Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Сказки о чудовищах


Сказки о чудовищах

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s3.uploads.ru/guwPv.gif http://s3.uploads.ru/UeloW.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Сказки о чудовищах
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Sevket Mekhani & Shamsiyat
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Имир, главный дворец, сады
Начало первого летнего месяца
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Существуют ли драконы? Миф или правда? Возможно в летописях хранятся знания об этих диковинных зверях. Историограф развеет все сомнения валиде.

+1

2

Шевкет задумчиво крутил в руках записку, принесенную утром служанкой из гарема. Шамсият, валиде султан, хочет поговорить с ним, причем лично. О чем?
Вряд ли Шамсият интересовали какие-то деловые вопросы: любую просьбу она могла исполнить через Баязета. Тогда даже если ей требовалось избавиться от каких-нибудь документов, Шевкет не мог бы отказать и скрепя сердце бросил бумагу в огонь. Захотелось ли валиде султан побеседовать о чем-то пространном? Историк уже служил во дворце тогда, когда женщина впервые появилась здесь и, насколько он помнил, ранее они не разговаривали. Может, когда-то обменялись парой слов, но не более.  Ощущение, возникшее при взгляде на аккуратно сложенную бумагу, было сродни тому, которое чувствуешь, когда встряхиваешь давно лежащее на солнце одеяло — никогда  заранее не узнаешь, не спряталась ли в складках змея, и от этой мысли почему-то становится волнительно. Но от этого звериного восторга от возможной опасности мог получать удовольствие в своё время только Бхарат, Шевкет не мог отделаться от потаенного страха перед неизвестностью.
Он вздохнул, сунул записку за пазуху не задумываясь, и поспешил в сад. Не стоит лишний раз испытывать терпение тех, от кого в определенной степени зависишь, служанка и так долго в нерешительности жалась в дверях, дожидаясь, пока на неё обратят внимание. В каждом шаге по дорожкам стучала мысль: "что ей от меня надо?", раз за разом, одна и та же. На середине пути, обгоняя бредущую куда-то дворцовую стражу, Мекхани смог справиться с собой и даже — Пророк помилуй! — начал с нетерпением ожидать встречи. В глубине души записка всё-таки заинтриговала его: как, наверно, любой книжник, Шевкет любил загадки.

Валиде султан уже ожидала его в беседке, спокойная (по крайней мере, так казалось Мекхани, который издалека не видел её лица) и величественная, впрочем, как и положено матери сиятельного халифа. Живая иллюстрация к какой-нибудь сказке. Иногда художники, желая польстить, одаривали придуманных красавиц чертами реальных женщин: жен или дочерей тех, для кого предназначалась книга. В библиотеке хронисту однажды попалась история о сказочном принце Хасифе, где у Наимы, возлюбленной героя, была нарисована родинка на левой щеке, почти у самого подбородка, слишком заметная, чтобы быть случайной каплей туши. Шевкет, тогда еще работавший под началом у Мухтади, провел небольшое расследование и выяснил что книгу готовили в подарок для Хуснии, дочери султана Мелика Второго. Девочка скончалась незадолго  до своего тринадцатого дня рождения, а книга, так и не попавшая ей в руки, оказалась в библиотеке. Дата и рисунок, не слишком-то похожий — единственное, что от неё осталось. Женщины вообще редко оказывались в хрониках, особенно государственных. Такие приметные рисунки считались очаровательной наглостью со стороны мастера, доступной пониманию лишь тех, кто знал прототип или видел одну и ту же иллюстрацию слишком часто, чтобы отыскать отличия. Интересно, брался ли кто-нибудь из художников господина Тахира за охру и кармин, чтобы иссиня-черные волосы какой-нибудь легендарной красавицы засверкали пламенем? А если брался, то сколько раз получал тростью по рукам за то, что неправильно смешал пигменты? Мекхани слишком часто бывал в художественной мастерской, чтобы знать, как суровы там с учениками.
Шевкет поклонился Шамсият, не слишком низко, но почтительно. Затем вдохнул и тихо, почти шепотом, произнес на выдохе, чтобы не заставлять женщину ждать лишние секунды, пока он справляется с буквами:
— Вы желали в-видеть меня, госпожа?
Получилось скорее утверждение, чем вопрос.

+1

3

Правители доверяют историю своего государства людям, которые пишут под диктовку своего властителя, записывая каждое слово без возражений. Потребуется усердие, быстрота и аккуратность в письме. Обычно правители видят историю со своего ракурса, не пытаясь побывать в шкуре простых смертных. Шевкет прекрасно выполнял свою работу многие года, придирок к нему никаких не имелось со стороны династии. Если валиде желала, чтобы записали какие-то благие дела, которые она совершила для народа: возвела храм, организовала постройку школ для бедняков, открыла бани и так далее. Ей не обязательно было встречаться с историографом, достаточно просто передать бумаги через доверенных лиц или самого Баязета, в скором времени пометки обязательно появятся в записях Шевкета. Он верно служил покойному Ахмету, а теперь сыну Шамсият. Беспристрастно ведя хронологию событий, которые угодны повелителю. Близится день, когда Баязету Красивому суждено пройти испытание огнём, день войдет в историю Имирского Халифата. У каждого будет сей факт на устах, каждый будет восхвалять султана. Он обязательно пройдет через пламя, Шамсият готова для этого сделать всё, что потребуется.
Женщина вознамерилась приручить огонь. Шевкет ей в этом деле не помощник. Она не для этого позвала верного мужа своему ремеслу. Не собиралась просить менять ничего в истории или вносить какие-либо поправки, ведь подобное могла сделать через третьих лиц. Разговор к нему у женщины намечался необычный, который не обсудишь через подручных. С глазу на глаз желала переговорить, чтобы по гарему не разлетелась затронутая тема. Будут шептаться потом, что валиде сказками заинтересовалась, ведать совсем разум потеряла от переживаний за Баязета. Ясное дело - кровь грязная, испытание не пройдет, а она готова поверить во что угодно, только бы спасти его жизнь. Не хватало, чтобы так в действительности болтали. Нет-нет, Шамсият подобного не допустит. По этой причине и разговор с Мекхани произойдет без лишних ушей. Словно невзначай она полюбопытствует о тварях, которых называют драконами. С чего вдруг они её заинтересовали? Всё просто. Шамсият интересовалась девушкой, умеющий по словам доброго люда приручать огонь, но имелась проблема. Поговаривают, что в горах эта дева прячет чудище, которое грозно орет. Некоторые даже утверждали, что слышали взмахи крыльев, а кто-то заявлял, что видел глаза похожие на огни или янтарь. Валиде изъявила желание, чтобы мага огня доставили, но если у неё имеется в действительности такой зверь, значит, он может последовать за хозяйкой. Что если это настоящий дракон? Следует ли его боятся? Какую угрозу несет в себе и существует ли вообще?
Шамсият не уверена, что в Халифате вообще водились подобные чудовища. Родом женщина из Варкавского царства и сказки про драконов ей рассказывала мать. Многие поговаривали о яйцах, которые ищут в горах. Шамсият помнит сказку о царевне и драконе, а ещё о том, что драконы воровали девок из деревень. Пустая болтовня. Никто уже много лет не видел этих чудовищ, остались только змееподобные твари в Хенесайской империи. Назывались драконами, но рядом не стояли с огнедышащими монстрами, которые описывались варкавскими жителями. Валиде необходимо знать, что скажет история Халифата об этих тварях, если обраться к ней. Без сомнений, человек, который связал свою жизнь историей настоящего, должен иметь представление о прошлом. Только Шевкет поведает тайны прошлого, слишком много времени проводит среди книг. Рыжеволосая ожидала его в саду, прибывая в прекрасном настроении. Рабыни подготовили для неё беседку, украсив подушками и накрыв столик с фруктами, если мать султана проголодается. Она смотрела вдаль, наблюдая за дворцовым садовником, когда пожаловал историограф. Быстро переключила своё внимание на него, когда он посмел заговорить, следуя положенному этикету.
- Желала, желала Шевкет Мекхани, - кивнула Шамсият, оглядывая мужчину. Серьги золотые дернулись, когда она кивнула, переливаясь всеми цветами радуги на солнце. Рыжеволосая выбрала зелёное платье из легкой ткани с золотой нитью, цвет идеально сочетался с яркими, огненными её волосами, - известно мне, ты служишь нашей династии верно. Знания твои велики в истории нашего государства. Расскажи мне...
Она сделала паузу, жестом руки подзывая ближе.
- ...о драконах. Что тебе известно о них? Что упомянуто в нашей истории?
Шамсият любительница задавать вопросы неожиданно и прямо в лоб. Зачем ходить вокруг да около, если ей требовалась конкретика.

+1

4

Только понимание с кем ведётся разговор, остановило Шевкета от того, чтобы переспросить. В какой-то момент ему показалось, что валиде султан просто смеётся над ним. Драконы! С какой стати Шамсият заинтересовалась змеями из империи? И зачем ей спрашивать историка, когда любой купец, побывавший в Хенесайской империи, расскажет куда больше?
— Драконы водятся в Хенесае, здесь они не в-встречаются (по-крайней мере не п-привезенные специально, как живая диковинка, дар). В судебных архивах наверняка найдутся упоминания о контрабандистах, п-пойманных с яйцами или детенышами в трюмах судов, но до государственной истории эти случаи обычно не доходят.
Не собралась ли Шамсият завести себе дракона? Огненно-рыжая красавица, ставшая волею случая частью огненной династии халифата, с ручным змеем, свернувшимся вдоль стен её покоев... Вот уж точно причина для неизбежного попадания если не в историю, так в легенду. Аппетит драконов должен быть немереным, можно скармливать врагов сиятельного Баязета, тем более что судя по перешептываниям на улицах, змей долго будет есть досыта. Шевкет мысленно усмехнулся. Идея была слишком литературной, будто сошедшей со страниц выдуманной истории о восстании против жестокого узурпатора, потому и не напугала жестокостью. Скорее позабавила: вроде Мекхани и дожил до седых волос, а фантазии - как у мальчишки, бегающего по двору с деревянной саблей.
Один из дворцовых хронистов побывал в империи и оставил объемный рассказ о своем путешествии. Описывал он в том числе и драконов, причем увлеченно и не скупясь на слова. И они могли представлять опасность, если их правильно выдрессировать, как сторожевых собак или боевых лошадей. Шевкет встречал упоминания о гигантском змее, который топил корабли почти у самых берегов Имира. Так что, если подумать, о драконах можно было рассказать многое, даже если учесть, что Шевкет не искал их упоминаний намеренно. Но стоит ли пугать подобными историям женщину? Они скорее исключение, да и Мекхани не был уверен, что и этот не может оказаться просто зашедшей слишком далеко моряцкой байкой.
— Но они всё же п-пару раз упоминались в д-дворцовых хрониках: например, одному из султанов п-привозили детеныша, прожил он несколько лет, а потом издох от какой-то хвори. Летать он был неспособен и б-бродил по саду, развлекая своим диковинным видом обитателей дворца. Возможно его когтистые лапы касались земли и в этом месте, — Шевкет улыбнулся валиде султан и обвел сад глазами, то ли выдерживая театральную паузу, то ли выгадывая себе ещё немного времени на подготовку. На пару секунд он столкнулся взглядом с садовником, который тут же снова согнулся над расцветающим кустом, — Говорили, змей достигал десятка метров от носа до кончика хвоста, но в империи есть драконы и б-больше. Один из историков, побывавший в Хенесае, когда сопровождал п-посла, рассказывал о них, как о существах немногим разумнее собак, которых местные жители содержат для разных целей.
После секундных размышлений Мекхани добавил:
— Может, госпожа, я смогу рассказать Вам что-то менее общее или хотя бы понять где нужно искать?
В конце концов он умел ценить чужое время, и что-то подсказывало, что Шамсият нужен не общий рассказ о заморских чудесах и рыбацких сказках — не казалась она той, что может заговорить, чтобы развеять скуку.
А потом он заметил то, на что должен был обратить внимание гораздо раньше. Вокруг не было ни души: ни служанок, обычно стайкой окружающих женщин из дворца, ни стражи, только одинокий садовник шуршал в кустах. Было в этом что-то неправильное, то, от чего Шевкету захотелось поскорее вернуться в привычный пыльный уют библиотеки. Каким бы ни был дальнейший разговор, он явно выходил за рамки обыденного, раз уж валиде султан приложила все усилия, чтобы о нём узнало как можно меньше людей.

Отредактировано Sevket Mekhani (2018-07-22 19:08:31)

+1

5

Шамсият не пожелала видеть возле себя лишних ушей, поэтому беседку не окружала привычная стайка рабынь, щебечущих о том, о сём и разнося сплетни гарема. Слышалась лишь мерная возня садовника в кустах и голос Шевкета. Султанша позаботилась о тишине и покое, отослав даже стражу подальше, хотя подобное совсем небезопасно. Впрочем, многие во дворце порадовались бы, если бы рыжеволосую госпожу внезапно умертвили. Небось по такому случаю раздали бы рахат лукум и танцы организовали. Первой без сомнений позаботилась бы о таком мероприятии "драгоценная" невестка Наргизшах, жаждущая избавиться от своей властолюбивой свекрови во сне и наяву. Ах если б да кабы, так в золоте ходили бы рабы! Не смешно ли? Шамсият так просто не умрёт и не переживала за свою безопасность, по крайней мере в саду. Все кушанья её пробовали рабыни, а фрукты изначально опробовали и точно они не содержат яду. Валиде знала, что придворный историограф не осмелится причинить ей вреда, зато делу поспособствует. Возможно. Рыжеволосая госпожа понятия не имела, что он ей поведает о драконах и услышит ли она о своих опасениях.
Мать правящего султана внимательно слушала мужчину, который говорил много и медленно, стараясь выговорить каждое слово из-за своего речевого изъяна. Он безусловно принялся рассказывать о драконах типичных для Хенесая, чего женщина знала сама. Однако рыжая не решилась перебивать. Его слова подтверждали лишь одно: если речь заходит о драконах, у каждого на уме змеи из империи, но о варкавских тварях все позабыли. Быть может то сказки? Вымысел? Только отчего же народ помнит об огнедышащих монстрах, сжигающих целые поселения? Прикрыв глаза будто от яркого солнца, рыжая вернулась к своим детским воспоминанием, которые её давно не посещали. Она и запамятовала как это быть юной, бегающей босоногой по деревне. Матушка давала наказ долго не сидеть у реки, а иначе чудище прилетит и заберет с собой на гору. Народные сказки! Они даже нигде не упоминаются! Шамсият открыла глаза, вновь взглянув на мужчину, продолжающего рассказывать о змеях, которых завозят из империи, даже кивнула ему, соглашаясь, но не этого ждала. Совсем другие драконы интересовали рыжую. Она тоже слышала, что детям династии привозили змиев из Хенесая в виде диковинки и развлечения, но отчего-то долго они не жили в халифате, видать климат не подходящий. Поди разбери этих тварей, что им для жизни нужно? Наверное в империи и лекари имеются для подобной животины, а в Имире их нет. Захворает такая зверюга и быстро окочурится, ведь никто понятия не имеет как её лечить в халифате.
Вновь и вновь Шамсият убеждалась, что варкавские драконы лишь выдумка, ведь Шевкет о них даже не обмолвился, однако что-то подсказывал, что не всё так просто. Сказка ложь да в ней намёк, в прошлом отыщи себе урок. Рыжая подозревала, что церковники, наводящие порядки на варкавских землях, специально утаивали информацию о местных чудищах. Не признавала церковь ничего подобного, за ведьмами гонялась да всё магическое истребляла. Разве драконы не пропитаны магией? Необъяснимые твари. Все свои подозрения Шамсият желала развеять, поэтому дослушав историографа, решила уточнить, какие именно драконы интересуют её персону. Не про змеев хотела услышать, которые сродни натренированных собак.
- Спасибо, Шевкет, - поблагодарила госпожа за предоставленную информацию придворного хрониста, а затем продолжила - наслышана я о змееподобных драконах, привезенных из Хенесая, но самой не представилось возможности их видеть. Вот только интересуют меня другие особи...
Женщина сделала паузу, отщипнув гроздь чёрного винограда, а затем белого. Одну в левую ладонь вложила, другую соответственно в правую. Немного поводила руками вверх вниз словно взвешивая на весах, а после показывая Шевкету словно винограда он никогда в своей жизни не видывал.
- Смотри. Вид один и тот же, но сортом отличается. По вкусу другой, цветом разный, но обобщенное название - виноград. Так и с драконами. Меня интересуют те, что обитали в Варкаве. Известно ли тебе что-то о них? Несут ли угрозу?
Шамсият положила гроздь белого винограда обратно в блюдо, а чёрную принялась отщипывать. Жестом указала, что Мекхани может присесть и угощаться, чего пожилому человеку зря стоять.

+1

6

Ситуация становилась всё страннее. Шамсият всё-таки нужны были старые сказки о чудовищах. Шевкет напомнил себе, что валиде султан — бывшая рабыня родом из Варкавы. И что на улицах говорят о неком существе, которое громко кричит в горах и люди придумывали разные объяснения, одно страшнее другого. Уж не нашла ли Шамсият своё, знакомое с детства? Женщины вечно беспокоятся по каким-то надуманным причинам...
— Угрозу? Не б-большую, чем п-пустынные рракшасы. Все истории о драконах сейчас — лишь сказки, госпожа.
«Вроде разумна ты, женщина, раз смогла оказаться здесь, а странные вещи спрашиваешь...»
Шевкет нашел себе место напротив валиде султан, сцепил пальцы, чтобы подавить жестикуляцию: иногда при разговоре он размахивал руками, будто это как-то помогало справляться с речью.
— Драконов в Варкаве не видели много лет. Они упоминались в «Естественной истории» В-в... — н-не важно, — но и он н-не указывал ничего, что могло подтвердить, что они ещё существовали к моменту написания. Сложно сказать и что из п-приписанного драконам правда, а что — вымысел. Н-не буду лукавить: опираться приходится на единственный труд, д-достойный доверия, остальное же ближе к в-вымыслу, чем к истории.
Для мальчиков и девочек Имира предназначались разные сказки, готовящие их ко взрослой жизни со строгими понятиями о правильном. Им с Бхаратом и Надире мать рассказывала разные истории, да и он сам рассказывает Наджи и Лейлеку совсем не то, что слушали иногда дочери. Но многим детям вне зависимости от пола нравятся сказки о чудовищах, несмотря на то, что после них в темноте может мерещиться всякое. Скорее всего будущей валиде султан они тоже нравились. В местных историях драконы были не входу, обычно храбрецам приходилось сталкиваться со злобными духами пустынь, но Шевкет, всегда читавший всё, что только под руку попадётся, встречал истории, пришедшие из Варкавы. И они в принципе мало чем отличались от текста Хенрика Вайды, а автор кропотливо записывал и явные небылицы. Мекхани, как и многие ученые, относился к тому, что рассказывали люди, пусть с интересом, но не без скептицизма. Фантазия у народа богатая, вот и кричащие в горах животные становятся приносящими беды духами, а пугать маленьких детей чудищами иногда понятнее для них, чем реальными угрозами.
— Драконы варкавские крупнее, тяжелее и агрессивнее своих с-собратьев из Хенесая и не годились для приручения.  Они защищают детенышей и яйца яростнее диких кошек, гнезда устраивают в горах или каменных развалинах, между камнями, к-как ящерицы. — Мекхани прервался, оценивая, справится ли с именем сейчас, — Вайда упоминал о том, что путникам лучше не устраивать ночлег в подобных местах, особенно весной и в начале лета, чтобы не провоцировать нападение, и рассказывал о т-торговом караване, уничтоженном из-за подобного случая несмотря на хорошо обученную и вооруженную охрану. Они вообще не б-брезговали человечиной, в отличие от своих заморских собратьев. Автор сам драконов не видел, описывал с чужих слов и т-текстов: скорее всего эти животные или уже в-вымерли, или были почти уничтожены. «Естественной истории» в дворцовой библиотеке вроде бы нет, но к-книгу найти будет несложно, это известный труд, его п-переводили. Сложнее с теми, на кого В-вайда опирался: здесь сложно отыскать что-то, выходящее за пределы интересов Имира, не говоря уж о том, чтобы найти что-то, никогда не переводившееся с варкавского. Может быть, если п-поискать в хрониках Варкавы, то найдется что-то существенное.
Шевкет уже начал прикидывать, к кому из книготорговцев следует заглянуть. Тема неожиданно увлекла его, валиде султан, сама того, возможно, не ведая, бросила вызов, который проигнорировать было невозможно.
На самом деле и хроникам нельзя было доверять безоговорочно, потому что Мекхани знал по своему опыту, как часто историки если не лгут, то недоговаривают по той или иной причине. Даже если закрыть глаза на необъективность, записи о древних временах могли переписываться сотни раз из-за причин, от хронистов и правителей не зависящих: пожары, вода и мыши, недостаточно бережное отношение... Даже каллиграфы или переплетчики, восстанавливающие пострадавшие от времени тома, могли терять листы или писать примерно, потому что чернила выцвели или поплыли.
— Могу рассказать в-вам несколько историй, если на то будет ваше желание, госпожа, но за их п-правдивость ручаться не могу.

+1

7

Шамсият прекрасно осознавала о чём говорит и чего желает узнать, она не лишилась ума, поэтому поблизости не наблюдалось свидетелей разговора. Рыжеволосая предполагала, что историограф способен счесть подобные расспросы за волнение валиде относительно своего сына и посчитать всё это пустой глупостью, беспочвенной опаской. Неужели кто-то серьёзно верит в огнедышащих монстров, величиной с гору? Людям свойственно верить в сказки, пусть они это отрицают всем своим нутром. Шамсият не исключение. Она желала перестраховаться, чтобы не возникло непредвиденной ситуации. Надо иметь представления с чем можешь иметь дело. Предвидеть каждую деталь. Магия - не сказка, она вполне реальна. Так почему в мире не могут существовать твари, способные погубить сотни людей? Конечно, кто-нибудь, да увидел бы их, если бы они имели место быть. О них говорили, сказки передавались из уст в уста. Без сомнений, людям свойственно приписывать вещам клыки и когти благодаря фантазии, ведь всем известно, что у страха глаза велики.
Валиде хотела полностью убедиться, что варкавские драконы - миф, всего лишь сказка, рассказанная непослушным детям на ночь. Ей нужны доказательства, что их не существует и никогда такие твари не появятся в мире. Только мог ли Шевкет предоставить ей подобные доказательства? Он мог уверять, что записи о драконах вымысел как собственно это делал, припоминая "Естественную историю". Нет доказательств, что драконов не существует ровно настолько же, что они существуют. Замкнутый круг. Шамсият будучи девочкой часто посещала порт, где рассказывали о яйцах, которые ищут в горах. Об этом много ходило слухов, легенд, каждый любил потрепать языком, что смельчаки отправляются в ледяные северные горы за золотыми яйцами. Только не все возвращаются. Быть может в горах Варкавы действительно что-то происходит, но об этом никто не говорит. Тайна не разглашается. Быть может это всё фантазия и чем больше женщина об этом размышляла, тем больше запутывалась. Она привыкла сталкиваться с реальными проблемами, а не мифами. Что если миф превратится в реальность и Шамсият к этому совершенно не будет готова? Вот чего она боялась, слушая историографа, который пытался успокоить своими доводами. Он настолько разговорился, что валиде почувствовала как сказки и его неожиданно заинтересовали. Незаинтересованный человек не станет бурно обсуждать тему, которую считает пустяковой. Рыжеволосая кушала не спеша виноград, не пытаясь перебивать своего собеседника и когда он договорил, спрашивая не желает ли она услышать несколько историй, женщина кивнула.
- Хочу услышать, но сначала скажи, почтенный Шевкет, достанешь ли ты для меня "Естественную историю"? Сама желаю на книгу взглянуть. Ии.. - валиде на несколько секунд задумалась, положив пустую виноградную ветку на блюдо, - купцы из Варкавы привозят книги, если попадется что-то о драконах, обещай, что доставишь текст мне. Никому не могу поручить этой просьбы, кроме тебя. Мои слуги не справятся с таким заданием.
Она лукавила. Стоило ей приказать и рабы быстро бы доставили ей нужную книгу, но опять же валиде опасалась слухов. Чем больше людей узнает о её заинтересованности сказками, тем сложнее будет заставить их молчать. Она не желала распространяться, оставив это дело между собой и историографом в беседке. Шамсият также не хотела, чтобы слухи пошли, якобы она потянулась к родным корням и читает варкавские сказки. Людям такое не понравится. Им итак не особо нравилось, что какая-то варкавская наложница практически управляет Имирским государством. Не стоило народу давать лишнего повода ненавидеть Шамсият.
- Теперь я готова выслушать рассказы.

Когда почтенный историограф закончил со своими рассказами, Шамсият распрощалась с ним, оставшись со своими мыслями наедине. Услышанное необходимо было обдумать.

+1


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Сказки о чудовищах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC