Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » Удержать уходящее вовремя - важное умение


Удержать уходящее вовремя - важное умение

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[https://pp.userapi.com/c845419/v845419056/e9b1c/ZT058h9Hf-M.jpg]
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Удержать уходящее вовремя - важное умение.
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Визирь, Джамиля (его рабыня) и дочь визиря Фидан, беременная жена султана.
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Конец первого месяца лета. Дом визиря, затем дворец султана, далее по ситуации.
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Визирь вспоминает о купленной месяц назад варкавской рабыне и решает посетить её. Однако в этот момент его беременной дочери требуется присмотр, и он отправляет Джамилю приглядеть за Фидан, помня о её даре целительницы. Совершенно неожиданно для всех дар проявляется снова, и крайне вовремя...

Отредактировано Jamil (2018-09-10 22:08:00)

0

2

Весть о самочувствии дочери достигла Кадыра не в самый подходящий момент. Разгребая неприятное дельце, устроенное Баязетом с нетрезвой головы, он просто не смог правильно отреагировать на случившееся. Правда, это не говорит, что реакция заставила себя ждать. Отнюдь, весть, хоть и незаметно, но выбила его из колеи, заставляя то и дело прокручивать в голове их последнюю встречу. Фидан была явно не в себе. Как-то побледнела и приуныла. Неужели слухи не врут и ей взаправду напророчили потерю дитя? И может ли это пророчество оказаться действительность? Чтож, тогда это очень неутешительное известие и для самого визиря. Он, конечно, человек занятой, но потомки - это потомки, от них он никогда не отказывался и стрепетом ждал момента, когда станет дедом следующего султана.
Как можно переиграть судьбу? Кадыр не знал, но, как и в любом другом неожиданном происшествии, у него были на то свои догадки. Не лекари сказали дочери об опасности, значит не в их силах эту опасность предотвратить. А что как не магия может задобрить Пророка? Поэтому, самым оптимальным вариантом поведения казалось обратиться за помощью к магам и не пропускать молитвы. Вот только, найти мага намного сложнее, чем найти легендарного врача. На ум пришла только одна ведьма.
Со времен поездки на рынок живого товара прошло много времени. Как давно в его гареме появилась еще одна девчонка? Визирь даже не утруждал себя счетом. Его не особо тянуло к маленьким девочкам, поэтому принуждать к связи Джамилю он не стал. Зачем ему это? У него и других дам развелось достаточно, чтобы удовлетворять себя женским обществом. Белокурую же он купил чисто из-за ажиотажа аукциона, так что пусть побудет в гареме на правах певчей птички в золоченной клетке, а там уж решим. По крайней мере, так он считал до этого. Сейчас же у него было к ней предложение и вопрос, который не терпел отлагательств.
- Позови ко мне Джамилю, - велел Кадыр женщине, наливая в кувшин вина. - Надо с ней поговорить. Когда светленькая будет здесь, направься к Фидан. Но, ради Пророка, молчи и ходи тихо.

+1

3

В доме визиря Кадыра Сахида Джамиля жила больше месяца. И своего хозяина за всё это время так и не видела. Не то чтобы девчонка так рвалась в постель господина, но... разве он её не для этого купил? Странно как-то: купить молодую, красивую девушку и забыть про неё. Конечно, подучить язык стоит, и бывшая Любава сейчас активно учила имирский. Благо экономка Кадыра оказалась землячкой, тоже из Варкавы. И постоянно таскала за собой девчонку, разговаривая с ней на новом языке и только изредка переходя на варкавский. Это и уроки Фариды дали результат очень быстро: вскоре Джамиля уже неплохо говорила. Конечно, сложные темы ей пока трудно было обсуждать, но в быту она понимала почти всё.
Кроме языка, девушку учили обычаям, религии - обряд принятия имирской веры Любава прошла в тот же день, как после аукциона её привезли в дом. Хозяин дал ей имя, тем самым выразив свою волю. А против Пророка девушка не возражала. Своего бывшего бога Безликого она не сильно уважала, ведь благодаря его заветам магия считалась злом и каралась. А раз Пророк не карает за магию - то и почитать его гораздо легче.
Конечно, училась Джамиля и танцам. Плавные, порой резкие движения восточных танцев заворожили её, и девушка с радостью приходила на занятия. Нашли ей и учителя пения, обнаружив у девчонки неплохой голос. В общем, программа была насыщенной и знаний давали немало. В том числе и теоретических - науку ублажать господина наложнице тоже преподавали. Поэтому, когда пришла Азра с известием, что зовёт хозяин, Джамиля немного испугалась. Значит, сейчас? Господин хочет её видеть... ну явно же не для разговоров, о чём ему говорить с рабыней?
Переодевшись в синее домашнее платье-кандуру, под него, как положено, чуть светлее тоном шаровары-сирвали, накинула расшитую серебром чёрную абайю и платок-гишву, как учили, прикрывая голову и лицо. Сама она прекрасно видела через полупрозрачную ткань цвета летнего неба. Жаль, нет времени принять ванну и натереться ароматными маслами... С утра, конечно, она всё это проделывала, готовясь каждый день к возможному призыву от господина, но полдня прошло уже. Что ж, если так срочно, что даже подготовиться не дали, в чём её вина?
- Я готова, - чуть слышно доложила она Азре, выходя из своей комнаты.
- Не бойся. Господин зовёт не для постели, - грубовато утешила женщина. - Он поговорить хочет. Идём.
Поговорить? Джамиля от неожиданности споткнулась. О чём ему говорить с рабыней?
До покоев визиря они дошли быстро.
- Я привела её, мой господин, - негромко позвала Азра, открыв дверь и пропустив девушку вперёд. А затем, как велели, ушла к Фидан. Джамиля замерла, уставившись в пол. Что говорить или делать, она не знала и ждала, пока заговорит хозяин.

Отредактировано Jamil (2018-09-19 00:14:05)

+1

4

Стоило ему лишь немного отвлечься от тягостных мыслей, связанных с пророчеством по поводу рождения внука, как за стеной послышались шаги и послышалось представление званой гостьи. Приведя девушку к господину, прислуга тотчас окинула покои взглядом, - так обычно делают люди, когда надеяться разгадать что да как будет происходить на этом месте, пока их не будет, - а затем вышла, обязанная выполнить вторую часть наказания. Не сказать, что этот мало уловимый жест сплетниц и трещоток остался пропущен Кадыром, скорее, он решил напомнить женщине о нем чуть позже, когда и время и ситуация окажутся подходящими. Сейчас же перед ним стояла реальная проблема, которую необходимо было решать, причем решать незамедлительно, следовательно, отвлекаться на подобные мелочи жизни казалось бессмысленным и легкомысленным. В конце концов, чрезмерная любознательность в гареме - это не столько порок, сколько банальная привычка и инстинкт самосохранения. Здесь нельзя иначе. Главный визирь это понимал, а посему иной раз спускал эту погрешность женщинам с рук.
- Я бы хотел поговорить с тобой о твоих талантах, - указывая место подле себя, начинал диалог Кадыр. Он сидел на прекрасном бархатном диване, доставшегося недавно в качестве подарка от милейшего варкавского посла, который, к слову, был еще и ценителем имирской моды и культуры. Пожалуй, с подарком тот улыбчивый мальчишка угадал, хоть и не из великого материала сделан, но со вкусом и комфортом. Самое то для пожилого человека или человека в самом расцвете сил, каковым считал себя Кадыр. - Помнится, ты шептала, что когда-то спасла от смерти своего... эээ... Отца? В прочем, суть не в самом человеке. Хорошо ли ты выучила за это время магию? Кажется, дней с нашей последней встречи было предостаточно. Я прав?
Естественно, сам себя он считал безукоризненно правым во всем. Да, он слышал, что новенькая Джамиля была способной девочкой в плане талантов. Ее природные способности были высоки по меркам жителей Варкавского Царства, поэтому, слушая все эти восхищения, Кадыр ненароком вспоминал о судьбе Шамсият и том, что привнесла ему эта пышная рыжая бестия. Такова сила ассоциативного мышления - главный визирь, даже особо не задумываясь, начал ожидать и от этой юной девы соответствующие перспективы и скорость роста. Он и предположить уже не смел, что в чем-то она не доучилась.

0

5

Повинуясь знаку господина, Джамиля присела на краешек дивана, готовая выслушать всё, что тот скажет. Она всё ещё не понимала, о чём с ней хотят поговорить. Об учёбе? Так, наверное, Азра рассказывает. Экономка проводила с варкавской покупкой очень много времени, когда та не была занята на других уроках, учила языку, традициям, рассказывала о характере господина. И уж наверное сказала бы, если б та ленилась или отлынивала. Но Джамиля не уклонялась от уроков. Ей нравилось учиться, узнавать новое. Нравилось танцевать, читать книги - пока простенькие, типа сказок. Но читать. Дома она не получала и сотой доли информации. Хлопоты по хозяйству да редкие увеселения - вот и всё. А оказывается, в мире столько интересного!
...Но оказалось, что господин хочет поговорить не об успехах своей покупки.
- Сестру, - растерянно поправила Джамиля. - Но...
Она запнулась и замолчала. Магии её как раз не учили. Визирь не отдал распоряжения поискать педагогов, и Азра решила, что тот или против обучения девчонки волшбе, или ему это просто не надо. И сама решать проблему не стала. Так что магия в варкавке оставалась на том же уровне - случайный всплеск, спровоцированный смертельным ужасом и волнением за сестрёнку.
- Я не учусь магии, господин, - осторожно заговорила девушка. - Вы не отдали распоряжения найти учителей, а Азра сама не посмела это сделать, решив, что Вы не желаете, чтобы меня учили. Я попробовала что-то сделать, но... я ничего не знаю о магии, чтобы получилось. Ни того, как она работает, ни от чего зависит удачное заклинание.
Джамиля расстроилась. Ну вот как так, а? Сам же не нашёл учителей, а теперь спрашивает об успехах. А где она их найдёт? Рисовать можно научиться и самой, плохо ли, хорошо ли. Потому что известно: прикоснись карандашом к бумаге - останется след. А из прикосновений можно создать картинку. А что она знает о магии, чтобы колдовать? В тот страшный день, переломивший её судьбу, Любава ничего не делала - по крайней мере, сознательно. Просто плакала и гладила страшную рану на груди Калинки прямо через рубашку, молила Безликого, чтобы сестричка не умирала, искренне желая ей помочь. Всё. Что из этого колдовство, девушка не имела ни малейшего понятия.
- Господин, наверное, разочарован, - горько предположила Джамиля, не глядя на мужчину. Она по-прежнему сидела на краешке дивана, выпрямившись и сложив руки на коленях. - Но мои таланты в магии... их нет. Мне жаль, господин, что я разочаровала Вас.
Что теперь будет? Выгонит? Продаст? Ведь если он с порога заговорил о магии, не спросив больше ни о чём, значит, это для него важно. Значит, за этим звал. А она... ей даже похвастаться нечем. Значит, выгонит... Жаль. Ей нравился новый дом и новая жизнь. И даже уже не так пугала перспектива попасть в постель хозяина. Дома вышла бы замуж и было бы то же самое.
Джамиля замерла, готовая услышать самое страшное - "ты мне больше не нужна".

+1

6

- Ху-ху, - продул в ус Кадыр, услышав ответ наложницы. Незадачливое обстоятельство. Все же, ему было бы куда приятнее услышать, что Джамиля хоть что-то да поняла в магии своей, а не просто училась бы у него письму и чтению. Нет, конечно, это очень приятное умение, но, так-то, бесполезное для него. И если чтением еще можно занять хозяина, то увлечь его письмом крайне сложно, если это письмо не по бумаге кистью или графитом. Поэтому, практически девушке здесь могли облегчить жизнь языкознание, естественные науки да занятия каким-либо видом искусств. Ну, или, естественно, умение колдовать. К сожалению, не такая уж большая часть имирцев способно познать это таинство, так что спрос на волшебников всегда останется особенно актуален.
- Плохая, очень плохая новость, - сурово глядя на беловолосую, главный визирь положил руку ей на голову. Все же, ему показались волосы девочки довольно мягки и отрадны, поэтому и жест довольно скоро прижился в исполнении по отношению к этой натуре. То есть, с этого дня он решил для себя делать это почаще. В конце концов, полностью игнорировать покупку было несколько эгоистично и неправильно, в итоге выходило, что ее молодость и красота пропадают зря и уносятся бесследно. Женщины любят, когда на них обращают внимание. По крайней мере, эта любовь появляется, когда девушки становятся женщинами. Но, вновь возвращаясь к проблеме, Кадыр Сахид продолжил свои размышления: - Это неправильно, что ничего не умеешь и ничего не понимаешь. В конце концов, то, что живет внутри тебя самого должно быть постигнуто человеком самостоятельно или иметь возможность обучения этому без наставников. Иначе как объяснить то, что люди учились магии и до появления учителей магии? И так говорю не только я, но и многие философы, особенно восточные. Пророк не даст человеку дар, который он не сможет реализовать.
Убрав руку с волос девочки, Кадыр переместил ее на свою густую бороду и погладил уже ее, давая понять, что вполне обдуманно все это говорит. Да, именно такой политики придерживался он по отношению к этому вопросу, поэтому и не вдавался в подробности того, как и кто учит его покупку управлять своим даром. Но, правда, сейчас он увидел в ней ту степень неуверенности и незнания сил, при которых выбирать путь саморазвития было бессмысленно. Она не сможет. Что же, учителей искать ему тоже не было времени. Маги, знаете ли, на дороге не валяются, увы. Иначе бы в привлечении Джамили не было бы никакого смысла, к слову.
- Но мне нужен твой дар... Что же с этим делать?

0

7

Девушка не понимала, гневается господин или нет. Вроде тон холодный... но по голове гладит... Не избалованная лаской девчонка замерла, чтобы не спугнуть нежность. По голове её только мама и гладила...
- Я не знаю, господин, что делать, - честно ответила Джамиля, не поднимая глаз на хозяина. - Я ничего не знаю о магии, ни как она работает, ни как её развивать. Я бы очень хотела помочь, и развивать магию хотела бы. Но... Я не буду врать и обещать, что выполню любую Вашу просьбу. Не потому, что в случае неудачи меня накажут. Просто не люблю лжи и напрасных надежд.
Джамиля расстроилась. Она не знала, о чём хочет попросить её господин, но чуть не плакала от того, что не может помочь. А ведь он столько для неё сделал. Не обижает, заботится... и даже не настаивает на постели. А она... Ну как, как бы она учила магию? Пробовала что-то представить, крутила в памяти снова и снова эпизод с сестрой, пытаясь понять, что тогда сделала. Показалось даже, что потеплели ладони и ушиб на руке стал бледнее. Но больше она ничего не могла развить, как ни старалась. Это ж не готовить научиться или там шить... обожглась, пересолила суп, зашила рукав - но хотя бы понимаешь, что делаешь.
На глазах Джамили показались слёзы. Ей очень хотелось помочь господину, но она правда не знала, что делать, а обещать помощь боялась...

0

8

- Да-да, представляю, как тебе сложно с твоим даром. - Грустно и учтиво согласился со словами девочки Кадыр. Он не был склонен к сантиментам, и, честно признаться, ему были безразличны ее страхи, но общение с молодыми научило его проявлять хотя бы зримую сострадательность. Не стоит совершенно точно говорить, что в случае провала визирь не тронет девочку и пальцем, отнюдь, был немалый шанс того, что он самолично нежно задушит ее при первой же общей ночи, но, безусловно, ей было бы приятнее ощущать на себе его чувство заботы и любви. Как известно, у довольных людей любая работа идет более слаженно и продуктивно. Поэтому отсутствие близости в настоящий момент играло ему на руку: девочка еще не представляла, насколько расчетлив может оказаться этот мужчина в своей любви и склонностях. Не стоит забывать, что он - главный визирь Халифата, а эту должность не выдают слюнтяям. По крайней мере, не при безысходном султане.
- Мне не нужны пустые обещания, поэтому я рад, что ты признаешь беспомощность честно. Правда, от тебя мне нужен не только твой талант, но и умение молчать. Надеюсь, ты понимаешь, как мне и моей бедной дочери не хочется афишировать ее слабость? - Вглядываясь в глаза, он надеялся угадать то, что было у девушки на уме. Как жаль, что делать это он умел не со стопроцентной вероятностью. Чаще всего ему не приходилось ничего гадать - люди шли и делали все так, как он хотел лишь по легкому намеку и пинку. Этот случай явно чем-то отличался.
- Возможно я даже смогу устроить так, что эта тайна будет доступна лишь малому кругу лиц. Прислуге, врачу, тебе и мне. Поэтому я спрашиваю повторно: Умеет ли моя Джамиля хранить молчание?

0

9

- Мне не сложно с ним, - возразила Джамиля. - Просто мне самой трудно развивать то, о чём я не имею ни малейшего понятия. Но я очень хочу научиться!
Кажется, господин не сердится? Девушка незаметно перевела дух. Ей не хотелось разочаровывать мужчину, в чьих руках её судьба и жизнь. И который к ней так добр. Вот только надолго ли он будет добрым? Из рассказов Фариды варкавка знала, что здесь девушки - товар. И в лучшем случае - любимая игрушка. Редко когда становятся жёнами... да и то, прав у тех жён... Не то чтобы она стремилась в жёны, в любом случае её не спросят. Захочет - женится. Нет - так и будет наложницей. Джамиля впервые подумала о том, что будет потом... Если вдруг не станет господина. Или лет через 20, когда она достигнет возраста мамы... Нужна ли она будет этому человеку? А если нет, куда пойдёт? Не зря ли Трофим спасал её от костра?
Удивлённо прислушалась к себе: с чего вдруг такие мысли? Пока что её не обижают. Учат. А потом... потом и будет. Может, станет прислугой где-то здесь. Может, продадут вообще. Всё в руках Пророка. Пока же надо учиться и постараться завоевать расположение господина. Чтобы в будущем он озаботился её судьбой.
- Господин! - вскинулась Джамиля. - Я не пользуюсь чужим. Будь это вещь, секрет или человек. Есть мои секреты и мне решать, рассказывать их кому-то или нет. А есть чужие. И Вы могли бы не предупреждать меня о молчании. Даже будь у меня огромная куча знакомых и друзей, то ни с кем я не обсуждала бы то, что мне не принадлежит!

+1

10

Вот и прекрасно. Сейчас все складывалось наиболее удачно для Кадыра. По крайней мере, так он видел себе эту ситуацию. Верил ли он взаправду в проблемы с беременностью у своей старшей дочери? Честно говоря, не очень. Он верил в слова врачей, астрономов и прочих ученных, но жизнь учила его меньше обращать внимания на мудрость книг и больше на житейский опыт. Визирь же довольно часто сталкивался на своем пути с выкидышами, излишне часто ему на руки клали заведомо мертвое дитя и говорили, что женщина просто не в силах породниться ним через ребенка. Поэтому он уже привык. Привык видеть распухшие женские глаза, слышать их тихий плач в подушки и видеть, как тоска пожирает их изнутри, оставляя лишь внешнюю оболочку жизни. Однако, несмотря на то, Кадыр видел, что Фидан гораздо лучше переносит беременность, чем большинство из его жен и наложниц. В ней он не сомневался. Пока не сомневался.
Джамиля же здесь сидела не столько ради того, чтобы обеспечить Фидан и ее дитя будущим, сколько ради его личной утехи. Ему было важно проверить сколь честна и преданна ему эта девочка. В настоящий момент она создавала вид нежного цветочка, прелесть, которая со всем трепетом душевным готова была бы ему отдаться в любой подходящий момент. Правда, Кадыр подозревал, что ее трепет не вызван более, чем обычным испугом или признательностью. Это разве что и огорчало.
- Господин визирь, к вам пожаловала Фидан, - тихонечко приоткрыв дверь, высунула нос прислужница, сообщая отцу о приходе супруги султана Баязета. Он кивнул, жестом повелевая прочим женщинам оставить их наедине с его дочерью.

Через два дня в покои визиря прибежал молодой евнух, сообщая о том, что Фидан себя очень плохо чувствует и врачи опасаются проблем с ее материнским утробом. Как бы не вовремя гонец ни прибыл, но Кадыр быстро накинул на себя простую одежду и помчал вслед за юношей в султанский дворец. Вот ведь он не думал, что до этого дойдет.

0

11

В тот вечер Джамиля долго не могла заснуть, перебирая в памяти разговор с визирем. Не сказала ли лишнего? Не была ли недостаточно почтительна с господином? По натуре девушка была гордой и свободолюбивой, за что и получала от отца постоянно. Но в случае с визирем ни к чему было демонстрировать гордость. Страх перед костром всё ещё холодил сердце, и осознание того, что именно продажа помогла избежать ужасной смерти в огне, смиряло натуру. Да, будь всё иначе, Кадыр получил бы не послушную доверчивую игрушку, а бунтарку, ненавидящую и сопротивляющуюся. Но не в этом случае. Благодарность за то, что она живёт, а не сгорела в пламени, оказалась сильнее гордости. А ещё... Джамиля пока не признавалась себе и даже не осознавала этого, но она начала привязываться к хозяину, а в сердце зародились ростки пока ещё даже не любви, но нежности. Когда он гладил её по голове, девушка замирала от этой ласки, чем бы она ни была вызвана. Кроме матери, её никто никогда не приласкал. Может, всё ещё сладится? Да, хозяин сильно старше... но разве в этом проблема? А внешность тем более ерунда. Мужчине важна не красота, а характер, натура. Отец вон считался красивым - а какой он был с семьёй? Редкий день не получали от него жена и старшая дочь.
А визирь с ней добр. Какой уж он в своей жизни, его дело. Но наложницу не обижает. Не стал насиловать и принуждать. Разве это не повод проникнуться к нему нежностью? Ну и пусть старше, что уж. Для своего возраста он прекрасно выглядит. Не растолстел, как часто бывает с богатыми мужчинами, не постарел. Борода, да... Но это не страшно. Бороды носили и мужчины дома, к ним Джамиля привыкла. Интересно, с бородатым целоваться - это как? Не мешает борода? Впрочем, это она однажды узнает. И пусть.

О том, что с Фидан всё-таки плохо, Джамиля пока ещё не знала. В этот день она с утра сходила в мечеть, а потом читала и шила себе новое платье.

Отредактировано Jamil (2018-10-22 21:58:36)

0


Вы здесь » Rice and sweets » НАСТОЯЩЕЕ » Удержать уходящее вовремя - важное умение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC