Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » От муравьиной норки разрушится и каменная дамба


От муравьиной норки разрушится и каменная дамба

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s5.uploads.ru/Kep2i.gif  http://sd.uploads.ru/8uRLC.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
От муравьиной норки разрушится и каменная дамба
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Ванг Го, Лун Мэй, Фудзи Акира, Ванг Фэй
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
13-ое число второго летнего месяца. Императорский дворец в Есае
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
В этот день должен был родиться тот, кого Сёва благословил стать правителем Империи. Тринадцатое число ждали с опаской и трепетом в стенах императорского дворца, будто предчувствуя все ужасы, что ждут Хенесай впереди.
Этот день нес дурное предзнаменование.

+2

2

Приказ императрицы исполнялся. Армия Го очищала деревни огнём, не оставляя никого в живых. Везде, где только мог появиться на свет младенец, указанный в пророчестве, прошелся первый генерал и оставил после себя пепел. Люди бежали, спасались в горах, лесах, на болотах утопая в трясине вместо пламени, а некоторые прятались в больших городах, где пророчество не предрекало родиться ребёнку. На самом деле Ванг считал, происходящее не дальновидностью своей госпожи. Ведь беременная женщина могла укрыться где угодно, да и вообще стоит ли в сущности бояться младенца? Если ему суждено родиться, значит, таково желание великого Сёва и ничего не изменить, лишь больше бед обрушишь на себя, пытаясь изменить предначертанное. Разумеется, приказы императрицы не обсуждались. Генерал попробовал возразить, но ничего не добился, а лишь неодобрение своей госпожи. Сожалел о сказанном.
Запомнила ли она, что я усомнился в её решении? Пытался переубедить во благо империи и самой Лун Мэй? Вопрос этот терзал Го бесконечно много времени, пока он находился в походе. Ванг продолжал сомневаться, но яро исполнял свой долг, чтобы доказать, что хенесайская армия самая могущественная в мире и он заслуживает доверия владычицы. Прошел с терракотовыми воинами весь юг, достиг Хонжонга и подобрался к реке Чуанг-Ганг, где мост сожгли жители и к деревням по ту сторону реки, подобраться было невозможно. Время поджимало, было на исходе. Тщетная попытка постройки моста потерпела фиаско. Местные жители рушили все планы императорской армии, а на последок прилетела стрела с письмом. Угрозы сыпались на императрицу и самого генерала. Он вынужден был вернуться, приказав продолжить постройку моста, чтобы перебраться через реку. Не спавши и практически ни евши, Го торопился возвратиться в Есай. Угрозы показались ему не пустым звуком. Столице обеспечена защита, при дворе остались самые искусные воины в боевом мастерстве, но если Го где-то просчитался и что-то упустил? Пришпоривая коня, первый генерал мчался в Есай, прямо ко дворцу.
С первым лучом рассвета тринадцатого числа второго летнего месяца Ванг въехал в столицу и оказался возле императорских ворот, где кучковался народ. Сонные словно мухи, они слетелись посмотреть, что происходит. Стражники пытались отогнать простолюдинов, сами от ужаса раскрывая рты и не понимая, что случилось. На воротах висел труп женщины в шелковой ночной рубахи. Явно из самого дорогого шёлка с кружевами. Обычно лишь по приказу самой императрицы вывешивают на воротах изменников, но в этот раз дело обстояло иначе. Ванг приказал расступиться, подойдя ближе и сразу же узнавая умерщвленную. Яо Линг. Мачеха. Маска скрывала перекосившееся от досады лицо. Он опоздал. Что с сестрой? Сейчас его волновала в первую очередь Фэй. Он схватил одного из стражников за пазуху.
- Немедленно! Я приказываю немедленно доставить сюда Ванг Фэй.
Она должна быть жива. Резко Го рванул к телу мачехи и стащил её с ворот. Вместе с ней он направился к императрице. Казалось всё обрушилось и он погрузился в бездну, тёмную и беспросветную, куда боялся вступить. Он шёл и слышал свои шаги или удары сердца? Всё застыло. Замерло. Не сказать, что к мачехи Го испытывал последнее время любовь и нежность, но он не смог уберечь её от беды. Безжизненное тело, неимоверно отяжелевшее, покачивалось в его руках словно тряпичная кукла. Отец доверил женщину своему сыну, а Го не оправдал его надежды. Что если с Фэй произошло тоже самое? Го боялся даже мыслить об этом, надеясь, что сестра жива или тогда ему не зачем жить. Она единственный луч света в его судьбе, который озаряет путь. Ванг сам не понял как оказался возле покоев императрицы, служанка попыталась остановить первого генерала, но это бесполезно. Он словно каменная глыба шагал впёред и не видел перед собой преград. Покорно служанка императрицы распахнула, разъезжающиеся двери и вот Го застыл на пороге покоев Мэй с тупом своей мачехи в руках.

+3

3

Беды появляются тогда, когда о них забываешь.
Солнце еще не успело выглянуть со стороны леса семи Императоров, когда Лун Мэй проснулась и велела принести ей завтрак. Почему-то плохо спалось; после долгой бессонной ночи утро встречалось с особенным облегчением. С приподнятым настроением и свойственной Императрице безмятежностью, она надела наиболее удачный для сегодняшнего дня шелковый желтый халат с узорами лотоса, когда с досадой осознала, что идти куда-либо не было смысла и желания. Даже наоборот, учитывая опасные предсказания было бы более эффектным продемонстрировать двору подавленность и хмурость мыслей, а не спокойствие и беспамятство. Возможно, она бы так и осталась этим утром мирно сидеть в своих покоях с книгой о поэзии в руках, если бы не бардак на голове и предчувствия какого-то незавершенного дела. Благо, память у нее была далеко не старческая и она без труда догадалась, что решить это дело помогла бы ей Смотрительница дракона, поэтому сразу же после приема пищи Мэй пожелала встретиться с Акирой и спокойно ожидала ее в своей комнате. Естественно, в скором времени подчиненная подоспела к ней на разговор, а заодно оказала помощь в уходе за собой.
За дверью послышался шум. Чей-то испуганный вскрик, тяжелые шаги и строгий мужской голос. Пожалуй, чересчур чувствительный правитель уже бы начал падать на колени и молить Сёва о спасении, приняв возню за стенами комнаты за вторжение грабителей или, лучше того, наемных убийц, ибо звуки уж вряд ли походили на праздничные восклицания. Безусловно, даже наша Императрица сразу же поняла, что ничего хорошего гость в ее покои не несет и не тащит. Жутко захотелось припереть дверь чем потяжелее и не впускать плохое, зло, в свою душевную обитель. Она даже подскочила с места, чтобы свой план осуществить, но, правда, было уже слишком поздно. Двери разошлись и пред ней предстал человек, несущий что-то тяжелое в своих объятиях.
Почти сразу же в руках мужчины Лун узнала человека, а чуть позже пришло и осознание, что человек этот скорее всего мертв. Личности гостей Императрицу не столь сильно интересовали, поэтому вспоминать и определять их она начала в последнюю очередь. Ванг Го и Яо Линг? Пожалуй, верилось с трудом, что первый генерал вот так запросто осмелился вторгнуться к ей в покои, но это было так.
- О Дракон! – Взмахнув длинными рукавами как журавль крыльями перед полетом, Императрица отступила на шаг назад от новоприбывшего. Припомнив же свое первое впечатление об окровавленном подарке и предположив, что женщина в руках у визитёра возможно уже давно не дышит, громко и с должной уверенностью приказала: – Безумец! Уберись вон эту грязь!
Прикрыв чуть лицо рукавом, загородила нос от так называемой «грязи», но слуг не подозвала исполнять приказ. Опомнившись подумала, что генералу совершенно не свойственно тащить к ней что попало. В конце концов, он пусть и не отличался в ее глазах тактичностью, но уж как-то да должен был понять, что мертвых и раненных в покоях Императора не принимают. Не госпиталь, знаете ли. Тяжко выдохнув посмотрела в сторону Смотрительницы, дабы та придумала более подходящие для ситуации приказы, ибо сама уже успела расслабиться и единственное, что ее напрягало – это омерзительный запах крови, разнесшийся по помещению. Она, конечно, могла без труда отправить сотню людей на казнь на благо Империи и даже не зажмуриться, но никак не переносила, когда ткани ее одежд окрашивались в неудобный для них цвет красной жидкости. Звери неприятны не из-за того, что пускают других на мясо, а из-за того, что они валяются в грязи и не соблюдают нормы приличия. Так вот, Мэй не хотела перенимать у животного эту дешевую страсть к отходам.
- Что за сюрпризы, генерал Го? Нам вызвать стражу? – Холодно поинтересовалась Мэй, недоверчиво поглядывая на свисающую безжизненную руку Линг. Не хотелось верить, что женщина взаправду труп, как и не хотелось причислять доверенное лицо к безумцам. Что-то явно пошло не так раз в голове больше не было вариантов, как оправдать и объяснить всю сложившуюся ситуацию

+3

4

"Тринадцатое число второго месяца... Тот самый день...", - от этой мысли с утра голова смотрительницы начала болеть ещё сильнее. Полтора месяца назад она начала болеть и с каждым днём болела всё сильнее. В какой-то момент Акира начала молить Сёва не о здоровье родных, а о том, чтобы поскорее всё это закончилось. Если бы не эти дурацкие пророчества, то императрица не отправила первого генерала жечь деревни невинных людей. Акира не могла принять этот факт, но и возразить не имела возможности. Поэтому оставалось лишь молиться, чтобы последний луч закатного солнца исчез с небосвода в этот день, и жизнь вернулась в старое, спокойное русло.
Сегодня Акире хотелось отсидеться в своих покоях, проверить расходы дворца, распределить деньги на ближайшее время, навестить Джинхэя, - в общем, делать всё, лишь бы меньше людей видеть. Однако планы начали ломаться с самого утра: только Фудзи взялась за свиток с расходами садовников, как ей передали приказ Императрицы. Что ж, ладно. Не в её обязанностях было приводить Императрицу в надлежащий вид, однако... Учитывая, как Её Величество печётся о пророчестве, возможно, это и к лучшему, что у смотрительницы будет возможность быть рядом с госпожой. По крайней мере, спасти от необдуманных поступков Акира её успеет...
***
Акира плавно проводила гребнем по длинным волосам Императрицы. Всё было тихо и спокойно, даже слишком спокойно, чтобы быть правдой. Вот правдой это и не стало. Акира даже не обратила внимания на тяжелые шаги за дверью, и, не вскочи Её Высочества с места, так бы и не заметила. Предположить, кто бы это мог быть, девушка не успела, а когда увидела застывшего на пороге гостя, лишь нахмурила бровки. "Го?.. Что ты здесь делаешь?" А затем взгляд хенесайки опустился от лица первого генерала вниз, на его ношу... Гребень выпал из разжавшихся пальцев смотрительницы и стукнулся об пол. Фудзи хотела увидеть в руках Го что-то иное, нежели обмякшее женское тело, в котором смотрительница узнала госпожу Яо. Но это была мачеха генерала, а её неестественная бледность однозначно говорила о том, что её дух уже давно пребывает с Сёва. Труп не очень и пугал девушку, чтобы она упала без чувств, однако и что делать, она не знала. В жизни смотрительницы были разные ситуации, но вот такое – впервые. Но что-то сделать было нужно, и требовательный взгляд Императрицы был тому подтверждением. Но что?
Акира мгновение колебалась, а затем бодрым шагом направилась к Го. Нужно было убрать тело Яо из покоев, или же хотя бы призакрыть. Единственное, что пришло смотрительнице в голову, это, для начала, закрыть вдову семьи Ванг от взора небесной госпожи собой.
- Господин генерал, - Фудзи вцепилась в плечи мужчины мертвой хваткой. Она даже его слегка встряхнула, чтобы привлечь к себе его внимание. Взгляд был направлен исключительно на лицо Го. А дышать девушка старалась через раз. Трупов она не боялась, но запах начинавшегося гниения ей определённо не нравился. – Мне кажется, вы забылись. Вспомните, где вы находитесь. Стража! – спустя несколько мгновений рядом с ними оказались двое стражников, глиняных и холодных, как и все остальные солдаты. – Относите ношу первого генерала в свободную комнату, - смотрительница вновь повернулась лицом к Вангу и произнесла почти шёпотом: - Не глупи…

+3

5

«Госпожа-а, там… там…» - именно с этих слов началось утрой Ванг Фэй.
От испуганной до дрожи и паники Сонрин девушка не ждала ничего хорошего. Служанка запиналась, тряслась и рыдала, пока Фэй пыталась узнать, что произошло. Сонрин продолжала трястись и рыдать, несвязанно что-то бормоча. Из потока слов Фэй успела выхватить «госпожа Яо», «я несла ей успокаивающий отвар». Фэй спешно вышла из покоев, едва ли не побежала в комнату мачехи, распахнула двери и увидела слуг. Они лежали на полу в неестественных позах, с вытаращенными пустыми глазами. Обе мертвы. Кофейный столик в покоях мачехи перевёрнут. Вечерний чай пролит на пол, пиала разбилась на мелкие зелёные осколки. В комнате творился хаос из перевёрнутых вещей, но мачехи не было видно.
Фэй сглотнула кислый ком, подступивший к горлу, и едва удержалась на ногах, чувствуя, как утренняя находка давит на её плечи смертями и неизвестностью. Что здесь произошло? Девушка с трудом вспоминала, что слышала вечером какой-то шум, но посчитала, что мачеха в очередной раз переборщила с вином и впала в привычное любовное сумасшествие. Никто из слуг не позвал на помощь, не предупредил об опасности. Неужели всё это сделала Яо? Тогда где она?
Происходящее казалось ей кошмарным сном. Фэй не знала, как должна поступить. Сообщить стражникам? Заставить слуг всё прибрать, чтобы не выносить это на публику, если виновата мачеха? Она жалела, что брата нет рядом. Он бы точно знал, что делать в такой ситуации, но Го слишком занят, выполняя чудовищный в понимании Фэй приказ императрицы. Казалось, что бог гневается на них и наказывает за причастность к убийствам невинных.
Фэй не успела ничего предпринять. Подавляемая собственными эмоциями, она вышла из покоев мачехи и, не отдавая себе отчёта в действиях, закрыла двери, словно это могло защитить её от того, что осталось за ними. Картина убитых тел и хаоса всё ещё стояла перед глазами девушки.
В чувства привела стража. Фэй, словно отсутствуя в мире сознанием, не понимала, что происходит и чего от неё хотят.
- Во дворец? Зачем?
- Генерал Ванг приказал доставить вас во дворец.
- Мачеха… В покоях слуги. Они мертвы.
Один из стражников вошёл в дом, чтобы проверить. Двое настаивали на отправлении во дворец. Сонрин постоянно завала её и боялась за судьбу госпожи. Фэй не помнила, что пыталась словами успокоить служанку и просила её вернуться в дом. Она не помнила, как одевалась и надела ли что-то подобающее. Стражники привели её во дворец, в покои императрицы. Фэй много раз хотела побывать во дворце и с любопытством ребёнка рассмотреть каждую деталь, но сейчас, подавленная шоком, она не могла думать о чём-то кроме найденных мёртвых тел. Люди шептались возле дворца, и Фэй лишь отдалённо слышала, о чём они говорили. Женщина? Какая женщина? Что с ней случилось?
Эмоции нахлынули на Фэй, когда она увидела Го.
- Брат, - слёзы неподконтрольно хлынули из глаз девушки. она забылась и поспешила к генералу, потому что только так ей казалось, что она сможет обрести покой. – Яо, - она не могла этого произнести.
Девушка не заметила, что находится в покоях императрицы, что рядом с генералом есть другие люди, включая императрицу. Фэй стоило проявить уважение, но все её манеры растворились, когда эмоции нашли выход.

+3

6

Почему он притащил бездыханное тело в покои императрицы? Всё просто. У него были веские причины. Первая. Императрица должна увидеть труды своих деяний, ведь Яо погибла из-за приближенности к генералу, который исполнял миссию по сожжению деревень. По крайней мере, так это выглядело на первый взгляд. Вторая. Найдено тело - надо расследовать немедленно. Третья. Необходимо установить связь между угрозами в письме, адресованным Лун Мэй, которое собирался доставить Го и смертью Линг. Четвертая. Не важно, кто именно убил, важно, как это сделано. Куда смотрела стража и почему дворец императрицы плохо охраняют? Пятая. Закрывать глаза нельзя на происходящее. Шестая причина отсутствует, но можно придумать, если попытаться.
Го в своём уме, он не безумец. Не ополоумел от горя и оно ему не застилало глаза. С одной стороны он чувствовал, освобождение от груза, а с другой он не смог защитить Линг. Как он может быть ответственен за миллионы, если не способен родных уберечь? Неужели самое время просить об отставке? Его пальцы впились в тело мачехи, сжимая так сильно, что была бы она жива - взвыла бы от боли. В последнее время она доставляла ему массу неприятностей и проблем. Закатывала истерики, устраивала скандалы на ровном месте, доходило даже до погрома покоев. Эта женщина сущий ураган, была... Теперь её не стало. Быть может, это Сёва специально призвал Яо к себе, чтобы освободить семейство Ванг от непосильной ноши? Поразмышляет Го над этим в другой раз, не в покоях императрицы, которая не ожидала подобного поведения от своего первого генерала. Мужчина её совершенно не слушал и не среагировал на Акиру, которая ринулась к нему, прося стражу забрать тело из его рук. Стража нерешительно направилась к генералу, но он не собирался так просто отдавать свою находку и сделал несколько шагов вперёд, упираясь в смотрительницу. Она мешала ему и загораживала проход.
- Не мешай, - сухо буркнул Го, подавляя своим тяжелым взглядом. Глаза его, смотрящие в глаза Фудзи будто говорили "отойди! Не стой у меня на пути".
- Позовите главного лекаря. Пусть установит причину смерти.
Это он обратился к стражникам, а затем обошел Акиру, приблизившись к небольшому столику и подвинув все ненужные вещи на пол. Возможно, там было что-то нужное, но это мало интересовало первого генерала. На что нужны слуги? Придут и уберут, разложат вещи по своим местам, но позже. Уложив тело Яо на столешницу, Го обратился к императрице.
- Вы вправе казнить меня за непочтение проявленное к вам, моя небесная госпожа! Однако я исполнял ваш приказ отданный в прошлом месяце и исполнял достаточно успешно, - он сделал небольшую паузу, доставая из внутреннего кармана своего одеяния послание, проткнутое стрелой, - дойдя до реки Чуанг-Ганг нам обрезали путь. Мост сожгли. Мы принялись строить новый, но это займет время. Моими воинами было найдено послание, прикрепленное к стреле с угрозой расправы, которая как вижу стала сбываться. Яо первая жертва и надо расследовать её смерть по свежим следам. Возможно, убийцы во дворце. Они оставили тело прямо на воротах. Вам необходимо это прочесть!
Он протянул послание императрице и в этот момент появилась Фэй, также как и он не соблюдая правил этикета, сестра кинулась к нему со слезами на глазах. Кажется, она была в шоке. Го, оставив в руках Лун бумагу, поспешил обнять свою Фэй. Она жива и ничего с ней не произошло. У него пока ещё не забрали самое ценное.
- Ты в порядке? Мне придется тебя допросить. Сможешь отвечать?
Шепнул он ей, гладя по волосам. Го никогда не проявлял своих эмоций на публике, особенно во дворце, поэтому не приводил сестру. С ней он менялся на глазах. Она его кровь, единственное, что досталось от родителей, не считая мачехи, которую оставил отец как наказание и расплата за грехи.

Отредактировано Wang Guo (2018-08-27 22:07:07)

+3

7

Бедлам, иначе это и не назовешь. Стоило Го лишь внести в покои императрицы мертвое тело, как вокруг сразу засуетились люди. Увидев и осознав ситуацию, рядом стоящая смотрительница Джинхэйя тотчас же будто завелась. Загородила мужчину, приказала его увести, словно прятала от ребенка трупик его любимого щеночка. Почти в этот же миг вблизи послышались глухие шаги пустой глины, извещающие о прибытии терракотовых воинов, но генерал не дал слабину и лишь оскалился Фудзи. Вбежала непонятно зачем взявшаяся девчонка, которую прислуга представила как Ванг Фэй. Наверное, это и была его любимейшая младшая сестра. По крайней мере, родство было единственным оправданием такого фамильярного проявления чувств в этой девушке перед его госпожой.
- Успокойтесь все, - мягко сказала Мэй, отдернув смотрительницу за рукав и разворачивая записку, привезенную генералом. Содержимое заставило сердце пропустить удар. Впрочем, Мэй была бы не Мэй, если какие-то начерченные угрозы на куске пергамента могли пошатнуть ее идеалы и самоуверенность. Всего лишь детский лепет неоперившихся птенцов. Да конечно! Все было бы так, если бы Го не расстелил перед ней хладное тело женщины из клана Яо. Вновь кинув взор на подтверждение письма, императрица Лун чуть сжала бумагу и, не глядя, передала ее Акире с шепотом: - Прочти это. Тебя это тоже касается.
«Я могу поверить, что кто-то плетет интриги против меня. Могу даже сказать, что уже были случаи волнений по этому поводу, но…. Но еще никто не клал в ладонь кинжал ради этой глупой забавы. Зачем? За что? Я ведь единственная прямая наследница императора Йо. Или они не любили моего отца? А ведь так так противно улыбались и мне, и ему, когда я еще была принцессой.» - Обрабатывая информацию, разум начал задавать вопросы. Много вопросов. Много вопросов и лишь один ответ: «Заслужила». Правда, этот ответ никак не шел в голову. Он не был высказан, ибо… Да ладно?! Как вообще возможно, чтобы это оказалось правдой? Пожалуй, ради такой правды мир дожжен либо перевернуться, либо полностью свихнуться. Первое, к слову, было вовсе невозможно из-за примитивной гравитации, как это бы назвали особо одаренные философы и ученные. 
- И что дальше? Ну, были угрозы и сплыли. Разве сейчас это важно? – Уверенно подняв голову, обратилась к подчиненному Императрица. Близких ей людей не то, чтобы очень много, так что сколь бы сильны и величественны не были восставшие, но разгуляться им было не на ком. На родственниках подчиненных? Ну, и удачи им в этом. Да, грустно терять любимых и дорогих, но что может быть важнее императора и страны? Лояльность, кажется, не играет никакой роли, когда речь идет о процветании Империи. – Вызвать врача вы могли бы и в дургой комнате, а не в покоях Императрицы. Это хамство, но я прощу все невежество на сегодня. Более того, дело не то, чтобы не требует отлагательств. Дворец обезопасит терракотовая армия.
Пожав плечами, Мэй спокойно отошла назад, комфортно уместившись на соседний с трупом стол. Зрелище, конечно, не соответствовало виду сада или даже шумного города под стенами дворца, но, по крайней мере, с него вся комната как на ладони читалась. Она любила смотреть представления, а чем все это не походило на театр? Разве что один организационный момент не дал ей покоя:
- Но вам, генерал, надо перейти реку и добраться до Цай. Наша страна не должна терпеть территориальный раскол, в ней и так возникают споры по поводу культурных ценностей после объединения Севера и Юга. Один за всех и все за одного. Или я ошибаюсь?

+2

8

Девушка застыла на месте, широко распахнув глаза и даже чуть разомкнув губы от того, что услышала. Не мешай?.. Не мешай!?! Я пытаюсь спасти его от позора или ещё чего хуже (а "хуже" может быть ой каким разнообразным), а он говорит: "Не мешай"?! Он что, совсем умом тронулся с горя?! Смерть мачехи, конечно, обидное извести… или же не просто мачехи? Хотя, ни первое, ни второе не моё дело. Хочет испытать судьбу – его дело. И что бы меня потом не говорил Таен, я это сделать пыталась, а мою старания отвергли без задней мысли, о чём потом пожалеют… Акире понадобилось несколько секунд, чтобы нацепить на лицо каменную маску, но когда это случилось, генерала уже перед ней не было. За спиной послышался звон бьющейся посуды, что заставило смотрительницу развернуться. Увиденное повергло её в шок повторно за последнюю минуты. Девушка провела взглядом по осколкам разбитого чайного сервиза, небольшой икебаны, что стояла на столе, а в луже чая, растекавшейся из треснувшего чайничка, намокали некогда белоснежные салфетки. А ведь это же был любимый чайный сервиз Её Величества… Да, господин Ванг всё быстрее приближается к пропасти…
Акира быстро пробежала глазами по измятому лицу. Текст вызвал у неё смешанные чувства. С одной стороны, ей захотелось рассмеяться. Как понимала смотрительница, речь шла о приближенных к императрице людях, в частности о тех, чьи политические взгляды не совпадали с теми, кто желал отставки Императрицы. Самыми близкими были семьи Ванг и Фудзи. В их руках была сосредоточена вся военная мощь Хенесая, и они оказывали особое влияние на ситуацию в стране. Навредить им означало подписать себе приговор собственной рукой. Да и… чтобы подобраться к ним, нужно было иметь достаточно большое влияние, связи и деньги… а таких было немного. Но с другой стороны, огонёк сомнения затеплился в её душе при взгляде на Яо. Вот она, член семьи Ванг, хоть и не имеющий особого влияния. Жила в родовом доме, под охраной, с прислугой и, казалось бы, в безопасности. А теперь лежит хладным грузом с перерезанной шеей. Не стоило бы и самой смотрительнице побеспокоиться о своей семье сейчас, чтобы не плакать потом?..
Смотрительница направилась к Императрице, аккуратно складывая письмо и наблюдая краем глаза за братом и сестрой. На задворках сознания она отметила, что глава семьи Ванг тронулся головой окончательно, и почти сразу об этом забыла. Её заняли слава генерала о том, что тело висело на воротах. Точнее то, что ей об этом никто не сообщил и вообще допустил это безобразие. Кажется, скоро вся дворцовая челядь (да и терракотовая армия, им тоже достанется, и Го их не спасёт) увидит кое-что пострашнее самых злых и могущественных ёкаев и великих диких драконов, а именно смотрительницу дракона в гневе. Неужели опять новых штат набирать?... Зато господин палач развлечется, а то давненько я ему работы не подкидывала. За своими мыслями девушка не заметила, как кончиком носка случайно задела чудом уцелевшую чашечку.
- Сколько не бей, всё равно кто-то да уцелеет, - философски заметила Акира, опуская на стол перед Императрицей письмо и чашечку, на которой был изображён золотой дракон. Затем она обошла стол и остановилась за спиной Её Величества. – Госпожа, прикажите сопроводить генерала в… места не столь отдалённые, дабы помочь ему вспомнить, где он находится? - тишайшим шёпотом спросила смотрительница, наклонившись к Императрице. Таким шёпотом, каким перешептываются юные служанки о молодом господине, что стоит в пяти метрах от них. Если генерал мог их услышать, то Акира сразу же бы признала его человеком с самым острым слухом на свете.

+2

9

Пожалуй, предложение Фудзи особенно согрело душу Императрице. "Го в "места не столь отдаленные?"", - повторила про себя она, немного подняв уголки своих губ, выказывая интерес к данному предложению своей смотрительницы. Правда, в данном случае, приказ подобный виделся ей несколько неуместен. В конце концов, Яо была мачехой детей покойного военного министра Ванг, а посему ей следовало бы выказать какую-то дань уважения или, хотя бы, проявить милосердие к ее названным детям. Поэтому пришлось поднять ладонь, давая понять Акире и прислуге, что выполнять данное поручение было неуместно. Скорбящие люди имеют право быть немного безумными.
Вместо этого Лун вновь взяла измятый клочок бумаги в свои руки и вновь перечитала текст. Довольно безрассудная угроза, но... Но неужели кто-то мог позволить себе делать Императрице столь нелепые записки? Неужели кто-то позволял в ее окружении переоценивать свою власть в этом государстве? Странно все это. Старики совсем сошли с ума, раз решили в открытую начать проявлять свое недоверие к правящей власти? Не похоже на их подчерк. А может быть, это дело рук приспешников того неизвестного пророческого дитя-престолонаследника?
- Не вижу необходимости приравнивать эту бумажку к какой-либо катастрофе. Но.. Но разве пойдет антилопа на тигра? - Мэй не поднимала взгляд на слушающих, давая понять, что ее монолог еще не окончен, и что все ее слова - это ее мысли, произносимые вслух. - Разве может позволить себе несчастное травоядное напасть на грозного хищника? Нет. Конечно нет. - Скомкав записку в ладони, Мэй посмотрела на генерала, что так чувственно заботился о сохранности своей сестры. Наверное, было несколько жестоко вторгаться в эту семейную идиллию с ее равнодушным тоном, но идеи требовали изречения, и она продолжила: - Даже безумная антилопа не поскачет на тигра, выпячивая свои рога. На тигра может начать охоту только тигр. Значит тот, кто оставил эту записку может пускать когти. Кто может противостоять всей имперской мощи? Армии и флоту вместе взятому?
Ей не хотелось смотреть на эту мелодраму. Слезы, отчаяние, страх - чувства эти слишком искренне читались в поведении брата и сестры, а посему передавали и Императрице свои отголоски. Нет, мурашки по коже не ходили, но в горле застрял ком, что не позволял грубо отчитывать их за столь неформальные жесты в ее присутствии. Ей не нравилось, когда ее желания не стояли у людей превыше собственных, не нравилось, когда Ванг Го игнорировал ее недовольство. Но, так и быть, верного пса простить можно. В конце концов, этот мужчина далеко не всегда отдает себе отчет. Это она уже поняла довольно давно.
- Я не вижу слабости в обороне, но раз здесь лежит труп, то они присутствуют. - Да, она бы предпочла игнорировать Го до конца дня, но сложно было смотреть на свою вечную компаньонку, Акиру, и при этом задавать вопросы незнакомой девочки. Волей-неволей, мимолетом она переводила взгляд на это испуганное существо, ибо обращалась сейчас только к нему. Не думала же эта девочка, что вот посто так будет стоять в углу и рыдать на плечах у своего любимого братца? - Ванг Фэй, ты видела хоть что-то, что могла бы нам поведать? Вроде бы, речь шла об убитых слугах... Как? Как их убили? Опиши мне это. Хочу знать все в деталях. Нет, даже в мелочах.

+2

10

Лишь Императрица имеет право вывешивать трупы преступников на воротах в назидание подданным. Никто другой этого не может совершить, а если осмелится, встретится с Сёвой, чтобы в следующий раз переродиться более умным существом. Посему, неужели императрица не желала выяснить, кто осмелился возомнить себя выши её власти и выпустить когти? Изменники могли находится во дворце, если сумели вывесить труп на воротах. Генерал не понимал, почему Лун продолжает закрывать глаза на происходящее, а смотрительница желает следовать этикету до последнего вздоха, не обращая внимание на творящееся под носом. Если во время не раскрыть глаза этим женщинам, потом будет уже поздно. Императрица смертна. Все смертны, труп Линг прямое тому доказательство.
Как получилось, что с аристократкой расправились словно со свиньей, заколов на торжество? Не просто расправились, а перерезали горло и подвесили на ворота императорского дворца. Го успел, убрав этот позор, не многие видели, но императрица с Акирой выказывают недовольство, никакой благодарности. Они считали его безумцем, потерявшим разум от горя, но ему показалось, что он внезапно прозрел и хотел, чтобы прозрели все вокруг. Мэй продолжит гнуть свою линию в таком же духе и лишится поддержки всех. Убийцы расправятся с самыми ей приближенными людьми, насчет которых говорилось в записке. Листок с угрозами казался женщинам смешным? Если кто-то осмелился написать подобное Мэй, значит, имел в своих руках крупицы власти или козырь, которым воспользуется, когда придёт время. Расследование необходимо, чтобы выявить мерзавцев, покусившихся на святое. Действовать надо молниеносно, угрозы оказались не пустыми и воспринимать их словно нелепую шутку слишком неосмотрительно.
Фэй трясло. Она выглядела подавленно. Толком говорить не могла, повторяла лишь, что слуги мертвы. Бедняжка перепугалась. Шокирована увиденным и просто не в себе. Го вряд ли добьётся от неё вразумительного ответа, а остальным подавно она ничего не скажет. Не следовало ей появляться здесь, о чём он только думал, когда просил позвать сестру? Глупец! Сестрёнка чувствовала себя совсем не хорошо и тряслась, будто забитый зверёк. Го вновь убедился, что сердце императрицы ледяноё, она явно не человек, ей плевать, кого она потеряет и все её приближенные должны быть такими же бессердечными. Тряпичными куклами или глиной, безупречно выполняющими приказы. Акира пыталась соответствовать, но лишись она своего брата Таена, будет смотреть на его безжизненное тело с такой же бесчувственной маской на лице? Что же, генерал сам пытался соответствовать императрице, его половину лица скрывала маска не образная, которой пользовалась Фудзи, а настоящая и она многое прятала, идеально изготовленная мастером. Под этой маской скрывалось не только уродство верного пса небесной госпожи, но и уродство души императрицы, ведь оно заключено в тех, кто верно служит своим господам. Тяжесть этого уродства стала слишком великой, но генерал продолжал его нести, исполняя безумные приказы Мэй.
- Антилопа не посмеет бежать на тигра, но если антилопа не одна, а целое стадо, которое напугалось снежного барса, оно будет нестись с невероятной скоростью и под топотом копыт не уцелеет ни один тигр, - озвучил генерал очевидное. Он пытался достучаться не только до Мэй, если это бесполезно, а хотя бы до Фудзи. Если Лун бессердечна и не считает, что может потерять что-то ценное, то неужели смотрительница такого же мнения? Ей есть, что терять. Она в семье не одна. Генерал дорожит своей сестрой, а чем дорожит Акира? Пусть она повлияет на свою госпожу или скоро все здесь присутствующие встретятся с великим Сёва, а не только лежащая на столе Линг. Радовало в этой ситуации лишь одно, первого генерала пока не отправили в темницу собраться с мыслями, видимо не всё потеряно. 
- Смотрительница, если вы считаете этот клочок бумаги смешным недоразумением ваше право, но не забывайте, что предупреждение касается каждого из нас, близкие и родные у нас есть. Я не хочу, чтобы моя сестра пострадала, поэтому... - Ванг Го двинулся к сидящей на другом столе императрице. Он обрушился на колени на пол, опустив голову, - небесная госпожа, прикажите мне расследовать это дело! Моим солдатам был отдан приказ перейти реку любой ценой и исполнить вашу волю, поэтому я не сомневаюсь в них, но сам я должен убедиться, что этому дворцу ничего не угрожает и провести тайное расследование по вычислению негодяев, что посмели поднять руку на близких ваших самых верных поданных.
Своей выходкой, Го перебил допрос императрицы, но Фэй всё равно молчала. Он уже понял, что мучить сестру бесполезно, она настолько в шоке от всего произошедшего, что вряд ли в этот день заговорит. Чудом держалась на ногах.

Отредактировано Wang Guo (2018-10-15 00:52:39)

+1

11

- Назначить тебя? - Вопросительно посмотрев на упавшего ей в ноги подчинённого, усмехнулась Мэй. Она не видела в нем героя, достойного этого бремени. Она знала, что генерал Го - это бык. Дорогой, обвешаный золотом, украшениями и самым лучшим хенесайским шелком, бык. Сколь длинным не был бы его черных хвост и сколь продолжительной не звучала слава его семьи, предков, но всегда был и останется слугой неприклонным. Нет, он не герой. Очевидец в лучшем случае. Так вот и не стоит очевидцам надевать на голову диадему величия и играть роль праведника в ансамбле дворцовых интриг и загадок. Ему не следует направлять нос в дела, что могут окрасить его служивый мир в цвет предательства и клеветы. - Нет, не ты. Ты поедешь в этот злополучный Цай вместе со своими войсками и вызовешь местного губернатора в столицу, ко мне под крыло. Или мы должны объяснять тебе, насколько важно подданным видеть правящую длань перед собой, а не на куске бумаге, которую ты бы отправил им с гонцом? Прояви хоть каплю участия к тем, что отдает голову за твой наказ.
Она демонстративно отвела от него взгляд всторону. Жест не обязательный, но для лучшего понимания и он не помешает. Бык и пёс должен служить хозяину в поле или на охоте, а знать всё и всех обязаны другие люди, другие дворцовые чины. К слову, такие, как придворные дамы. Хозяином театра здесь выступают женщины и министры, но не в коем разе не твердолобые вояки. Да и, честно признать, Мэй руководствовалась и личными мотивами. Генерал больно зачастил к ней в покои, а если укрывать здесь ещё и его семью.. Нет, такая перспектива была ей вовсе не приятна.
- Ты даже не в обязанности знать, что не одно травоядное не кинется на тигра, даже толпой, даже в пылу безумия, если его не загнать предусмотрительно в угол. - Улыбнулась мужчине Императрица. Спустилась со стола, встав на ноги и, подойдя к нему вплотную, подтолкнула непременно коленом в плечо. Пожалуй, особого смысла в этом движении не было, разве что оно заставляло лишний раз напомнить женщине, что она Императрица. Каждый должен выполнять ту функцию, которая ему положена. И, если ее дело - править, Ванг Го - воевать, то у кого-то здесь должна состоять функция знать и быть всезнающим. Поэтому Мэй обернулась  к Фудзи. - Смотрительница, ты должна лучше разбираться в повадках животных, не так ли? Думаю, тебе уже стало понятно, что дело это дворцовое. Оно произошло во дворце, оно будет обсуждаться дворцом и, естественно, оно было выполнено придворными. Так что поручаю расследование тебе. Думаю, ты куда лучше послужишь мне в этом расследовании, чем наш отверженный Первый Генерал.
Люди Империи знали, что Император должен знать ответы на все вопросы. В данной ситуации ответ был на лицо, однако он был не совсем раскрыт. Мэй чувствовала угрозу, бесспорно, слова в записке не родились на сухой почве, они не могли оказаться совершенно бессмысленны. И дело даже не в трупе, что принес в это место генерал. Нет, дело в подчерке. А точнее в его присутствии. Люди несмыслящие не сумеют написать столь изящными иероглифами, не сумеют писать столь ровно ножом по человеческой коже.  Это дело убийц. Наемных убийц. Естественно, что наемники не будут работать на тех, кто не платит им сполна, а ведь речь даже не об убийстве аристократа, а о полноценном оскорблении в адрес императорской династии. Пожалуй, есть смысл обдумывать положение дел и искать взглядом врага в рядах приближенных. Может быть, один или даже двое из них сейчас с ней в одной комнате. Что же, тогда дела бы шли по самому скверному пути.
"Нельзя пренебрегать теми, кому не найти замену", - когда-то этой истине учил принцессу Император-отец. Правда, в случае с Йо дело обстояло несколько иначе - он никогда и не собирался оценивать необходимость человека, ссылаясь на то, что заменимых людей не бывает. Мэй же несколько более жестка в этом вопросе. Сейчас этими мыслями она отгораживала себя от недоверчивости, но завтра вполне могла ими же послать кого-то на отрубание головы. Просто, сегодня они ещё оправдывали себя в ее глазах, но с этого момента любой провал мог оказаться последним. По крайней мере, Мэй не знала жалости к предателям и тем, кто поставил ее династию на грань разорения или какого-либо упадка.
- Если более нечего сказать или предложить, то можете удалиться.

+2

12

Акира потеряла нить разговора, стоило Императрице проигнорировать её слова, что означало отказ. Ну, на нет и суда нет, как говорится. Не видит ничего предосудительного в поведении генерала – ну, и ладно. В конце концов у смотрительницы были и свои заботы, и мысли были свои. Она задумалась над тем, как всё это произошло снова. Вообще в последние годы у неё появилась привычка строить примерную цепочку событий наперёд, даже не зная деталей. Так было проще, причём намного. В дальнейшем, когда открывались новые факты, цепочка корректировалась, но скелет оставался тем же. Тем более, всё всегда сводилась к общим шаблонам. Учитывая то, что мямлила сквозь слёзы Мэй, письмо генералу и место расположения трупа до того, как его обнаружил Ван, можно было предположить, что всё это – предупреждение. И скорее всего сразу от двух противников. Или же одно прикрытое другим. По содержанию письма выходило, что убийство было совершено по инициативе тех, кто был не доволен сожжением деревень. И всё бы ничего, вот только не хватило бы у тех людей сил и влияния, чтобы добраться до Яо. А значит к этому приложили руки кто-то из верхов народа. Но, судя по настроениям во дворце, им было без разницы, что твориться за пределами столицы. И исходя из этого Фудзи делала вывод, что народ, конкретно к этому убийству, вряд ли имеет какое-то отношение. А ведь Фудзи в своё время пыталась намекнуть Императрице, что в рядах правительства не спокойно. Но небесная госпожа считала, что она непобедима. Возможно, это было действительно так, и Акира была готова поспособствовать этому, однако сейчас великой повелительнице предстояло это доказать.
- Смотрительница, ты должна лучше разбираться в повадках животных, не так ли?
Девушка чуть склонила голову, когда к ней обратились. Выслушала Императрицу она внимательно, вот только отчего-то губы сами сжались в тонкую линию, которую вряд ли кто увидел из-за опущенной головы. Конечно, выполнить приказ самой небесной госпожи было её обязанностью, от которой она не в коем разе не собиралась отлынивать, однако у неё и так работы хватало, а теперь ещё и это дурацкое убийство. Да, Акира знала дворец лучше, чем кто-либо из здесь присутствующих (и, пожалуй, вообще из всех), да, она была бы против, чтобы первый генерал наводил свои порядки во время расследования… Но ведь Фудзи не следопыт! Она смотрительница дракона. Её задача слуг строить, за расходами следить, считать тех, кто ходит в покои императорской четы, да за Императорскими Драконами присматривать. Но никак не искать убийц генеральских любовниц. Но делать было нечего. От её мнения здесь мало что зависело.
- Слушаюсь, Госпожа. Я клянусь, что все виновные в ближайшее время предстанут перед Вами, – мягко произнесла смотрительница, чуть поклонившись. Конечно, те, на чьих руках была кровь Яо в буквальном смысле, в императорский павильон не попадут. Почему-то Акира сомневалась, что они вообще ещё живы. А вот авторы письма и те, кто стоял за теми убийцами предстоит попытать счастье увидеть лик великой госпожи. Правда, возможно, это будет последнее, что они увидят в своей жизни, но… Акиру это уже не касалось.
Смотрительница склонилась в поклоне и направилась к выходу, сначала лицом к двери, а затем задом, так сказать, чтобы не поворачиваться тем самым задом к Императрице. Стоило перешагнуть порог покоев, как она схватила первую же служанку и отдала чёткий приказ:
- Уведите госпожу Ванг и успокойте. И пускай её навестит лекарь, - пара служанок поклонились низко поклонились и направились в покои. Следующими внимания Фудзи удостоились глиняные воины, которых она уже звала: - Отправьте тело в дон семьи Ванг, - в этот момент мимо девушки прошли служанки, поддерживающие сестру первого генерала с двух сторон. Акира остановила одну из них за плечо и шепнула на ухо: - И не забудьте прибраться.
Через секунду всё пришло в движение и никого рядом не было. В этом была вся Акира: она могла организовать всё так, чтобы за минимальный отрезок времени всё пришло к первоначальному виду. Особенно в отношении Императрицы. Чем всё быстрее придёт в равновесие, тем больше вероятность, что всё не станет ещё хуже. Однако сама девушка никуда не спешила. Она осталась стоять у входа в императорский павильон лишь с одной целью – выхватить первого генерала и утащить на разговор. Сейчас ей было особо всё равно, что об этом будет думать Го. В данный момент ей владело очень странное и незнакомое ей чувство, под властью которого она это и делала. Акира не сильно представляла, что именно будет говорить генералу, но считала, что поговорить им нужно обязательно.

+1

13

Го смиренно ожидал приказаний владычицы небесной на коленях, склонив голову. Он считал, что разберется с этим быстро, если приступит немедленно. Генерал готов был даже установить себе срок, чтобы не расслабляться и найти злоумышленников. Виновные должны быть наказаны, впредь будет каждому урок, чтобы не смели тень на императорское величие пускать. Даже если люди косвенно причастны к преступлению обязаны нести наказание. Безусловно Го применил бы свою силу, чтобы выбить признание, когда Акира вряд ли таким воспользуется, если только сподручными лицами не обзаведется для подобных целей. У генерала имелись в запаси свои плюсы и преимущества, однако Мэй выбрала Фудзи в качестве дознавателя.
Госпожа не доверяет мне? Она припоминает мне мои сомнения?
Удивленно расширились его глаза, но голова по прежнему была склоненной, поэтому Го быстро собрался. Он заставил себя подавить эмоции, сжимая пальцы в кулаки, которыми упирался в пол. Мэй в очередной раз продемонстрировала насколько ценит его боевую мощь и не считает, что способен разыскать убийц. Ему не стоит думать, он первоклассный воин, а не ищейка госпожи. Вот только ему хотелось ради памяти покойницы отыскать предателей, расправившись с каждым по одиночке. Надвигалось что-то зловещее. Императрица опустилась со стола, пихнув своего генерала коленом, отдала распоряжения и ожидала исполнений. Первой отозвалась Акира, повинуясь и попятилась к выходу.
Надеюсь, вы знаете, что делаете, Ваше Императорское Величество!
Го не посмел этого сказать вслух. Он поднимался с колен, когда вбежало пару служанок, уводя Фэй. Первому генералу тяжело было на неё смотреть, возможно, он зря подверг её подобному стрессу. Владычица не желала выяснять на месте, кто причастен к убийству. Ванг старался не оборачиваться на сестру, сохраняя каменное спокойствие, спрятав свои чувства глубоко внутрь себя. Он огорчился, что императрица не желает ему доверить расследование. Губернатора недолго привезти, а расследование такими темпами грозит затянуться на неизвестный срок. Императрица знала, что делает и не ему ей перечить. Обязан подчиниться. Предать свою госпожу не смел, выше его понимания и моральных ценностей.
- Слушаюсь, госпожа. Привезу губернатора Цай в кратчайший срок, а если попробует сопротивляться насильно запихаю в экипаж и доставлю во дворец! - отчеканил первый генерал.
Он вновь поклонился императрице и покинул её покои. Не удалось ему отстоять философию о парнокопытных и хищнике. Ванг хорош в сражениях, но не языковых оборотах. Жаль, что императрица не желала взглянуть на ситуацию под другим углом: не с точки зрения нападения, а с точки зрения страха. Стадо задавит кого угодно, если несется в испуге. Стаду всё равно кто на пути: хищник или травоядный. Под копытами ничто не устоит. Не обязательно загонять животных в угол. Го направился на выход, забыв, что оставил тело своей мачехи на столе Мэй. За трупом уже спешили воины, чтобы убрать от взгляда небесной госпожи поскорее. Генерал не успел зайти за угол, как встретил притаившуюся Акиру. Смотрительница дракона сверлила его глазами и по всей видимости желала переговорить. Что же, кажется, предстоял очередной не лёгкий разговор. Жаль, что первый генерал не в ладах с красноречием и изъясняться красиво не его удел. Императрица сей факт достаточно ярко подчеркнула в своих покоях, поставив своего верного воина на место, напомнив об обязанностях. Чего же хочет Фудзи от него?

0


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » От муравьиной норки разрушится и каменная дамба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC