону. Три культуры застыли на пороге перелома.
А куда пойдешь ты?
ИМИ ПРЕКРАСЕН ИЮЛЬ

Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » деловая встреча


деловая встреча

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/t2UOL.gif http://sd.uploads.ru/p0zba.gif http://sh.uploads.ru/wu2IA.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
деловая встреча
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Loung May vs Wang Guo
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Императорский павильон последнего числа первого летнего месяца
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Мирный день перед началом ожесточенной бури спешил закончится с заходом солнца.
Что будет завтра? Первая кровь.
Каков исход событий? Ответ укрыт Великим Сёва.

+1

2

В обязанности первого генерала бесспорно входила защита души и тела Её Императорского Величества от всех посягательств, бед и напастей, даже если они исходят от неё самой. Императрица практически не отпускала  Го от себя, требуя, чтобы он постоянно находился подле её персоны. Случись с ней какая-либо неприятность будет виноват он, а если случится что-то без него, будет виноват в двойне. Попробуй тут улизни пораньше, рискуешь с жизнь распрощаться, отправившись к чертогам разума Сёва. Великий дракон очевидно уже заждался Го, намекает, что недолго осталось. Ведь каждый день приносил сюрпризы, Лун принимала новые решения, которые не всегда нравились первому генералу.
Тебе не надо говорить и высказывать своё мнение вслух. Тебе надо молчать и оберегать госпожу. И не думать. Меньше думать. Легко размышлять, но сложнее сделать. Как запретить себе думать о неизбежности? Беги не беги от неё, она настигнет. Го недавно прозрел. Его озарило! Виновата ли мачеха в его прозрении или он самостоятельно до этого докатился? Ему открылась истина - ничего не нажил. Глупость несусветная. У семейства Ванг было абсолютно всё, чего бы они не пожелали, но это всё нажито веками предков. Родовое накопление. Го ничего не преувеличил, он лишь сохранил, но кому передаст? Пустоте. Который раз мужчина убеждался, что не зря беспокоился отец о продолжении рода. Ему не хватало сыновей, одного не достаточно, чтобы сохранить состояние. Бесконечные скандалы Линг напоминали об этом постоянно, ежесекундно. Эта женщина посеяла в своей душе надежды, несбыточные мечты, которыми питалась день ото дня и не давала покоя никому в доме. Го разрывался на мелкие части внутри, но внешне всегда казался собранным и твердым будто камень. Он не желал идти в свой дворец и не желал оставаться в императорском. Меж двух огней.
Устал. Ему хотелось отдыха. Ещё сестре устроить будущее, если себе не в состоянии. Возможно при его смерти мужу сестры достанется всё нажитое поколением Ванг. Так увял не один род, а более неизвестные обретали могущество. Естественно Го собирался найти своей милой Фэй достойного человека, чтобы жизнь её сложилась наилучшим образом. Счастье родной сестры было для генерала главной целью, жаль, что о своём никогда не заботился. Пропасший. Служба привела его к самому краю бездны и он готов сделать шаг вперёд, догадываясь, что его ждёт. Амбиции заставляли желать большего и не останавливаться на достигнутом. Генерала ожидала должность военного министра, если небесная госпожа сочтет разумным подобное. Что дальше? Дорога по которой Го шёл без возврата, оглядываться нельзя, оступиться тоже. Любая ошибка приближает к чертогам разума Сёва, который продолжает звать.
Тяжкие мысли окутывали генерала, когда он наконец завершил рассматривать доклад лица ниже его по чину, да и по статусу. Попросив отправить писанину в архив, хенесаиц поднялся с пола и покрутил головой, разминая затекшую шею. Тело затекло долгое время находиться в одной позе. Прислуга известила, что императрица изволит принимать ванну. Он беспрепятственно направился туда, ему можно и никто даже не пошевелился, чтобы остановить. Помещение было наполнено душистыми ароматами и влагой. Прислуга крутилась возле небесной госпожи, но достаточно генералу было щелкнуть пальцем как прислугу смыло ветром. Го оказался прямо за спиной Мэй, лежащей в ванне. На её плечах переливались капли воды при свете свечей, он приземлился на корточки, взяв душистую губку и коснувшись плеча госпожи. Наклонившись к её ушку слишком близко, мужчина практически ощущал исходящий пар от её кожи. Мокрые волосы императрицы почти касались его щеки. Он прошептал.
- Желаете, чтобы я остался моя госпожа? Или мне следует отправиться в свою скромную обитель?

Отредактировано Wang Guo (2018-06-20 21:36:32)

+1

3

Императрица – это не титул, это часть существа, рожденного с кровью династии Лун и лицом Лун Мэй. По крайней мере, так утверждают и будут утверждать историки и философы, пока находятся под покровительством и надзором ее власти. Так утверждают и будут утверждать жители всей Империи, одаренные или проклятые ее словом закона. И никому не позволено опровергать сей факт. Истина, какой бы она не была, всегда берет начало и конец в устах нареченного троном Сёва.
Не сказать, что маленькая провидица слишком обеспокоила своим предсказанием Мэй. Скорее, наоборот, зная все нюансы своего прошлого и предполагаемые дороги будущего, она рано или поздно и сама могла предположить подобный исход событий. Просто пророчество возникло не в самый удобный для нее момент. Она знала, иногда даже словно слышала за спиной, чужие возгласы негодования и недоверия к женской руке власти. Пожалуй, всем было бы в разы удобнее, родись она мальчиком. Нет. Скорее всего, даже будь она наследным принцем по привилегии рождения, обязательно нашелся бы кто-то, кто бы высказал несогласие и недовольство. Что взять с этих мужчин? Прикрываясь традициями общества, они лишь пытаются скрыть свое жалкое желание превосходить друг друга что физически, что духовно, что морально. Так что нет ничего удивительно в том, что Мэй не особо воспылала любовью к милой сиротке, привезенной в ее дом и словно случайно играющей на руку волне оппозиции.
Правда, можно отдать должное ребенку – она предсказала действие заранее, а не тринадцатого числа второго летнего месяца. Поэтому Лун имела некоторый багаж времени, чтобы обдумать и оценить собственные силы и планы. Ледяной Император должен быть холоден и рассудителен в своей атаке, у него нет возможности довериться народной любви и обожанию простолюдинов. В конце концов, чернь – это лишь руки, инструменты в волнениях, которые можно и нужно использовать в своих целях, но никак и никогда чернь не сможет вести за собой власть. Кажется безумством ситуация, при которой аристократ умоляет крестьянина вытащить себя из ямы грязи или стыда. По крайней мере, Лун никогда бы не пошла на такие смешные молитвы. Так что, чернь – это только ресурс. А только правильное распределение ресурсов позволит выиграть и перехитрить судьбу, предписанную Сёва.
И вот, вроде, план составлен. Осталось перейти к реализации задуманного, но для этого тоже нужен какой-то инструмент. Причем, учитывая сложность и трудоемкость процесса, необходимо брать лишь те инструменты, к которым привыкла рука и лежит душа. Ванг Го – чем не прекрасное оружие? Всегда такой тихий, покладистый, верный. Черный щеночек, неотступно следующий за хозяином и готовый в любой момент принести по его приказу любую косточку, валяющуюся в округе. А дабы ничьи чужие уши не слышали и не мешали обращаться за помощью к инструменту, нужно учиться выбирать место, где неприемлем никакой посторонний взгляд. Ванная, скажем.

Вода мерно обжигала холодные участки кожи, не причиняя боль, но успокаивая и нейтрализуя все излишние мысли. Мэй обожала горячую воду. Иногда казалось, что этот обжигающий вакуум мог бы расплавить все ее тело и обогреть все утаенные уголки ее разума. Увы и ах, несмотря на символизм и предполагаемые учеными особые качества, вода – это всего лишь напиток. Она не дарит ни упокоение, ни бесконечность, разве что вы не собираетесь утопиться в ней. Лун было всего двадцать, ей рано прощаться со светом, а значит и нельзя поддаваться манящему очарованию зеркальной глади.
Не успела она погрузиться в стихию, и не успел слуга коснуться щеткой ее израненной спины, как вместо него это сделал кто-то другой. Слуги не прикасаются к господам так уверенно и твердо, как делает это генерал. Его руки довольно просто отличить от чужих. Впрочем, нельзя и сказать, что неожиданная смена мужчин в ванне привела императрицу в бурный восторг. Все же, она не больно-то ценила, когда к ней незамеченными подступают сзади. Но, по природе своей немного вялая на эмоции, она даже не утрудилась повести на это взгляд и как-то высказать жалобу. Спокойствие и безмятежность. Просто чуть повернула голову и начала говорить, игнорируя опережающий ее вопрос:
- Ванг Го, не стоит начинать разговор с императрицей, предварительно не показавшись перед ней лицом. Не люблю людей, подходящих со спины. Но, раз я тебя узнала, то так тому и быть. Как думаешь, почему я тебя позвала? – Словно бы интересовалась, но продолжала, не обращая внимания на голос собеседника. – Что ты думаешь о маленькой провидице? Ее слова имеют хоть какую-то цену?

+1

4

- Пока я нахожусь за вашей спиной, никто не посмеет её коснуться, - кроме меня сдержанно отозвался генерал на недовольства императрицы. Она всегда говорила уверенно и твердо, не терпящая возражений. Он восхищался этой манерой речи, искусством ставить каждого на своё место. Мэй молода, но талант править у неё в крови. Рождена, чтобы быть властительницей великой Империи.
Без ведома небесной госпожи, цикада не заплачет, поэтому она преувеличивала, говоря, что узнала появившегося генерала. Лун не нужно никого узнавать, она знает наверняка, кто в скором времени посетит ванну, ведь сама же пригласила. Для важных переговоров. Голос выдавал молодую правительницу, что она планирует вести беседу серьезную, и не настроена на любовные утехи, по крайней мере, не с первой секунды появления генерала за своей спиной. Как думаешь, почему она тебя позвала? Эхом отозвалось в подсознании Го, коварный вопрос. От него не требуется много думать, ему необходимо соглашаться с каждым её решением. Кривая ухмылка скользнула на лице мужчины, а хватка казалась стальной, которой он сжал губку, выжимая все соки, стекавшие по плечу императрицы. Промолчал. Мэй любила говорить, а не слушать, поэтому бессмысленно предполагать, зачем позвала. Она явно не желала услышать его варианты ответа, ведь продолжила свой монолог. На самом деле госпожу интересовала маленькая предсказательница, которая с недавних пор обитала в её дворце. Девочка глаголала истину грядущего будущего. Словам ребёнка верили, ведь она предсказала многие вещи, которые сбывались. Однако кто сказал, что нельзя предсказание обернуть в свою сторону с пользой для себя? Императрица сама об этом знает, но почему её вдруг обеспокоила маленькая девочка? Генерал почувствовал это волнение или ему хотелось его чувствовать. Он разжал пальцы, отпуская губку, которая скользнула по плечу госпожи, исчезнув в районе грудей Мэй под водой, падая на дно. Мужчина уперся в края ванны. Стоило ли ему вмешиваться в монолог госпожи? Быть может, она сама расскажет, что мучило её и напрягало при виде девочки.
- Многие верят в её слова, а значит, им есть цена, - коротко отозвался генерал, пожав плечами. Если словам предавать значение, они будут иметь цену и вес.
Неизвестно, что на уме императрицы. Решила истолковать очередное предсказание с выгодой для себя? Или испугалась, услышав не добрую весть. Генерал не вникал, что именно предсказывало дитя, если предсказанию не предавали какое-то глобальное значение, о котором должны услышать все придворные господа. Кажется, недавно девочка говорила о младенце, об этом судачили лентяи, что отлынивали от своих обязанностей. Ванг не сильно вникал, что именно говорили, по его мнению младенец не мог угрожать правлению небесной госпожи. Глупость. Он занимался более важными делами, а не гонялся за мифическими слухами. Реальные проблемы интересовали мужчину, которые могли пошатнуть трон Мэй. Безопасность императрицы превыше всего, его святая обязанность следить за ней и не допускать покушений, а каким образом, кроха мог причинить вред? Неизвестно даже появится младенец на свет. Не каждое предсказание сбывается.
Мужчина застыл в ожидании речи императрицы. Возможно она собиралась озвучить ему свои опасения.

+1

5

- Имеет цену? - Чуть сдвинув губы, Мэй направила насмешливый взгляд на обвешенную алыми тканями холодную стенку перед собой, наигранно выдавая свое шутливое настроение по этому вопросу. Она не смеялась, нет, но в голосе словно слышалось ехидство, вроде и не присущее светскому разговору.
Продержав несколько секунд тишины, императрица вальяжно сползла по ванне вниз, освободив свои коленки от водного плена и откинув голову назад, заглянув в лицо собеседнику. Она не любила говорить в пустоту, это давило каким-то одиноким величием ей на плечи. Словно правила мертвецами и бездушными терракотовыми воинами. В этом, конечно, есть и своя прелесть, но ведь в эту игру очень просто поверить и заиграться. В таком мире нет ничего кроме Императора и его воли. Ей же, как девушке, ощущение жестокой реальности дарит управление человеческими чувствами и желаниями. Сочинительство музыки. А для этого нужен зрительный контакт.
Протянув руку к волосам мужчины, она нежно провела пальцами по его правой щеке к левой, ноготком поддевая низ его уродливой маски.
- Ты можешь прятать шрамы от терракоты, но передо мной с ними выглядишь притягательнее и твёрже. Я же говорила. - Медленно сдвинув кончиками пальцев железное уродство с глаз Го, Мэй вновь обратила внимание на свое тело. Все же, она не оставляла надежду закончить с принятием ванны традиционным методом, а не быть насильно вынесенной из нее на руках своего милого слуги. Обнаружив упавшую губку между ножек, аккуратно подняла ее на водную гладь, к воздуху и привычной среде. Впрочем, будучи человеком несколько избалованным, ей неприятна мысль ухаживать за кожей самостоятельно. На это ведь есть и другие люди. Поэтому натираться независимо даже в голову не пришло. И подняла губку Лун просто так, чтобы пожамкать неприятный на вид кусок материи в своих нежных ручках. И правда, какими бы щенячьими свойствами не наделяла этот предмет ее прислуга, но щетка оттого и щетка, что должна грубо стирать с тела лишнюю грязь, а не ласкать и гладить его.
- Если бы все было так просто - просто имело бы цену, - задумчиво возвращаясь к холодному тону, продолжило свою мысль Величество. - Вот только ребенку деньги не интересны. Ни цена, ни вес здесь играет роль. Нет же! Только то, как восприняли эту новость в высших кругах Есая. Авторитет этого пророчества. Вот ты. Ты ему веришь?
Продолжая мять предмет в ладошках, императрица вновь подняла голову, снова и снова заглядывая в глаза генералу с надеждой узнать реакцию на все свои вопросы. Она знала, что Ванг не слушает никого кроме нее, не доверяется так никому кроме правителя Хенесая. По крайней мере, если бы это было иначе, то значило ошибку в суждениях Небесной Владычицы. А разве хозяин Империи может строить ошибочные гипотезы? Нет, конечно. Значит и Го пока стоит на ее стороне. Впрочем, это не отменяет и тот факт, что он не всемогущ, следовательно, у него есть сердце и дух, подвластный уничтожению и преклонению. Ему можно доверить немного, но нельзя вверить всё. Однако, сейчас не было необходимости проверять границы преданности, нужно всего лишь найти честный ответ. Ответ на вопрос Мэй знала заранее, посему и не требовала его озвучивания.
- Зато я ей верю. Она не просто так оказалась в моем дворце, и не только благодетель сыграла роль на моем к ней отношении. Ее услышало слишком много ушей, слишком много ртов открылось на эту тему. Поэтому надо что-то делать и делать деликатно, а не засовывать кляп в уста каждому сплетничащему старику. Именно так. - Заключила речь и начала диалог. Ей было важно услышать что кто-то согласен с ее идеями или, хотя бы, что кто-то тоже мог в своей голове прийти к идентичному ей выводу, поэтому-то последнее восклицание казалось особенно важным в продолжении всего вечера: Твои предложения?

+1

6

Императрица верила в слова маленькой девочки, поэтому пророчество обеспокоило владычицу небесную. Не зря она затеяла сей разговор и собиралась продолжать. Опустившись в воду и вскинув голову, заглядывая в его глаза. Генерал молча ждал, смотря в её распахнутые большие, не типичные для хенесаки очи. Порой они гипнотизировали его, что он готов утонуть в них, погрузившись на дно и никогда не возвращаться назад. Тонкие пальчики императрицы потянулись к маске Го, которой он прикрывал шрамы под левым глазом. Подковырнула ноготком, напоминая, что предпочитает видеть его без этой уродливой вещицы. Ванг прекрасно помнил, но во дворце многие слуги пугались рубцов, оставленных зверем, не подобает при императоре появляться в таком виде по этикету, ведь император должен созерцать красоту, а не уродство. Однако владычица небесная нарушала правила установленные издавна, она многое меняла по своему велению и продолжала вносить реформы. Удивляла своей решительностью.
Го коснулся пальчиков императрицы, тёплых от воды, а затем помог сдвинуть маску, поднимая вверх. Тем самым оголяя свои шрамы, доказывающие его храбрость и силу, а быть может и безумие. Ведь только безумец, способен был сразиться со зверем, которого боялись и который унес много жизней, пока не погиб от руки первого генерала. Ещё недавно мачеха устроила в доме скандал, пытаясь высмеять уродливые шрамы на лице Го, но обожглась, ведь свой изъян он считал достоинством. По крайней мере, Лун Мэй ценила этот изъян, не считая его таковым. Демонстрация силы и безумия. Го нравилось, когда императрица вспоминала про его шрамы, изучала, касалась их, ведь и сама была хранительницей шрама, который скрывался под одеждами на спине. Не принято обсуждать его в обществе. У императрицы не может быть изъянов, о них не говорят вслух, даже мыслить опасно.
Мэй переключилась на губку, которую нащупала в воде. Вновь перескочила к вопросу о девочке, которая рассказывает сказки о грядущем. Именно для этого она позвала первого генерала, как же всё-таки легко небесная госпожа умела менять темы, возвращаясь к первоначальной и забывая предыдущие. Что действительно заботило её, она не оставит, поэтому вопрос с маленькой предсказательницей серьёзен и открыт. Не стоит относится к нему легкомысленно, хотя Го не предавал значение предсказанию. Лун это прекрасно поняла, говоря, что лично сама верит в пророчество, которое озвучило дитя. Безусловно, Ванг согласился со своей владычицей и не пытался переубедить в обратном. Однако он не считал младенца опасным, разве может кулек с соплями пошатнуть трон императрицы? Она слишком прочно восседает на нём, но не нужно обольщаться. Предсказание в первую очередь играло на руку врагам Мэй, которые согласны на младенца мужского пола, лишь бы не женское влияние.
Она вновь заглянула в глаза первого генерала, ожидая предложений и закончив свой монолог. На этот раз она действительно хотела услышать идеи по поводу - что делать дальше. Как поступить деликатнее? Число известно, когда появится на свет младенец, но ведь их может родиться очень много в этот день, Империя огромна. Неизвестно в каком месте его искать. Маленькая предсказательница не могла отвести к ребёнку. Задача не простая. Найди младенца, не зная где. Ванг нахмурился, сдвинув брови. От него требовались предложения, а не молчание и безропотное повиновение. Он так не хотел напрягать свой разум.
- Полагаю, вы желаете разыскать младенца, моя небесная госпожа, - не вопрос, а утверждение. Ему показалось, что именно этого хочет императрица. Найти младенца и возможно уничтожить. Но разумно ли это? - изволите отправить меня на его поиски?
Предложений кроме уничтожения новорожденного у Го не имелось, но подобное он не считал умной идеей, поэтому воздержался, чтобы высказывать подобное вслух. Однако на его застывшем лице читалось что-то хмурое и мрачное, не иначе он размышлял о том, чтобы вернуть рожденного к его отцу Великому Сёва. Откуда пришел, пусть туда и уходит. Чуткая императрица могла спокойно догадаться о чём помышляет её первый генерал, ведь и сама наверняка об этом раздумывала.

+1

7

«Я люблю свой дом, тебя, свой народ. Для меня все это – единственное, что можно и нужно защищать». Отец часто повторял ей эти слова перед сном, когда мама умерла. «Империя превыше всего», - этот девиз закрепился в ее уме как основная жизненная позиция, не желая уступать свое место в голове «семье», «дружбе», «чувствам». Пожалуй, с одной стороны это слишком просто. Такое вот отрешенное отношение ко всем и вся только ради какой-то единичной цели. Кто-то будет считать это бегством. Бегством от себя, от своих амбиций. Возможно так оно и есть, но это не на грамм не смущает Небесную Госпожу. У каждого свои идеалы и, как это не пристойно бы не звучало, у каждого представителя династии Лун такие эталоны присутствуют.
Ей важны чувства народа. В конце концов, ее «дом» составляют люди, а не только терракотовые воины. И это прекрасно, когда Господин слушает своих подчиненных. Было бы, если бы он действительно слышал их недовольство. К сожалению, каждый в этой стране родился тем, кем заслужил родиться в прошлой жизни, поэтому и жаловаться никому не присуще. Раб карает себя за грехи, которых и не помнит. Губернатор похваляет себя за благодетели, которые и не помнит. Так устроена великая сеть Разума Сева. Исходя из этого, Император никогда не видит чужих слез, а лишь улыбки умиления. Как жаль, что до сих пор люди в этой стране не достаточно окрепли, чтобы не винить в своих бедах правящую династию. Увы и ах, число рабов и прислуги во все века будет превышать численность знати и достойных лиц.
Мэй заметила на лице генерала мрачную тень, когда он начал уточнять детали своего приказа. Что же, в этот раз его интуицию вполне можно было бы похвалить за сообразительность, если бы свои идеи Императрица была бы намеренна скрыть. Однако, ей не было необходимости что-то прятать. Глупо делать то, что не несет никакой доли важности. Если слишком часто уворачиваться, то любая твоя ложь становится не более чем раскрытая книга перед тем, кого надеешься всегда держать в неведенье. Некоторые старики и правда учили ее мудрым вещам.
- Искать младенцев нет необходимости, мой генерал. – Выкинув из ванны щетку одним легким движением, Лун уперлась руками в стенки саны, чтобы встать. – Я не нянька, чтобы разводить здесь дет.сад для детей всякого сброда. И одной провидицы хватает. Сколько зверя на плече не грей, а он не постесняется укусить за хвост, когда на него найдет наваждение.
Плавно выйдя из воды, Лун почти мгновенно оказалась в объятиях нежной материи, укрывшей ее обнаженное тело от прохладного вечернего воздуха. Ей было неестественно сдаваться лихорадке и прочим болезням, но рисковать здоровьем лишний раз казалось непозволительно дерзко по отношению ко всем своим заботам и планам. Хотелось просто взять и стряхнуть их с себя, подобно смахивая воду с волос. Как жаль, что оппозицию нельзя просто распять в железной деве. Хотя… Это было бы весьма приятно лицезреть.
- Мне надо избавиться от него, во что бы то ни стало, - чуть прошептала она своему собеседнику, отворачиваясь и указывая ему глазами на выход. Не в знак того, что разговор закончен, а лишь показывая значимость этого действия для всей ее страны, всех тех, кто находятся по ту сторону этих пурпурных стен. – Звезды  говорят, что его можно убить даже не устраивая поиски. Веришь? Просто сжечь.

+1

8

- Сжечь?
На лице генерала застыло немое удивление. Он наблюдал, как императрица плавно выпорхнула из ванны, укрывая тело мягкой материей, обволакивающей и подчеркивающей формы. Ткань прилипала к мокрой коже молодой женщины, создавая идеальное изваяние от которого веяло холодом. Истинное божество, очаровательное и беспощадное. Жестокость Мэй поражала и воодушевляла одновременно. Он смотрел на нее, и казалось, она светилась в бликах свечей. Решительная. Она всё спланировала заранее, поэтому не желала слышать возражений. Го не смел её ослушаться, а должен лишь повиноваться её приказам. Пусть даже идеи императрицы безрассудны, ему нельзя их оспаривать. Мэй его идол, которому он поклоняется и приносит жертвы во славу своего божества. Даже если она потребует сложить к своим ногам тысячи младенцев, Го безропотно подчинится и выполнит желаемое своей госпожи. Вот только принесет ли это благо Империи и людям в ней живущим?
Первый генерал, опираясь о края ванны, поднялся, вытянувшись в полный рост. Удивление сменилось беспристрастным выражением на его лице. Он не считал идею своей госпожи разумной, поэтому в глазах не сверкало понимание, а скорее повиновение. Готов выполнять всё, что она пожелает. Хочет сжечь ребёнка, он с удовольствием исполнит этот каприз. Младенца придется уничтожить, способ уже найден. Дело осталось за малым, воплотить в реальность.
- Желаете сжечь, будет исполнено. Только прикажите. Звезды указали путь?
Он теперь хотел слышать её план. Она ведь заготовила его, если настолько горячо уверена в своём решении. Есть младенец, которого требуется сжечь, но в каком он находится месте? Если желаешь что-то сжечь, надо хотя бы знать, где это будешь делать. Не собирается же императрица выжигать подряд все деревни, где родится ребенок предсказанного числа? Это чревато последствиями. Отличный повод для оппозиции, чтобы народ усомнился в божественности правительницы. Они обязательно воспользуются этим моментом, чтобы настроить людей против своей владычицы. Всех недовольных не истребишь. На страхе всех не удержишь, смутьяны обязательно отыщутся, что взбаламутят толпу. Го замер, словно терракотовый воин, посреди помещения для купаний владычицы небесной, не решаясь делать никаких телодвижений и ожидая от своей госпожи повелений. По её приказу он будет дышать, по её приказу он умрет, и по её приказу будет жить. Он давно уже вступил на этот опасный путь и не свернет. Его тело принадлежит ей, пусть даже разум не всегда согласен, но тело не ослушается никогда.

Отредактировано Wang Guo (2018-07-09 11:25:53)

+1

9

Хенесай верит в Императора, в его божественное влияние и в его постоянство по отношение к нему. Божество, что укрывает народ от невзгод и ошибок истории - так представляется Лун каждому жителю империи. Сейчас. Но что будет тогда, когда защитный плащ спадет с плеч жителей Империи, когда самому Богу нужно будет укрытие от метеоритного дождя, от сотни падающих звезд или от неожиданного цунами? Что будет тогда? Народная любовь переменчива. Ее просто получить, но стоит лишь отвести взгляд в другую сторону, как вместо объятий получишь кинжал между ребер. В этом и заключаются Они, люди.
Го был порядочным воином. Сильным, отверженным мужчиной, готовым ради Императрицы на любые жертвы и истязания. Глупым песиком, любящим императорскую нежность, заботу и внимание. Может быть, у него и правда не было сердца и иных чувств помимо долга, но в иной момент, совершенно случайно и ощутимо неряшливо, проскальзывало на его лице и что-то человечное. Не будь этого человечного, Мэй бы полностью могла бы доверить себя этим уверенным рукам, но оно было, и это Нечто раз за разом заставляло отворачиваться от генерала, принуждать себя ждать чего-то другого, чего-то более соответствующего ее положению, статусу и влиянию. Как бывает сложна женская судьба! Вот вроде перед тобой человек, который был бы в силах осуществить давнее пророчество в жизни, спасти от всех предрассудков и каверзных сплетен, но что-то в голове все повторяло: "Не тот. Не тот. Не тот". И ведь от этого внутреннего голоса не убежишь, не скроешься, да даже не забудешься. Остается только мириться и верить, что"тот" очень скоро появится и поделится с тобой непробиваемым плащем-убежищем, укроет и от метеоров, и от звезд, и от ужасающего потока. "Тот, а не Этот".
Но нельзя и не отдавать себе отчета, что Ванг пусть был для нее не идеален, но довольно симпатичен. Она всегда любила живность, не способную на собственные амбиции, но способную на вечную преданность. Го был прекрасен тем, что пытался, а иногда и очень хорошо вживался в эту роль, стать тем милым жертвенным зверьком-спасителем, домашним песиком в личном императорском пользовании. Увы, на это нельзя было смотреть без улыбки, но ведь улыбка - это проявление лишь приятных эмоций. В последнее время так мало вещей могло воистину вдохновить и развлечь.
- Звезды много чего говорят, - вернувшись на расстояние руки от собеседника, попыталась ответить Мэй на вопросы дорогого ей мужчины. Да-да, в ней часто замечалась склонность ходить кругами, причем как в прямом, так и в переносном смысле. - Но стоит ли им вершить нашу судьбу? Да и к сожалению, они не сказали ничего толкового. Пока. Будем ждать чего-то более радушного от нашего астролога, а до тех пор приказом остается "жечь". Начни с севера. Все же, он всегда был к нам более толерантен, чем те же жители Нековари.
Свесив руки с плеч Го, Императрица мягко прижалась к его телу своим. Тепло воды, безусловно, было приятно и своим уютом словно звало за собой, но человеческая теплота казалась в разы лучше. Как кошки тянутся погреться у огня, Мэй также склона искать огонь и в людях, окружающих ее. По-детски? Так ведь она и была еще пока ребенком. Дитем, которому так и не удалось понять, что значит уважать чувства других, любить других, доверять кому-то все свое драконье существо.
- Или тебе что-то не нравится? В конце концов, это даже не просьба.

+2

10

Правильно ли он понимал? Императрица желала сжечь не одного младенца, а целые поселения. Неужели в её голову пришла столь радикальная идея? Она четко дала понять, чего хочет и отступать не намерена. Не просьба, а приказ. Генерал не верил своим ушам. Подобное безумство грозит смутой. Он был готов выполнять любой приказ своей госпожи, но этот приказ угрожал безопасности императрицы. Представляет ли она какие последствия её ожидают? Мужчина не смел перечить, продолжая возвышаться каменной глыбой посреди купальни и не шевелясь. Не моргая, в раздумьях. Лун стоит только приказать, он готов плясать прямо здесь подле неё, но выполнить поручение, которое ляжет тенью на её правление не решался. Го размышлял как правильнее намекнуть императрице, что её желание абсурдно. Она заставит свой народ восстать против неё и тогда даже первый генерал не поможет своей небесной госпоже. Он не сумеет уберечь её от разгневанной толпы. Играть с огнём опасно.
Жечь поселения затея не здоровая. Самое страшное, что императрица это не считала таковым, она кажется всё уже давно решила. Вынесла приговор несчастным, которые погибнут в пламени. Выбрала северные территории, где люди принимали её власть. Если эти люди отвернутся от неё не избежать бунтов. Южные территории восстанут, ведь такой удачный повод представится для забастовок против власти владычицы. Объединят усилия вместе, направив свою агрессию и недовольство на императорский дом. Путь кровопролитный избрала Мэй и лучше попытаться остановить пока не поздно. Только кто он такой, чтобы обсуждать приказы императрицы? Иногда ему казалось, что она не готова полностью ему довериться, постоянно проверяет на прочность. Советы его станет ли слушать в таком случае? Пока он находился в замешательстве, императрица приблизилась к нему, припав к могучей груди. Его сердце пылало пламенем, гулко стуча внутри. От него исходило тепло, а она будто кошка ластясь, прильнула к печи. Императрица тоже женщина, всего лишь женщина, которой не хватает крепкого плеча, но она боится полностью на него положиться и быть словно за каменной стеной. Ванг готов каждый раз ей доказывать снова и снова, что ему можно и нужно доверять. Он мир перевернет ради неё, но быть может это его амбиции? Что же тогда его останавливало немедленно идти и выполнять приказ? Он бесстрашный воин, но если власть госпожи угаснет, Го вместе с ней уйдет в закат.
- Моя госпожа, не посчитай дерзостью, - генерал перешел на неформальное общение со своей небесной владычицей, склонившись к её ушку и не навязчиво нашоптывая, будто ветер ласкает мочку уха, - но последствия масштабные. Возможен бунт, народу не понравится такое решение. Как объяснить людям, что императрица пожелала жечь их дома? Во всём обвинить звезды? Только это не отменит гнев людской и не покроет нанесенные убытки.
Он попытался аргументировать свои сомнения. Не отказывался выполнять приказ своей госпожи, однако желал понять до конца ли она осознает, чем грозит ей подобное решение? Готова к последствиям? Если да, он выполнит, но не ручается, что сможет спасти её от падения. Вот только готов ли Го падать вслед за своей госпожой? У него были планы иные, более высокие, где-то глубоко в душе он тоже желал стать неприкосновенным. Его руки заключили в объятья свою госпожу, ведь она так сладко устроилась на его груди.

Отредактировано Wang Guo (2018-07-13 20:37:08)

+1

11

Неожиданности выбивали из колеи? Отнюдь. Все немного иначе. Они не выбивали, а скорее неконтролируемыми толчками заставляли существо более точно ощущать реальность, даже когда эта реальность не более чем мираж в имирской пустыни, плод развивающегося воображения в утомленном теле.
Подобной неожиданностью для Мэй стали претензии генерала. Или даже не "претензии", а "допущения", "уточнения", "советы"? Не важно как обозвать эти звуки, но произносимые недовольства верными устами не могли подарить сердцу покой и надежное чувство защищенности. Человек - тварь социальная, в его природе заложена необходимость присутствия безопасного укрытия, теплого и изолированного ото всех и вся. Безусловно, Лун никогда не видела свое спасение в главе клана Ванг, но и не ожидала, что в нем найдутся такие злосчастные шипы. Да только шипы эти вонзились в толстую ткань одежд, не поцарапав нежной плоти. Ее решения не маятник, а камень - расшатать гораздо сложнее, чем усомниться.
- Понимаю. Люди глупы и не понимают необходимость жертв. - Отталкивая склонившееся лицо мужчины рукой, она не вырывалась из объятий, но и не давала разрешения на излишнюю близость к своей кожи. Нашептывания сейчас были несколько не тактичны. Не та тема разговора велась между ними, чтобы ласкать слух мужским бархатом. В стратегических и военных дискуссиях зрительный контакт не откладывался на второй план. Наоборот, он шел впереди планеты всей с гордо поднятой рукой завоевателя. - Но это и не говорит, что это понимание невозможно построить с нуля. Да, кто-то не согласится, кто-то скажет "нет", но на то и существует грубая физическая сила, разве не так? Зачем мне эта армия из кусков глины, если она только и может, что стоять по пыльным углам дворца и создавать признаки относительной жизни?
В этот раз дистанцию нарушила она. Прислонилась головой к горячей груди. Да, однозначно, их сердца не бились в унисон, а в головах строились разные перспективы роста и развития королевства. Хотя, ей казались несколько сомнительными планы на Хенесай этого мужчины. Однозначно, он желал Империи добра, он верно служил императрицы, но..! Но у него были амбиции, а амбиции - это одна из ключевых ошибок монархов. Амбиции всегда строятся на личных интересах, Империи же не должно быть дело до личных перспектив своего властителя. Империя должна развиваться сама и эта прогрессия не должна зависеть от носителя короны. Впрочем, возможно, подобная ассоциативная связь "амбиций" и "политического развала" была и несколько неправильная. Для имирца. Хенесаец же должен был безоговорочно следовать путем Императора, а Император считал этот контакт единственным реальным, а посему и не допускал амбициозных или перспективных мужчин на Небесный трон. Во всяком случае, пока не допускал.
- Вот подскажи, - ненавязчиво улыбаясь и вновь отводя взгляд к своему "любимчику" игривым тоном начала она, шутливо включив в своем поведение режим "дитя", - зачем Императору генералы, раз нет войны? Раз нет бунтов, а жизнь течет мерно-мерно, мирно и спокойно? Разве не абсурдно тогда существование такого чина, как "первый генерал" или "военный министр"? В конце концов, пусть эти глыбы песка и не особо общительны, но дело свое знают и в случае чрезвычайно ситуации всегда придут на помощь. Или Императрица ошибается?

+1

12

Бесполезно.
Императрица своих решений не меняет, а продолжать упорствовать и выказывать сомнения в её приказах - означает разжечь не нужный огонь, который в итоге спалит самого генерала. Он знал, что не должен заходить за грани дозволенного, но постоянно балансировал на краю. Началось это всё с того момента, когда Лун взошла на трон. Иногда он делал шаг в пропасть, но резко останавливался, практически срываясь с обрыва, возвращался в исходное положение и вновь балансировал. С императрицей у него складывалось впечатление, что он постоянно ходит по лезвию, проверяя границы дозволенного. Любая ошибка оттолкнет его от небесной госпожи, но он человек и не мог не ошибаться. Иногда ему казалось, что Мэй слишком близка к нему, но в считанные секунды между ними могла разверзнуться пропасть не понимания. Просто ему приходилось мириться, принимать её такой, какой она является. Она императрица, а он всего лишь первый генерал. Госпожа отстранилась от его лица, давая понять, что он перешел на нежелательную для неё близость, не в этот момент, когда она осуждала важные для неё моменты развития своей империи. Ванг всё понял и остановился, вновь замирая, но не разжимая объятий, ведь она не совсем отстранилась от него. Кажется он мог тоже сойти за глиняную глыбу подобно терракотовому воину, если бы его не выдавал стук сердца.
- Верно, людей необходимо учить.
Он высказал свои опасения и больше не повторится. Теперь самое время демонстрировать свою исполнительность, верность и непоколебимость, пока госпожа окончательно не усомнилась в действующем первом генерале. Ему не понравились нотки в её голосе, намекающие на бесполезность своей армии, а также на бессилие самого Го. Он расценил именно так, упрек звучал в его сторону. Ванг докажет, чего стоит. Этого мужчину было не долго распылить, достаточно указать на что-то, что вызовет противоположную реакцию. Например как сейчас, Мэй сказала "на что ей нужна такая армия, которая по углам пылится" и теперь его долг показать, что армия эта великая. Справится с любым натиском. Ванг землю будет зубами грызть, но докажет, что воины императрицы сумеют её защитить. Как быстро он всё-таки осознал глупость, которую высказал! Если потребуется они сожгут всю империю! Тень сомнений ушла с лица первого генерала, оставляя уверенность в себе и непробиваемость, которая часто застывает на вековых скульптурах.
- Императрица никогда не ошибается. Будьте покойны, ваша армия не заставит вас в ней усомниться.
На её шутливый тон он ответил слишком серьёзно. Вновь возвращаясь на положенное ему место первого генерала. Он опускает руки, более не смея касаться священной кожи императрицы, хотя между всегда находилась тонкая ткань, но это уже не важно. Го делает шаг назад, тем самым заставляя Лун отстраниться от него. Ему лучше заняться своими делами.
- Разрешите исполнять, моя небесная госпожа.

+1

13

Им было очень легко играть. Подавлять его волю, клонить в свою сторону и толкать чуть ли не на безрассудства. Впрочем, уверенность в том, что план был наиболее удачным, в подобной ситуации тоже не присутствовала. Может быть, стоило просто смириться или проигнорировать пророчество? Возможно кто-то и хихикнул бы на нее, и посмотрел сверху-вниз, но никто бы не посмел откровенно признать ее узурпатором или тираном, а ныне… Может быть ее запишут в сумасшедшие? Ледяной Император начал разводит костры. Согласитесь, даже звучит так, словно Лун заказывает у загробных дел мастера лодочку на последние речное отплытие. Словно она забыла простую ее миру истину – лед тает в огне.
- Вот и ты со мной согласился. Совсем не с кем поспорить. – Хихикнула и быстро отстранилась от горе-любовника, поворачиваясь к нему спиной. Знак, что разговор, в принципе, уже окончен и все, что будет сказано позже – не более чем лепет о погоде и ненесущие никакой важности пожелания на приятный путь. Пожалуй, поспорить с кем-то сейчас было даже в какой-то мере приятно. Жаль, что страх перед обрывом заставляет ее окружение делать шаги обратно. Никак они не поймут, что фобия на высоту несет лишь разочарования и дрожь в коленках, она не стимулирует карьерный рост и не позволяет жить дольше, чем дало вам время. Все мы умрем тогда, когда это будет нужно. Вы можете говорить «нет», браниться на Сёва, цепляться ногтями в руки палачу, но это не удлинит тот короткий промежуток существования, сколько дают нам границы человеческой жизни.
- Я высказала все, что хотела. Исполнять приказ начинай с завтрашнего дня. Думаю, у твоей армии будет достаточно времени на сборы и прощания. А если нет… Это не важно. – Строго приказала Императрица, но чуть смягчилась на следующих словах: – Впрочем, раз ты считаешь это неправильным, то можешь начать с юга. И правда, пострадает меньшая площадь полей, если выжечь маленький юг.
Смеялась ли она над ним или правда пересмотрела свои планы? Сложно сказать наверняка. Порой она и сама мало понимает то, что приказывает. Порой кажется, что ей просто надо хоть что-то приказать. Правда, нельзя не сказать, что она и сама долго размышляла откуда пойти армии. С одной стороны север – послушные территории, которые все стерпят ради воли Императра. С другой стороны юг – наглый, вечно спорящий с ней юг, недовольный уже тем, что столицу Империи Есай, а не Фидо. Вот только не факт, что север до сих пор ей лоялен. Он верит и чтит традициям, а она двигает новшества в их устроившийся мир. Иногда кажется, что противников поздно делить по сторонам света. Они везде. Как везде и союзники.
-Можешь даже начать не завтра, но окрестности Тейго следует просмотреть на этой неделе, а Фидо оставь напоследок. Я, конечно, жду-не дождусь встретиться с местным губернатором, но сладенькое стоит оставить напоследок.
Вновь обернувшись к мужчине лицом, она холодно добавила: «Исполнять», и первой вышла из домика. Этой ночью она бы отдала массу сокровищ Империи, чтобы отказаться от компании непослушного генерала. Хорошо, что с нее никогда не спрашивают плату.

+1


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » деловая встреча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC