АВТОРСКИЙ ФЭНТЕЗИ-МИР | 1618 ГОД, ЛЕТО
Добро пожаловать в наши края! Удивительные места распростерлись пред твоим взором сегодня. Элемент раздора пошатнул право правления Халифов, вызывая султана на проверку крови. Прогресс вызвал немилость традиций в хенесайских озёрах. Да и Варкава с ужасом ждет завтра, не зная кому передать корону. Три культуры застыли на пороге перелома.
А куда пойдешь ты?
ИМИ ПРЕКРАСЕН ИЮЛЬ

Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » что скажет будущее


что скажет будущее

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s5.uploads.ru/IiNP0.gif http://s3.uploads.ru/nUPE9.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
что скажет будущее
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Fudzi Akira and Loung May
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
третье число первого летнего месяца, императорский дворец
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Ничто не ускользнет от ловких имперских сплетников и сплетниц. Стоило лишь провидице вымолвить последнее слово в своем предсказании, как новость подхватили среди всего хенесайского народа. Что станет с гадалкой и тем, кто допустил распространение пророчества среди масс?

+1

2

"Что-то странное творится", - подумалось Акире с утра, когда она начала замечать чрезмерную возбужденность подчинённых. Она это буквально ощущала на физическом уровне.  Но слушать, кому на этот раз из господ челядь перемывает косточки, госпоже Фудзи было некогда, вот она и не придавала этому особого значения. Ровно до того момента, пока её слуха не коснулись слова одной из служанок, натиравших глиняный пол в одном из коридоров.
- Вы слышали, что предсказала Минэгиса Чика? Будто бы настоящий император родиться вовсе не во дворце, а в деревне, и будет он настоящим Сёва…
- Что? – раздавшийся эхом в пустом коридоре холодный голос Акиры испугал её саму. Что уж говорить о бедных служанках, которые подскочили на месте, выронив все свои щетки из рук.
Дрожащим голосом, сбиваясь на каждом седьмом слове, самая молодая из девушек, та самая, которая так жаждала поделиться слухами с остальными, рассказала смотрительнице дракона то, что напророчила днём ранее девочка-провидица. Закончив свой рассказ, служанка опустила голову, прикрыв глаза густой челкой и, кажется, зажмурилась. Оно и понятно: слухами дворец полнился во всех слоях общества. Но были те, которые произносить в слух не стоило. Особенно те, что касались небесной владычицы. За них госпожа Фудзи карала с особой жестокостью. И вылететь из дворца в таком случае считалось высшей степенью милосердия. Но ничего не произошло: ни криков, ни предупреждений. Лишь короткий приказ: "Немедленно позовите ко мне няньку этой девчонки", - и в следующее мгновение смотрительница скрылась в направлении своих покоев.
***
- А теперь объясни мне, Сун, почему я узнаю об этом жалком предсказании только сейчас? – госпожа Фудзи старалась держать себя в руках, но чувствовала, что скоро сорвётся. Она сидела за своим столом и крутила в руках кисть для письма. Пожилая женщина, выполнявшая роль нянечки при предсказательнице, уж точно не заслуживала того, чтобы на ней вымещать гнев. Она сделала всё так, как ей приказывали: девочка что-то напророчила, служанки передали небесной владычице. И всё вроде бы правильно, но раньше пророчества были… безобидными. По крайней мере, ничем не отличавшиеся от тех, что предсказывала звёздная госпожа. Но здесь совсем другой случай. Не нужно было им сразу идти к императрице, ой не стоило… Но когда у прислуги была на плечах голова, чтобы думать, а не слухи распускать?
- Госпожа, но вы же сами велели не докладывать вам о…
Хрусть... Кисточка разломилась пополам. Смотрительница дракона небрежно кинула два кусочка на стол и устало прикрыла глаза. Да, она сама отдала такой приказ: не доносить ей про девочку. Кажется, Акира была единственной из аристократок, имеющих возможность спросить у провидицы о своей судьбе, которая этого не сделала. Госпожа Фудзи уже давно не верила в предсказания. Когда-то ей уже напророчили светлое будущее, любящего мужа и много детей, кто-то даже утверждал, что их будет ровно шестеро. Но почему-то всё это оказалось лишь словами, иллюзией, в которую поселили маленькую Акиру и отправили на север к жениху. С тех пор хенесайка на дух не переносила разного рода гадалок, предсказателей, звездочётов и терпела их только по долгу службы. Она была уверена, что человек – творец своей судьбы, о которой ведомо лишь Сёве, и никто иной, кроме него, не в силах предсказать, что предначертано. К сожалению, её уверенность не разделяли ни дворцовые сплетники, ни небесная владычица.
В дверь постучали и, дождавшись разрешения, в покои смотрительницы дракона вошла служанка, передавшая Фудзи, что величайшая императрица желает её видеть. Акира догадывалась, что это скоро произойдёт, и она нисколько не сомневалась в причине, зачем её вызвала императрица. Но смотрительница надеялась, что у неё будет больше времени всё исправить.
- Ступай к провидице, - велела няне Акира через плечо, остановившись у дверей. – И глаз с неё не спускай. Мы ещё продолжим этот разговор.
К императрице девушка шла с тяжёлым сердцем. Она пока ещё не знала, что скажет в своё оправдание, но уже примерно представляла, что сделает для того, чтобы предсказание не вышло за ворота замка. "Если ещё не поздно…" С этой мыслью смотрительница дракона приказала известить небесную владычицу о её приходе.

Отредактировано Fudzi Akira (2018-07-05 21:03:26)

+1

3

Она любила сны. Видеть мир разными глазами. То милой халифатской девчонкой, собирающей на деревьях сладкие плоды инжира, то варкавской старушкой, счищающей с порога снег, краем глаза любуясь на огромные белые футоны, простирающиеся до горизонта. По крайней мере, так себе она представляла даль. Запад – сухой, жаркий, полный солнца и улыбок. Север – холодный, безжизненный, спящий в одиночестве. Одно она не любила в мире дремлющих: видеть себя Императрицей. Согласитесь, это немного скучно, быть одним и тем же в обоих мирах. Впрочем, сегодня, Лун предпочла бы быть даже ей, но только той, что еще не услышала о себе грязных сплетен.
Хотя, на самом деле, грязными эти слухи тоже назвать было нельзя. В конце концов, никто никого ими не позорил. Разве что ставили оба пророчества под знак вопроса. Прошлое или настоящее – что сейчас в приоритете? Конечно, для спокойного правления было бы неплохо сойтись на первом варианте, но будут люди, будет очень много людей, которые мимо ушей новость не пропустят. Да что там «мимо ушей»?! Есть в Империи и те, кто готов даже по губам научиться читать, только бы что-нибудь сомнительное да вытащить. Противные человечишки. Мэй таких не поощряла.
При императоре не позволительно даже сипло дышать, если он то не позволит. Удивительно ли, что она никогда не слышала за спиной шепот или невежливые смешки? Однако, в каждом стаде есть паршивая овца, так и в стаде аристократов, ежедневно ее навещающих, найдется хотя бы одно-два лица, которые непременно не следят за каждым своим словечком. Иногда такие вот неприметные словечки – это чистый пустяк, какие-нибудь домашние хлопоты или северная басня, принесенная из уст раба, а иной раз можно услышать и что-то новое о действиях в Императорском Дворце. Вот как сейчас. За чашечкой душистого чая с супругой скупого адмирала Ли Хао, Лун Мэй почерпнула для себя новое знание о том, что, знаете ли, нынче пошла молва о неком странном предсказании. Конечно же, супруга при этом упоминании хитро прищурила глаза, словно она вот такая вот лисичка, что все обо всех знает и о вас, Небесная Госпожа, тоже бывают слушки. Конечно же, в ответ Императрица тоже прищурила глаза, но уже в улыбке, давая понять, что и это для нее не новость. На самом деле в тот момент она была бы не прочь и выдрать этой дамочке глазенки, так не уважала Мэй тот лисий жест, что предприняла неудавшаяся хитрюшка. Что поделать, драконы – это та гордая раса, что превозносит себя над остальными звериными; естественно, что им не понять многие животные движения в своих собеседниках. Дракону приемлемо лишь парить в облаках над ними. Парить и, пожалуй, прощать за их низменные телодвижения. Сделав выдох и устремив взгляд в пустоту на долю минуты, Владычица вновь безмятежно продолжала разговор, словно ничего не произошло. Никакой вести, никакой бессмысленной демонстрации мимических масок.
Зато после ухода супруги адмирала Ли Хао, Мэй не позволила себе колебаний, веля срочно послать к себе смотрительницу. На предсказании Императрица присутствовала, детали дела для нее не было необходимости разъяснять, хватало лишь вспомнить то омерзительное выражение лица покинувшей дворец женщины. Вскоре Фудзи Акира велела доложить о своем прибытии.
- Заходи, - коротко отбросила Мэй, усевшись у распахнутой двери в сад. Нынче не было настроения на прогулку, однако, смотреть на образы природы всегда довольно занятно, особенно, в дни непростительных ошибок подчиненных. Пожалуй, многие могли бы быть благодарны этому виду за то, что сохранили головы на своих плечах... Но это лишнее. Парки Хенесая были приятны еще и тем, что о них не было нужды говорить.
Мэй не смотрела, как входит Фудзи, ее голова была повернута в сторону свободы и свежего воздуха. Да и шаги о глиняный пол раздавались так четко и звонко, что было не сложно догадаться, когда она вошла, а когда за ней закрыли дверь.
- Вчера я была у нашей юной провидицы и получила от нее предсказание, что не льстит моему правлению. Пророчество о наследнике, слышала о таком? – Догадываясь о некой холодности смотрительницы дракона к гадалкам, Мэй предпочла лишний раз удостовериться в осведомленности своего персонала. – Хотя, я уж и не знаю, как можно не услышать о том, о чем говорит вся Империя. Так что заодно и разъяснишь, как так случилась, что я об этом узнаю из уст гостьи моего Дворца?

+1

4

Впервые за долгое время Акиру посетило какое-то странное, давящее чувство, как только она вошла в покои небесной владычицы. В отличии от многих в этом дворце, Акира не видела в лице Императрицы угрозу, что может поглотить её, не моргнув и глазом. Фудзи было достаточно того, как она сама превозносила госпожу, будучи готовой исполнить любое её поручение по личным убеждениям, а не по долгу службы. Она считала, что любое наказание человек получает только за свои же оплошности, а так как Фудзи старалась не плошать, то и находясь рядом с всемилостивой повелительницей, вжаться в пол ей никогда не хотелось. Но только не сейчас. То ужасное чувство как будто обступило её со всех сторон, а собственные шаги, глухо разносившиеся в стоявшей тишине, привносили в и без того давящую обстановку некую обреченность.
С каждым шагом Акира всё искала те слова, которые нужно было сказать. Таить ничего она не собиралась – правда всё равно всегда выплывет наружу. Тем более, что хенесайка же не проигнорировала эти слухи и не стала поддерживать их. Её вина была лишь в том, что она расслабилась и забыла о том, что у дворцовых сплетников язык подвешен высоко, а чувство самосохранения умирает сразу же, как только до них доходит любой слух. Они были как паутинка, которую плетёт большой паук: каждый узелок – это новый сплетник, от которого нити распускались всё к новым и новым узелкам. И плетутся эти узелки вечно, всё дальше растягивая паутинный узор, обвивая собой каждый сучок и ветку, а любая бабочка, попавшая в тот узор, умирает, запутавшись в переплетениях нитей. Акире же предстояло стать огнём, который опалит каждый узелок и поглотит патину, сжигая её до тла.
Когда императрица заговорила, Фудзи уловила напряжение в голосе небесной владычицы. Это ещё раз подтверждало, что госпожа злится, а также то, что императрица встревожена не только пророчеством, но и слухами. Являясь смотрительницей дракона, хенесайке приходилось часто общаться с разными людьми, каждый из которого нёс в себе что-то своё, а госпоже Фудзи приходилось "видеть" это, чтобы находить к человеку свой подход. Императрица не была исключением. Может то было родство с госпожой, то ли годы службы во дворце, но Акира без особого труда угадывала, какое настроение было у небесной госпожи, чего ей хотелось именно сейчас и что нужно было сделать, чтобы осуществить последнее. И, кажется, сейчас было самое время воспользоваться своей эрудицией.
- Моя госпожа, до меня действительно дошли подобные слухи. К моему сожалению, дошли они совсем недавно, - полный спокойствия и ровный голос, без каких-либо вздрагиваний и вздохов. Кажется, сейчас девушка ничем не отличалась от какого-нибудь генерала, отчитывавшегося о проделанной работе. Такая манера разговора была свойственна Аикре, особенно когда речь заходила о делах дворца. Она не любила лишних слов и лишних дел. У всех есть свои дела и чем меньше лишнего услышит собеседник, тем больше он успеет сделать. – Однако я уже приняла меры, дабы эти сплетни не ушли далеко. Совсем скоро нас ожидают некоторые смены в рядах прислуги, - кто-то должен был просто вылететь из замка, кто-то бы отделался предупреждением, а тех, кто с самого начала пустил слух, ожидала встреча с палачом, что был весьма изобретателен на пытки. Конечно, отправлять их души к Сёва никто не собирался, но вот проучить сплетников всё же стоило. Так сказать, для лучшего запоминания урока и в назидание всем остальным. – А что же до вашей гостьи… По пути к вам, моя госпожа, я встретила жену моего почтенного дядюшки, адмирала Ли Хао. Надо полагать, это именно она опечалила вас. В ближайшее время я собираюсь нанести визит в его дом и напомнить, кем является его матушка и кому он и его семья обязаны служить, а также, что бывает с предателями императорской династии. Думаю, его жена просто позабыла об этом, но после моего визита обязательно вспомнит, и напомнит всем остальным. А ей я этом помогу.

+1

5

Чужое беспокойство иногда удивляет. Волноваться по поводу и без, когда вроде бы ничего смертельного и не произошло, всегда казалось Императрице чем-то чуждым и, отчасти, даже забавным. Разве могли внутридворцовые сплетни и небылицы разрушить ее покой? Нет, конечно. Вопрос, скорее, был не в распространении, а истолковании пророчества. Не каждый сочтет возможным рождение сразу двух наследных принцев Империи, тогда как именно дом Лун должен был бы продолжать править после Мэй, как то было и до ее прихода. В конце концов, она желает телу Сёва лишь добра и процветания, так что своим приходом к власти не видела целью разрушить уже устоявшийся порядок кровного наследования. Даже нет, она пришла к власти, многим пожертвовала ради нее, чтобы все это сохранить.
- Чем вам не угодила эта бедная женщина, супруга Ли Хао? - Улыбнувшись смотрительнице, тихо посмеялась императрица. - Не вижу в ее действиях ничего ужасного. В конце концов, она не сообщила мне ничего ложного или оскорбительного. Не всем же быть такими же выдержанными, как я и ты.
Осмотрев ближний к себе маленький столик, Мэй протянула руку к лежащей на нем костяной трубке. Вытянутая шагреневая вещичка привычно легла в руку, тогда как пауза в разговоре, показалось, слишком затянулась, чтобы продолжать молчание.
- Но я удивлена, что моя смотрительница допустила столь мелкий, но коварный, просчет, - не отвлекаясь от наполнения табака и приготовлений к курению, строго, или некоторой мере даже скучающе, нарушала неприступную тишину своим голосом. Без позволения Императора не вежливо начинать речь, даже если это речь в собственное оправдание или планы о дальнейших стратегических действиях, а поскольку она еще не задала тот роковой вопрос беседы, то и не могла потребовать Акиру что-либо себе отвечать. - Ты хочешь мне эту ошибку списать на дюжинный недосмотр, или есть что сказать в свое оправдание?
Честно сказать, сама Императрица мало что могла выдумать для того, чтобы оправдать свою Фудзи. Не из-за того, что не хватало фантазии, отнюдь, пусть она и стояла за всю страну, но была лишь молодой немудренной девушкой, способной вынести многие стихийные бедствия и вражеские наговоры, но не лишенной фантазии. Ей было бы легко придумать что-то эдакое, если бы она того хотела. Проблема же была в том, что в случае смотрительницы она бы просто не смогла поверить даже в собственную ложь, не говоря о лукавии кого-то чужого для ее сердца. Поэтому, возможно, даже не было необходимости что-либо отвечать. Лун не стала бы слушать эти слова в любом из случаев.
- Мне не приятно это предсказание, - нахмурив брови, и отведя взгляд обратно к парку, она задалась новым вопросом. "Какое к этому отношение будет у большенства? Поверят или сочтут за неудачную шутку неопытной предсказательницы-сиротки?". - Как человек может занять мое место, если он не родится в моей семье? Разве все это не сущий вздор и нелепица?
Закурив, Мэй наконец обратила свое внимание на собеседницу. Зрительный контакт всегда был более эффективен для прощупывания подводного дна в словах чужих уст, поэтому она имела склонность не задавать интересующие вопросы не установив эту связь. Так беседа казалась ей более свободной, да и правдивой, нежели монолог с душевными исканиями и иллюзорными призраками.
- Или ты совершенно не представляешь такой исход событий? Только не стоит начинать молиться, я не отрубаю головы за ваши мысли. - Вновь посмеялась, вспоминая первоначальную злость собеседницы на распространение сплетен внутри дворца. Стоило оно наших нервов? В конце концов, гадалки еще никого своим языком не убивали, по крайней мере, если не считать те потрясающие воображение байки, которыми любят пугать мамочки своих непослушных деток или которые рассказывает молодой парень, чтобы привлечь внимание обожаемой девушки. Да только и там убивали они языком буквально, а не образно, не своим пророчеством. Поэтому, единственное, чего стоило бы опасаться, пожалуй, так этого того, что весточка попадет в руки плохих и надменных людишек, не любящих ни Императрицу, ни саму Империю.

+1

6

На слова Императрицы о выдержанности Акира лишь ухмыльнулась, опустив голову, чтобы небесная владычица не увидела её лица. Мало ли как она поймёт этот жест, а злить светлейшую госпожу смотрительнице не хотелось.
"Выдержанность? О да… Выдержка многим бы не помешала в этом дворце". Акира никогда не понимала и, видимо, никогда не сможет понять, зачем люди распускают слухи. Ведь это же ловушка, которая губит не хуже голода или лютого зверя и в которой они же могут оказаться уже завтра. А это место, императорский дворец, казалось, был пропитан ими насквозь. Кто-то благодаря им взмывал ввысь, кто-то же падал в самые низы. И все знают об этом, боятся попасть на язычок к сплетникам, идя на многие жертвы, порой до крайностей, и всё равно продолжают всё сильнее тонут в болоте сплетен, из которой практически невозможно выйти. Сейчас же в это болотце угодила не только Императрица, но и всё династия Лун, и оказались они там, если подумать, именно из-за смотрительницы. Поэтому хенесайка так злилась на себя, и ей был не угоден буквально каждый, с чьих уст срывались слова той девчонки, порочащие имя императорской династии.
Однако следующая фраза, прозвучавшая в тишине покоев, стёрла с лица смотрительницы ухмылку. "Оправдания… Нужны ли они?" Акира внимательно посмотрела на Императрицу исподлобья, не подымая головы. Нет… Она слушать их не хотела. Если бы она хотела узнать ответ на свой вопрос, небесная владычица смотрела бы прямо на Фудзи. Но сейчас её голос, движения и скучающий взгляд, обращённый к трубке, явно говорили о том, что хенесайке лучше промолчать. Да и не было у смотрительницы дракона оправдания. Разве что, действительно, признаться в недосмотре. Но это и не понадобилось.
- Госпожа, думаю, вам известно о том, что я уже давно не верю ни в какие предсказания, кто бы их не говорил, - Акира осмелилась поднять голову и заговорила как обычно, без излишней холодности, но спокойно и сдержано, - По мне, единственное, что они могут – это создавать слухи и подначивать людей к необдуманным поступкам. Поэтому я считаю, что пророчество Минэгисы Чики – всего лишь слова. Разумеется, только ваш ребёнок может быть преемником трона. Однако для тех, кто сомневается в вашем праве быть правительницей Хенесая, это предсказание играет на руку. Поэтому я нахожу действия жены Ли Хао... неправильными, потому как если эта бессмыслица укоренится в мыслях ваших сторонников, они могут встать на сторону ваших врагов.

+1

7

Лун любила свой народ. Он был превосходен. Его вера в силы Императора, пожалуй, могла бы иной раз показаться даже сильнее, чем сама эта мощь в реальном противостоянии. Жестокость и порочность в нужной мере соответствовали этим надеждам, к слову, в таких людях как Акира. Холодных, правильных и зависимых от чувства долга. Наверное, именно прямота речей смотрительницы внушала в местную прислугу столь ощутимый трепет при ее присутсвии. Мэй безошибочно выбрала для себя достойную девушку на роль наставницы Джинхэя, что в некоторой мере даже вдохновляло на новые реформы и движения. Раз первый шаг оказался удачным, то и остальные не могут быть бесповоротно провальными, не так ли? Может и чуть-чуть наивные взгляды на свою действительность, но они, по крайней мере, удовлетворяли ее императорскому самолюбию и желаемому исходу событий.
Но были и моменты, когда их безропотное подчинение портило о них представление. Эту постоянную хенесайскую ошибку Императрица также хорошо знала, не любила, но допускала. Почти всегда. Сейчас же слова Акиры несколько ее раздосадовали. Нет, не раздосадовали. Эти слова требовали обратить на себя жгучее внимание, что Мэй не особо чествовала в характере слов.
- Враги Императора? - Трубка в руке слегка дрогнула, а глаза загорелись не естественным Лун светом, не добрым огоньком, показывающим недоверие. - У меня нет врагов. Уж точно не врагов. И не произноси при мне больше это слово. Кто будет враждовать с наследником разума Сёва?
Вновь закурив табаку, Императрица быстро пришла в свое ледяное состояние. Умиротворение и гармония, спокойствие, поддающиеся сдавливанию, но не разрушению. Врагов Божественного не существует, как до и после нее.
- Эта женщина не заслуживает внимания. Ее глупость не позволит ей распространить свое знание дальше, чем в стенах этого дворца. Собственная жадность урежет руки. - Супруга Ли Хао не отличалась своей болтливостью - это был всем известный факт. Зато она любила интеллектуальные игры, пусть и с трудом могла бы одержать в них победу даже у монастырской обезьяны. Так что Мэй даже и не сомневалась, что женщина попробует шантажировать ее этим пророчеством, а поскольку шантаж более удачен в неведающем обществе, то ей же было бы на руку, если новость не достигнула чужих ушей. В этом противостоянии информации и дезинформации супруга адмирала должна будет поддержать сторону последнего. - Есть и более интересные лица для обсуждения. Ты, конечно, можешь не доверять пророчествам. Я это даже одобряю. Будущее необходимо менять, если оно тебя не устраивает, ибо сделанного не воротишь. Так что ты собираешься сделать с провидицей, в дальнейшем контролировать ее дар?

+1

8

- Враги Императора? У меня нет врагов…
"Нет врагов? Ох, как вы ошибаетесь…" Пожалуй, у слухов был один единственный плюс: они могли рассказать много интересного и занимательного. Главное – слушать, да проверять. Акира могла прямо сейчас назвать несколько имен людей из окружения Императрицы, кто был весьма не доволен её правлением. Причем не столько тем, как она правила, сколько самим фактом её правления. Тех, кто был верен "традициям" настолько, что был готовы пойти на преступление против империи ради своих принципов. На месте небесной госпожи Акира больше заботилась об опасности со стороны именно этих людей, а не об этом глупом пророчестве из уст девчонки, недавно совсем не умевшей даже писать, не говоря уже о каких-то связях и могуществе. Хотя, кто такая Фудзи? Всего лишь смотрительница дракона. Её единственной задачей было заботиться о Джинхэе, да за дворцом приглядывать, а для дачи советов и споров с госпожой во дворце имелись совсем другие люди. Поэтому и оставалось ей лишь покорно опустить голову и мурлыкнуть: "Как прикажете".
В дверь кротко постучали, и в приоткрывшуюся дверь юркнула миниатюрная девушка в опрятной форме служанки Императрицы. Этих девушек отбирала лично смотрительница, отдельно от остальной прислуги. Служаки отличались своей милотой (ведь Императрица должна созерцать лишь прекрасное), расторопностью и усердием. Однако, за свою прилежную службу они и получали не мало: возможность лицезреть небесную госпожу выпадала не каждой простолюдинке (а девушки принципиально должны были быть таковыми), да и в неофициальной иерархии слуг они занимали почётное место. Вымуштрованная служанка при виде двух госпожей, склонившись, замерла у входа. В руках у неё был небольшой поднос с набором для чайной церемонии. Акира быстро метнула взгляд на небесную владычицу, как бы спрашивая её разрешения и, не дожидаясь его, легко поднялась на ноги.
Стоило смотрительнице забрать поднос, служанка еще раз поклонилась и скрылась за дверью, а небесная владычица вновь заговорила. Слушала её Акира внимательно, ступая медленнее, чем обычно, дабы ничего не упустить из слов госпожи. Ей было приятно слышать о том, что её "неверенье" одобряют, хоть и не разделяют. Как бы визави не хотела это скрыть, даже сейчас она порой теряла контроль, что вырабатывался с детства. "Быть выше всех, выше всего, не показывать лишних эмоций и быть всегда идеальной". Госпожа всегда была таковой, особенно после того, как взяла бразды правления в свои руки. Однако, наблюдая за ней сейчас, у Акиры закрались подозрения, что Императрица переживает из-за пророчества куда сильнее, чем могла представить смотрительница.
Фудзи села на свое место в молчании, не зная, что следовало бы сказать. "Что сделать с девчонкой? Нужно было просто не приводить ее в дворец, но... Что ж теперь-то сетовать на прошлое..."
- Ваше Величество... - Акира на мгновение замолчала, открывая изящную коробочку, в которой лежали сухие листья чая. Заваривать чай Акира умела по всем правилам чайной церемонии, однако сейчас она решила опустить многие формальности. Ведь Императрица её не для этого позвала. - Когда пророчество немного позабудется, можно было бы отправить девочку в другой дворец, приставить к ней охрану и приказать им регулярно докладывать во дворец, что там происходит. Так можно было бы отгородить её от ненужных ушей, - почему-то Акира верила, что Минэгиса Чика говорила подобные вещи не из злого умысла. Были ли то лишь глупые фантазии, или она действительно была особой, но цели разжечь восстание или напугать Императрицу у нее не было. - Сейчас же я могла бы сменить при ней няню и служанок на таких, что не будут впредь много болтать, - вариантов, как это сделать, была масса. Хоть Акира и не любила прибегать к таким мерам, как угрозы и шантаж, но... почему-то именно они показывали лучший результат, когда нужны были верные слуги. - В самое ближайшее время я займусь их поиском, - Фудзи протянула двумя руками фарфоровую чашечку с ароматным чаем, который Императрица любила больше всего.

+1

9

- Да… Запереть ее и не давать чужим ушам слушать. – Повторила мысль Акиры Императрица. Хорошая идея. Жаль, что мало возможная. В конце концов, девочка – это всего лишь девочка. Помня сверстников в детстве, Мэй могла уверенно сказать, что юные создания редко сидят на одном месте дольше часа и читают тяжелую литературу для поднятия уровня социальных способностей. О, нет! Дети имеют склонность меняться быстрее времени суток, создавать себе фантазии и искать массу новых приключенческих игр на больную голову родителей. Прекрасная пора взросления, которая, увы, так быстро обрезала концы в прошлом Мэй, сменив звук детских песен на монотонные проповеди праведной жизни из уст отцовской знати. Слава Великому Сёва, что эти старпёры до сих пор не бродят по коридорам ее дворца и не жгут подол одеяний своим противным извращенным взглядом! По крайней мере, не с такой регулярностью, как делала и это до ее появления на троне драконов династии Лун.
Да что там и говорить, но у этого плана была масса недостатков, которые не сводились только детскими шалотами и резвостью. Как раз наоборот, были и довольно взрослые обстоятельства, по которым милая Императрица не могла себе позволить так облегчить свое бремя. В конце концов, при дворе Императора всегда был провидец, это раз. Два, что Чику напророчила в своем последнем предсказании известная старушка, сыгравшая в становлении на престол Мэй далеко не второстепенное значение. Просто как дань уважения к мертвому пророку Императрица не могла себе позволить выбросить малышку за порог дома, что и говорить о том, что суеверная доля хенесайского народа не поймут этот незамысловатый жест правильно, сослав на невежественное отношение к благоговейным традициям. Да, своей политикой Лун показала, что прогресс для нее превыше устаревшего порядка, но полное уничтожение любимого хенесайцам светила лишь спровоцирует волну беспокойств по стране. Зачем ей эта радость? Впрочем, еще не факт, что меньшую волну нагонит пророчество девчонки.
- Но ведь это невозможно? – Задала риторический вопрос, в попытках показать, что этой мыслью уже была озабочена и пришла к выводу, что реализовать в жизнь ее никак нельзя. Лун вопрошала в пустоту редко, лишь тогда, когда была уверена в том, что собеседник не видит других наиболее удачных действий. Безусловно, это не всегда толкало оппонента на пересмотр своих планов, но так или иначе заставляло в голове всплыть вопросам: «Почему это невозможно? Почему она сомневается? Зачем спрашивает? Я ошибся?». Чаще всего это колебало решительность несогласных с ней, но иногда лишь заставляло пожать плечами. Вот именно когда заставляло пожать плечами, тогда и Мэй видела забавным посмотреть ситуацию их взглядом, не оценивая это как возможный план, но рассматривая в качестве игры и проверки на эрудированность. Насколько отстает воображение присутствующих от ее?
- Проще было ей просто утонуть в пруду. – Делая глоток чая, холодным и ровным тембром, словно в прострации, говорила Императрица.  Естественно, она не собиралась топить маленькую девочку лишь за пару лишних слов, что показала следующими словами: - Но это не произойдет. Она видит будущее и должна бы знать, когда ее жизни угрожает опасность. Следовательно, избежать падение с обрыва или яда фугу она вполне в силах, не так ли?
Честно сказать, Мэй и сама плохо понимала к чем она это сказала. То ли шутка, то ли предложение. Она не была уверенна, что убийство выглядело полностью ничтожным способом решения конфликтов, но и не рассматривала подобный план как наиболее удачный. Что вы?! Разве похожа она, сама еще невинная девочка, на такого уж жестокого тирана, что готов за маленькую оплошность голову с плеч согнать? Впрочем, она еще и сама толком не представляла кем в итог станет для истории Империи. Спасителем или губителем? Наверное, это должны решать потомки. Хотя, честно сказать, ей было все равно. Главное - это процветание и мир в вязкой почве хенесайской земли.
Что же до конкретного плана, то да, у нее его еще пока не было. Сослать на болота в долину беглых самураев не представлялось возможным, а убить казалось немного жестоким. Переучить? Но как переучить тринадцатилетнюю девочку? Надо было просто сразу же выдать ее замуж и переложить ношу ответственности на плечи новоиспеченного мужа. Ну а что? Его голова не столь дорога, можно было бы сослаться на исковерканную передачу информации из уст в уста, а пока весть о гибели мужа дошла бы до девочки, мы бы крепко завязали ей рот. Как жаль, что время упущено.

+1

10

Акира вопросительно повела бровью, слушая Императрицу. Топить девочку? Конечно, смотрительница рассматривала подобный вариант развития событий, однако… Убийство было неуместным наказанием в данной ситуации, по крайней мере сейчас. Строго говоря, любое действие относительно Чики на сегодняшний день будет расценено, как попытка избавиться от неё, как ссылка, так и убийство. К слову, Акира не совсем понимала, почему сослать провидицу в другой замок через пару месяцев было невозможно. Императрицу явно заботило не то, что ей достанется целый дворец. Но что тогда? Боится, что там её достанут и будут настраивать против небесной госпожи? Глупости. Эта проблема была решаема, стоило только захотеть. Если же проблема была в месте ссылки, то всегда можно отыскать закрытый монастырь, где к девочке никого не подпустят. Однако дело, видимо, было всё же в самом факте отправки девчонки из дворца…
Акира перевела взгляд на цветущий сад и задумалась, слегка нахмурив бровки. Может ли Чика предсказать свою смерть? Если она могла бы предсказать гибель, тогда могла предвидеть и последствия своих слов. Если бы это было так, она могла бы стать бесценным оружием, способным просчитать всё до последней мелочи. Если бы… Но нет. Никто не может ведать мысли Сёва, а что суждено знает лишь Он. Акира отказывалась верить в другие варианты. Есть лишь Сёва, который знает судьбу человека и мира, и ему решать, как он изменится. Ему и Императрице…
- Эта чашка, - девушка чуть приподняла фарфоровую посуду, которая стояла рядом с ней на столе, - Эти деревья, эти покои, этот дворец, Есай, Империя, люди, живущие в ней… Всё это принадлежит вам и лишь Сёва решать судьбу на этой земле и глаголеть её вашими устами. Одно ваше слово, и одним прекрасным утром Минэгиси Чика даже не подумает о том, что то утро будет для неё последним… - страшилась ли Фудзи того, что говорила? Да. Была ли готова сделать? Да. Однажды, хоть и чужими руками, она уже лишила жизни, можно сказать, двух человек. До сих пор она не сожалела об этом, ей не снились кошмары и не преследовала совесть. Она мстила за себя и за свои слёзы. Отправить же кого-то к Сёва ради Императрицы было ещё проще. Возможно, не легче, в плане решимости, но проще, в плане оправдания своего поступка. – Ваше Величество, позвольте всё же узнать, как мне поступить с Минэгиси Чикой?

+1

11

Она слушала Фудзи краем уха, пытаясь при этом сосредоточиться на собственных мыслях. Мыслях о последующем приказе. Воображение напрочь перестало работать. Убивать не стоит – это не принесет радости, особенно тогда, когда армия отправится по императорскому велению разводить костры в северных-южных территориях государства. Как жаль, что звезды направили ее на путь войны так скоро. В конце концов, в голове уже давно поселилась злосчастная идея, что насилие – это не лучший выход из ситуации с таинственным посланником Дракона-Создателя. Но и уже выполняемый приказ не станет ошибкой. Император не может ошибаться и вести свое правление по ложной дороге. На все воля Сёва. Разве не это сейчас озвучивала Акира? Разве с ней не согласен кто-то в этих стенах, на этом континенте? Поэтому и ей нужно было быть четкой в своих планах. Быть сильной и волевой. Право, может быть еще было время одуматься, но... Но надо ли?
- … Как мне поступить с Минэгиси Чикой? – Вопрос эхом прозвучал в ушах, заставляя невольно вздрогнуть тело. И опять ей решать судьбу, которой как бы должен властвовать истинный земной Владыка многопочитаемый Сёва. Почему Мэй должна была сама распоряжаться собой, а не отдаваться на волю высшего господина? Почему Император считается великим чином, если совет министров имел гораздо больше полномочий и права выбора, чем представители ее династии? Какое-то безумие. Но безумие, что испокон веков передавалось традициями и обрядами Великой Империи, а значит идти другой дорогой было невозможно. Пока невозможно. Нужно отвечать на вопросы, выдавать приказы и не забывать, что хоть и являешься божественной покровительницей своего народа, но не имеешь сил поработить его судьбу и разум. На все воля Сёва, как это не прискорбно.
- Никак. – После затянувшейся минуты молчания равнодушно отрезала Лун Мэй и резко отвернулась в сторону летней свежести и света. – Сейчас мы ничего не можем предпринять. Но, так и быть, в конце третьего летнего месяца вывезем ее за пределы Есая. В Хонжонг. Там спокойнее. – Вставая с места, Императрица посмотрела на придворную даму последний раз, давая понять, что разговор ее утомил и пора бы его заканчивать. Нужно было подумать немного наедине с собой. Собраться с мыслями. Вновь бросить взгляд на свои владения и успокоить душу, лицезрея гармонию и мирное течение жизни, забыть о сказанных Фудзи «врагах» и всех проблемах пророчества. Нужно вновь огородиться от надвигающейся катастрофы. Закрыть глаза.
- Да и горный воздух для ребенка полезнее. А пока она будет прибывать вблизи Драконьих Гор, мы с министрами обговорим дальнейшие действия на ее счет, если будет случай. Но не стоит забывать, что весь этот и последующий месяц ты ответствена за нее также, как ответственен за нее ее учитель.

+1


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » что скажет будущее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC