шамсиятмэйлинг
наргизшах

псевдоистория ❖ фэнтези ❖ лето 1618 года
ГОСТЕВАЯ || FAQ || НОВОСТИ
СЮЖЕТ || ВНЕШНОСТИ/РОЛИ
Акции: Имир; Хенесай; Нужные;
❖ КВЕСТ - имя
❖ КВЕСТ - имя
❖ КВЕСТ - имя

Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » сияют звезды на нашем пути


сияют звезды на нашем пути

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.uploads.ru/qlB3b.gifhttp://s3.uploads.ru/vAg2j.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
сияют звезды на нашем пути
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Nargizshah Caliph, Hatshepsut
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
1 месяц лета, дворец султана
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Хатшепсут не оставляет попыток обрести себе новых союзников в новом для нее мире. Станет ли Наргизшах одной из них?

+1

2

Сказать, что Наргизаш была счастлива, это ничего не сказать. Наверное впервые с момента смерти Мехмета султанша словно бы вспомнила, как это искренне улыбаться… И смотреть в будущее с надеждой, а не страхом и отчаянием.
А все потому, что милостивая Латифа, по позволению Пророка подарила ей счастье материнства. Совсем скоро она станет матерью!
Молодая женщина лежала на софе, а вокруг нее хлопотали служанки. Одна расчесывал волосы, другая втирала в холеные руки мятное масло, которое так любила знатная госпожа. Еще одна рабыня ходила по покоям, держа в руках чашу со священным огнем, и обкуривала каждый уголок, дабы ни один злой дух не смог пробраться в покои будущей матери и навредить ей и еще нерожденному младенцу.
Лениво наблюдая за стараниями прислуги, Наргизшах подумала было о том, что надо бы начать готовить покои для дитяти. Самую роскошную люльку! И приданное… Только шелковые пеленки, расшитые золотыми нитями.  Ах, сколько забот да хлопот, но все они такие приятные!
Право слово, теперь даже Шамсият не казалась дочери Ахмета Пьяницы не казалась такой мерзкой и отвратительной.
Положив руку себе на еще совершенно плоский живот, благословенная жена султана, вздохнула, и мысленно попросила милостивого Пророка подарить ей сына.
«Я знаю, что без Твоего ведома и лист с дерева не упадет, и если мне суждено родить девочку, то так тому и быть. Все в твоей воле, но я так хочу порадовать своего мужа, подарить ему наследника, который впоследствии станет истинным Повелителем наших огненных земель! Тем более родив сына я смогу искупить свою вину перед Баязетом…».
- Госпожа моя, - мысленная молитва Наргишах была прервана негромким голосом любимой служанки султанши. – Ежели Вы желаете, я могу приказать чтобы накрывали на стол. Теперь Вам следует получше кушать, что бы Ваш сыночек родился сильным, словно львенок!
- Да, можно, только не так как в прошлые разы, будто ты хочешь накормит тысячу человек, - заулыбалась огненная госпожа. – А ты Назлы покуда зажги сахарный бахур, когда этот  аромат витает в покоях, мне кажется, что матушка моя тут. И она вот-вот прийдет, обнимет меня. И будто бы мой лев, Мехмет жив…
Рабыни примолкли, одна, самая сентиментальная даже всхлипнула, сочувствуя страшному горю своей добрейшей госпожи.
Но Наргизшах словно очнувшись ото сна, резко сменил тон с мечтательного на свой обычный. В конце концов, не стоит делиться всеми своими переживаниями со слугами, ведь они вполне могут шпионить и доносить вести Шамсият. Никому доверять нельзя, никому!
«А уж она точно не упустит мгновения, что бы избавиться от меня. Одна только у меня защита, это мой ребенок. Избавившись от меня, она изничтожит и наследника, а это ей просто не выгодно! Правда, правда, мне надо питаться лучше!».
- Да, и вели что бы подали перепелов, еще я хочу винограда, гранатов, фиников… Вообще я хочу фруктов! И да, думается мне, что надо позвать швею. Надобно готовиться к появлению наследника нашего Повелителя.
Рабыни прекрасно понимая чувства своей госпожи, принялись торопливо исполнять ее приказания. Обкуривать комнаты благовониями, накрывать стол… Короче говоря, не прошло и четверти часа, как султанша растерянно взирала на накрытый стол. Блюд было столько, что, право слово, можно было бы накормить всю Династию! Однако и виноградинки Наргизшах не успела попробовать, как зашедшая в покои Назлы, поклонилась и произнесла:
- Блистательная госпожа  моя, Вас желает видеть Хатшепсут-султан. Она пришла, дабы поздравить Вас с благословлением Пророка!
Наргизшах только молча кивнула, приглашай мол, приглашай. Назлы тут же исчезла за дверями, дабы пригласить в покои супругу Рашида.
«Даже хорошо, что она пришла! Пообедаем вместе. А то одной мне столько всего не съесть! Жаль только, что тетушка не с нею, я была бы рада ее увидеть!».

+1

3

Начало лета было весьма солнечным и жарким, несколько не привычным для варкавской девушки. Еще по весне под воздействием лучей волосы Хатшепсут выгорели и приняли светлый рыжеватый оттенок. Все в гареме удивлялись тому, что зимой ее волосы одного цвета, а солнце дает им совсем иные краски - небось чудо какое-то. Девушка была уже давно осведомлена о реакции своих волос на лучи, в Варкаве происходило подобное, но не слишком резкое. В данный момент ее прической занималась одна из служанок, умевшая красиво укладывать легкие кудри госпожи, что во время процесса поглядывала в небольшое зеркало, наблюдая за процессом и подсказывая, что и куда положить, ведь так ей казалось лучше. Результат был как всегда превосходный. Улыбнувшись миловидной девушке, Хатшепсут велела ей покинуть покои и дать распоряжение готовить карету в дворец султана, ведь она намеревалась навестить свою якобы подругу Наргизшах, которая носила дитя от повелителя. Эта новость не обрадовала в прошлом Милену, ее свекровь и супругу, поскольку ребенок-мальчик отдалял Рашида от права на престол. Было бы подозрительно, если бы Хатшепсут не явилась к подруге с поздравлениями, а молча отсиживалась во дворце затаив злость и обиду на еще не родившееся дитя. Девушка решила, что нужно побеседовать с будущей матерью и поставить ее на праведный путь, возможно даже переманить на свою сторону. Она же не какая-то служанка или наложница, Наргизшах весьма высокого происхождение, к тому же жена султана и если она станет маленьким шпионом Хатшепсут - это будет невероятный ход, что может принести огромную выгоду.
Перед выходом девушка слегка пощипала себя за щечки, придав румянец и накинув на голову вуаль, покинула покои, а затем дворец с несколько величественным видом. Характер Хатшепсут периодически давал о себе знать, никто так и не мог раскусить эту девушку: кто она и кем действительно является? Девушка была хорошо обучена и умела скрывать свои истинные эмоции и цели, благодаря своему дипломатическому отцу. Забравшись, вместе со служанкой в карету, расправила складки платья и улыбнулась ей. Стража сопровождающая их еще с минуту повременила, заканчивая приготовления в недолгую дорогу во дворец султана по улицам столицы.
- Как давно ты в Имире, Айше? - поинтересовалась Хатшепсут у служанки дабы скрасить пустым разговором недогкую поездку и уберечь себя от скуки. Им предстояла дорога в минут десять не больше, но молчание утомляло и с ним минуты тянулись гораздо дольше.
- Я родилась в Халифате, светлейшая госпожа, - не поднимая глаз, ответила девушка лет шестнадцати. Она такая юная, невинная и несколько испугана. Любому другому хотелось бы положить руку на ее колено и сказать, что все будет хорошо, нечего бояться - ты живешь во дворце, у тебя есть покровительница Султанша, если будешь служить ей верой и правдой. Но не Хатшепсут, ей было абсолютно все равно на эмоциональное состояние девушки. Раз уж попала сюда, то нужно быть умной, ты живешь среди женщин, среди змей, что жалят ядом практически каждую. Бояться и плакать некогда, нужно действовать.
- Как же ты попала в гарем? - спросила Хатшепсут, которую не интересовал ответ, цель была одна - скоротать время. Тяжело вздохнув, взглянула на улицы Имира, где любознательные прохожие глядели на карету и гадали: кто же там едет? Хатшепсут велела стражникам раздать беднякам несколько монет от ее лица и от лица супруга, чтобы те знали, как они любят народ, хотя Рашид подобного приказа не давал.
- Я была продана из-за долгов,- с горестью и слезами на глазах произнесла Айше, не любившая эту тему, что задевала ее за живое. Эта грустная история приводила Хатшепсут в уныние, посему последующий путь был проведен в молчании.

Хатшепсут вышла из кареты у дворца. Осмотревшись зашагала по знакомой дороге внутрь, а там и в покои к своей подруге. Знала, что о ней уже велели сообщить, поэтому без всяких препятствий прошла чуть ли не весь гарем султана по пути к Наргизшах. На мгновение остановилась у двери, дав служанке сообщить, что подруга ожидает ее. Хатшепсут шагнула в покои. Поприветствовала огненную.
- Светлейшая госпожа! - с искренней улыбкой на лице произнесла Хатшепсут. - Поздравляю Вас с этим прекрасным событием, да пошлет вам Пророк сына, я буду молиться об этом и вашем здоровье.
Девушка опустилась на подушки напротив Наргизшаг, с лица чужестранки не спадала улыбка.
- Как Вы чувствуете себя, ничто не тревожит Вас? Стоит во время сношения быть весьма аккуратной, будущее династии носите в себе.

+1

4

Всегда приятно видеть человека, который относится к тебе искренне! Жаль правда таких юная султанша могла пересчитать по пальцам одной руки… Несколько преданных служанок, тетушка Михрия, кузен Рашид, его милая жена Хатшепсут. Вот и все.
Конечно, был еще и Повелитель, всегда добрый и ласковый с нею, но ведь ему все беды да заботы не расскажешь! Ведь как сказать сыну о том, что все беды и печали у нее из-за его гадкой рыжеволосой змеи- матери?!
Хотя, положа руку на сердце, Наргизшах даже всем этим людям не могла доверять безоговорочно. Ведь кто знает, что может скрываться за добротой и радостной улыбкой? Возможно, кто-нибудь из них  желает смерти ей и ее еще нерожденному ребенку?
«Не зря моя матушка говорила мне, что доверять можно только лишь самой себе! Никому нельзя доверять, кроме себя, тем более теперь, когда под сердцем я ношу наследника всей нашей огненной Династии!».
- На все воля Пророка, и ежели Он пожелает, у меня и правда родиться сын, такой же храбрый и смелый, как лев! – улыбнувшись Наргизшах, и кивнула головой, указывая на место напротив себя. – Садись, и присоединяйся к трапезе. Столько всего мне одной не съесть. Право слово, мне кажется мои слуги хотят откормить меня, что бы я более походила на слона!
Про себя султанша отметила, что волосы Хатшепсут стали еще более рыжими, словно бы потихоньку впитывали в себя священное пламя. Стало быть, жизнь в новых землях идет жене Рашида на пользу. Красавица, что тут и скажешь… А все же не понятно...
«Очень-очень странно, что кузен все еще не выбрал себе еще несколько жен. Нарушение предписаний Пророка это великий грех! Он молод, хорош собою, из благороднейшей семьи! Помниться мне, что Михрия-султан всегда мечтала, что бы у нее было много внуков, словно звезд на небе. Что ж, уверенна, очень скоро милая моя тетушка найдет ему достойную невесту! Пожалуй, надо будет подарить кузену несколько девиц из гарема, естественно, самых красивых, которые смогут порадовать Рашида…Возможно они смогут родить ему сыновей?».
Такие подарки были абсолютно естественны и обычны для членов Династии, да и потом, чем еще можно порадовать молодого человека, у которого есть решительно все?
- Гюльнихаль, поди в гарем, помниться мне, что намедни там купили с десяток новых девиц, посмотри их, выбери самых хорошеньких. Самых! Которые будут краше ясного дня и в глазах у которых будут сверкать искры священного пламени. Приведешь ко мне несколько, я лично выберу одну или две счастливицы, -  выслушав приказ госпожи, служанка поклонилась и торопливо вышла из покоев. Безмятежно улыбнувшись, огненная госпожа потянулась и отправила себе в рот сочную виноградинку и обратилась уже к своей гостье.
Я хочу сделать небольшой подарок Рашиду. Что бы он не забывал о том, что у него есть кузина, которая очень любит его и пеняет, отчего же он не приезжает к ней. Пара наложниц, которые помогут скрасить скуку, это то что ему необходимо. А ты все хорошеешь, Хатшепсут, становишься такой же красивой, как истинная жена Пророка. Наши огненные земли идут тебе на пользу. Уверенна, ты обрела настоящее счастье подле моего милого брата, раз изо дня в день становишься все краше!
Доброжелательно улыбаясь, вопросила божественная супруга Баязета, но тут же осеклась, так как последние слова подруги изумили ее. Подобное обсуждать было как-то не принято. Ну и явно не при служанках, ведь им же только дай повод посплетничать…
О чем ты толкуешь? Как я могу быть не осторожной? -  Как-то неприятно было обсуждать такое, посему черноволосая султанша решила сменить тему для разговора. – Ты лучше расскажи о себе, Хатшепсут.  Как твои дела? Когда же Пророк пошлет и на тебя свое благословение? Как милая моя тетушка, я ее давно не видела и уже порядком соскучилась!

+1

5

Юная и прекрасная госпожа, столь невинна и доверчена с виду, но в ней горел некий яркий дерзкий огонек. Благородная и чистокровная, красивая и справедливая. Такой была Наргизшах в глазах Хатшепсут и, не смотря, на все эти весьма впечатляющие качества хотела подружиться с ней лишь ради собственной выгоды. Такого была природа самой чужестранки, которую она еще не открыла своему новому дому, царству и окружающим ее людьми. Султанша была мила и приветлива, со всеми дружила, вела себя еще более невинно, но Валиде и Махрия не были столь юны и понимали, что в этой девушке что-то не так и она покажет еще свой характер. Даже ее супруг не замечал ничего опасного в этой маленькой змейке или алой розе, как ее принято величать в гареме.

Удобно, сидя на подушках, Хатшепсут, улыбаясь, слушала речь своей собеседницы. Затем тихо рассмеялась, услышав последние слова Наргизшах.
- Ну что вы, светлейшая госпожа, вам полагается есть за двоих. Раз уж вы носите под сердцем льва, то поди ненасытный он будет и крепкий, ему нужно получать все что потребует, он же наш будущий Падишах, - мягким тоном сказала Хатшепсут, но затем взглянула на яства. - О, Пророк! Ваш маленький львенок не сможет столько съесть. Так уж и быть, помогу немного, - слегка нагнувшись ближе к Наргизшах смешливо произнесла супруга Рашида.
На столе действительно стояло столько лакомств, что можно было бы накормить целый полк янычар или поди варкавсвое графство. Разумеется это преувеличения, но все же еды было действительно слишком много, даже две госпожи не осилят.
Хатшепсут взяла кусочек рахат-лукума, который невероятно любила еще с самого детства. В их замке, еще когда она была Миленой из Варкавы, в небольшой вазочке лежали имирские сладости, одной из них был именно рахат-лукум. Маленькая Милена часто крутилась у той вазочки, поедая сладости и безумно полюбила их, как и все дети. Отец знал сладкие слабости своей дочери, поэтому часто радовал свою дочь лакомствами, что привозил из халифата.
Наргизшах велела служанке привести десяток красавиц, сперва гостья не поняла для чего это и не придала большого значения этому события. Быть может огненной нужны были красавицы для чего-то? Это ее личное дело, в которое Хатшепсут предпочитала не влезать.  Но затем хозяйка покоев объяснила свой поступок, что не порадовал чужестранку, но та не подала виду. Какой женщине было бы приятно, когда к ее мужчине отправляют красивую и юную девушку из гарема? Нет, она не ревновала и позволяла девушкам попадать в спальню к супругу, иногда, даже сама выбирала их, но кто знает - может именно эта красотка окажется коварнее самой Хатшепсут и сумеет влюбить в себя Рашида, ведь самой ей это не удалось. Она лишь хороший друг, к которому он всегда возвращается, а любовь у него одна - война, а с ней верная сабля. Но мужчины способны влюбляться также как и женщины, поэтому какая-то да и может приглянуться.
- Благодарю, - ответила на комплименты. - Думаю, что ваш подарок будет лучшим и самым прекрасным.
Затем последовала резкая речь со стороны госпожи, что несколько разозлила Хатшепсут, хотя сама она промолвила свои слова не с лучшими намерениями.
- Что не так? Светлейшая госпожа, если подобные вещи не приняты, то укажите мне на это, ведь я еще не привыкла к вашим обычаям...я всего лишь..чужестранка в ваших краях..., - Хатшепсут опустила голову, пропуская, якобы, мимо ушей, следующую реплику. Эмоции Наргизшах были задеты, а на них играть было куда проще, чем словами. Девушка смахнула со щеки, настоящую, слезу. Что-что, а плакать по поводу и без варкавка умела.
- Не хотела вас обидеть. Думаю, мне лучше покинуть дворец, Султанша, - Хатшепсут поднялась и склонилась, а затем направилась к двери с расстроенным видом, но была остановлена, а именно этого добивалась и девушка.
- Мы можем поговорить наедине? - спросила девушка, когда обернулась. Вид у нее был жалостливый: слезы в глаза, руки немного дрожат, грустное выражение лица, легкая сутулость. Актрисой она была превосходной. Быть может сама Валиде не заметила бы подвоха.

0


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » сияют звезды на нашем пути


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC