Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Народ – как вода: может нести, а может и утопить


Народ – как вода: может нести, а может и утопить

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/p9gWE.gif http://sh.uploads.ru/PGj0d.gif http://sg.uploads.ru/AQ4IX.gif
● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Народ – как вода: может нести, а может и утопить
● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Wang Guo & Loung May
● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Есай. Императорский павильон, конец 3-го летнего месяца
● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
Бунт. Императорский дворец штурмует народ.
Генерал пытается спасти свою небесную госпожу.

Отредактировано Wang Guo (2018-09-21 21:05:33)

+2

2

С заходом небесного светила высь заволокло непроглядными тучами, подобно драконы сцепились друг с другом в ужасной поднебесной схватке. Обращая взор вверх, можно с восхищением лицезреть сцену, как куски темных масс меняют свою форму то сворачиваясь в клубок, то выпрямляясь, а то и вовсе раздираясь на мелкие части и выплевывая из глоток молнии. Небо двигалось, а с ним шло время, и солнце медленно спускалось за горизонт, будучи никем не замеченным.
- Ночью будет дождь. Право, близится непростая осень, - заметил, уходя из покоев Небесной владычицы, ученный. Немного постояв в дверях и поразмыслив над этой восхитительной картиной и состоянием природы, тихо добавил: - Должно быть, зима будет сложная, но радостная. Может быть, даже немного снежная. - И вышел, закрыв за собою дверь.
Лун Мэй не ждала дождя. Как бы то не казалось странным, но зрелище плывущих туч-драконов даже как-то настораживало, пугало. После сухого и палящего лета любая влага особенно виделась крестьянам очищающей, благословляющей и дающей гарантию безопасности. Да, возможно, это и есть то, что составляет основу благополучия страны, но сейчас воспоминания о каждом летнем ливне отзывались по телу Императрицы откровенной дрожью.
"А вдруг небо против меня? Что если Сёва более благосклонен к этому нелепому мальчику из пророчества?" - Право, прежде она бы никогда не назвала себя столь суеверной. Учение в Великого Дракона-Создателя всегда крепко сидело в ее уме и сердце, но на деле любая конфессия уступала делам государства. Что же случилось с ней теперь? Наверное, совет министров немного переоценил перспективность и самостоятельность Мэй, раз увидел в лице правительницы своего врага номер один. Опять же, она была всего лишь девочкой. Маленькой, с ямочками на устах, большими, хоть и безжизненными, глазками. Ее движения, ее мимика, хоть и редко, но выдавали в ней ребенка. Как любой другой ребенок она оказалась легко внушаемой.
Хотя, опять же, стоит ли этому удивляться? Эта девочка, хоть и была немного излишне жестока и недоверчива, хоть и умела читать человеческие сердца по глазам, но она никогда не представляла, что такое власть. Для нее править - это быть Императрицей, человеческим эталоном совершенства. Вот она и была совершенна. Умна, но не приспосабливаема, красива, но знающая цену прекрасному. Так стоит ли удивляться, что перед колыбелью пророческого дитя она испугалась и свернулась от страха в комочек? Хотя, конечно, она и до сих пор цельно не воспринимает этот страх, не понимает, что боится.
"Сегодня очень тихо", - чуть прислонившись к деревяшке дверной рамы, заметила госпожа. Обычно какая-нибудь простая девчонка обязательно прислонится к двери, чтобы подслушать, что творится за тонкой перегородкой. Отнюдь, сейчас в коридоре никого не было. Ученый ушел, оставив после себя лишь след воспоминаний, а шаги прислуги были слышны на довольно большом расстоянии. И лишь одна тень отделилась от прямого угла перпендикулярной стены, направившись в ее сторону.
Только заметив выражение лица Го Императрица расслышала чей-то отчетливый крик неподалеку. Нет, не в этом коридоре, но, должно быть, в том, из которого вышел силуэт мужчины.
- Что за крики? Откуда суета?[NIC]Loung May[/NIC]
[STA]Ледяной Император[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/HbZy4.jpg[/AVA]
[SGN]

ХРОНОЛОГИЯ

Что скажет будущее (1618, 3-е число 1-ого месяца лета)
Деловая встреча (1618, последнее число 1-ого месяца лета)
От муравьиной норки разрушится и каменная дамба (1618, 13-ое число 2-ого месяца лета)
Народ – как вода: может нести, а может и утопить (1618, конец 3-его месяца лета)

[/SGN]

+3

3

Императрица увлеклась своей погоней за младенцем и сжиганием поселений. Она спровоцировала народ бежать в безумстве, куда глаза глядят и громить всё на своём пути. А куда они бежали ища спасение? Правильно, к великим мира сего. Разумеется, нашлись те, кто недоволен такому положению или наоборот им на руку такой расклад дел. Нашлись те, кто ждал малейшего прокола женщины-Императора. Оставалось правильно сыграть на этой ситуации. Дать народу понять, что их светлейшая госпожа, идеал и совершенство, совсем не безупречна. Простая капризная девчонка, которая играла чужими судьбами. Никого не жалела и отдавала безрассудные приказы.
Генерал исполнял, но знал, что назревает буря. Он слышал недовольство по разным углам. Вернувшись из провинции Цай с местным губернатором, Го понимал, что ни чем хорошим дело не выгорит. Императорский павильон отныне находился будто на вулкане, неизвестно, в какую минуту взорвется. Ванг принял все меры предосторожности. Он оставил свой дом, чтобы дежурить в императорских стенах, а сестру отправил в свои владения под Хонжонг. Посчитал, что там будет намного безопаснее, она у него единственный дорогой член семьи, поэтому потерять её равносильно лишению жизни. Верность императрице и любовь к Фэй самое ценное, что имелось у генерала. Две его слабости. Потеряв одно, он продолжит существовать ради другого, но существование не назвать жизнью. Превратится в камень. Предательство никогда не входило в число его качеств. Подобного он никогда не совершит сколь безумной не слыла императрица. Он давал клятву и не отступится. У него возникали сомнения относительно приказов госпожи, но оставались лишь на стадии сомнений и не было им продолжения. Имелись амбиции, но они касались небесной владычицы, без неё эти амбиции ничтожны. Он сам без неё ничтожен. Нельзя предавать того, кто кормит тебя с ладони.
Несколько ночей подряд генерал совершал лично обход и проверял все ли на своих местах. Стражники менялись на своем посту и не смыкали глаз. Глиняные воины никогда не спали и всегда находились на чеку в полной боевой готовности. После захода солнца, тёмными тучами заволокло небо и казалось грянет дождь. Холодная нынче намечается осень, так обычно говорят, когда дождь в конце лета льет. Казалось всё затихло и даже в казарме не слышался гул солдатов. Генерал проходил мимо павильона с придворными слугами, когда к нему выскочила служанка, падая в ноги и пытаясь ухватиться за его одежду.
- Да что с тобой не так?
Хмуро посмотрел на неё генерал, пытаясь подхватить под руку. Она раскрывала рот, словно рыба что-то прошептать хотела, но раздавался только хрип. Го наклонился, пытаясь расслышать. "Спят, все спят. Мёртвым сном". Хенесаец бросился к караульному и обнаружил спящие, храпящие вовсю тела. Кто-то подмешал снотворное зелье в еду. Поднявшись на смотровую площадку, он увидел, что к императорским стенам дворца приближаются люди с факелами и прочей атрибутикой в качестве различных колющих и режущих предметов.
- Ёкаиские отродья! - сплюнул мужчина и призвал глиняных воинов защищать императрицу, а именно вход во дворец. Выхватив меч из ножен, Го направился к покоям Лун, если ещё не поздно. Народ отвлекающая часть, скорее всего злоумышленники пробрались внутрь павильона. Он спешил, впереди послышался женский вскрик и первый генерал подумал, что это его госпожа. За поворотом Ванг наткнулся на служанку императрице, схватившуюся за горло из которого сочилась кровь. Она сползла по стенке, оставив кровавый след и указывала пальцем на коридор, по всей видимости туда направился убийца или быть может убийцы. Неизвестно, сколько их, но понятно, что сегодня планировали избавиться от небесной госпожи. За спиной послышались шаги и размах катаны, которая встретилась с мечом генерала. Он успел предотвратить атаку, быстро развернувшись. Схватка была не долгой, Ванг полоснул нападающего от живота до правого плеча лезвием своего оружия, а затем ударил ногой. Неизвестный оказался ряженым в чёрное одеяние, скрывая лицо под чёрной тряпкой ткани именуемой маской. Отлетел к стене и затих.
Очень быстро Го достиг покоев императрицы, но она в этот момент раздвинула дверцу перед его носом с вопросами. С лезвия меча генерала стекала кровь.
- Вы в порядке, моя госпожа? Нам надо уходить. Дворец берут штурмом.

Отредактировано Wang Guo (2018-10-21 22:17:31)

+2

4

Здесь женщина - это колодец. Она не существует для власти или управления, ее главная задача - дать мужчине напиться. Напиться ее красотой, ласковостью, податливостью, подарить ему место покоя посреди засохшей пустыни, угодить своим характером и поведением. Такова традиция. Традиции не должны пресекаться. По крайней мере, они не должны были бы быть пресечены при нормальном стечении обстоятельств. Хенесай очень зависим от своей истории.
Кажется, здесь ей было не место. Мэй родилась для другого, для высшего полета, а не для жизни в рамках серых уставов. Да, ее учили обычаями, но эти обычаи она переписывала под свой лад, в ее исполнении они превратились в некую либеральную субстанцию, неподвластную осмыслению консервативных стариков настоящего. Она научилась сохранять честь, благородство, идти по пути справедливости, что, естественно, не являлось главными достоинствами девушек. При этом, никто не учил ее понимать желания народа. Ее рука была слишком жестка для женского обличия. Нет, право, мир бы смог примириться с женщиной на престоле. Он не мог примириться с женщиной, что казалась строже мужчины. Слабый пол во всем должен быть слабее, ведь иначе и колодец равен человеку, что явно не соответствовало мировоззрению хенесайцев. Она должна была гладить, а не кусать.
Так имело ли здесь место удивление? Стоило ли ей округлять глаза и дрожать от страха, когда Го предстал перед ней с окровавленным мечом? Это было ожидаемо. Не желаемо, но и не удивительно. Поэтому она и не проявила должной громкой реакции, лишь спокойно посмотрела мужчине в глаза. Бунт не вызывал беспокойства, скорее, появилось чувство, что все идет своим чередом. Такое противное чувство... Слов Мэй взаправду всего этого ждала. Ждала дня своего свержения, своей смерти. Интересно, кем она будет в следующей жизни? Императрицей? О, Сёва, только не Императрицей! Ее разум слишком праведен для всего этого безумия.
- И что дальше? - Странный, неестественный для ситуации вопрос. Кому-то могло бы показаться, что это вопрос самолюбия. Дескать, даже в предсмертные минуты она была не готова принять реальность, продолжала держатся за корону на голове, продолжала быть завышенного о себе мнения. Однако, нет. Она видела реальность так четко, как никогда раньше. Ужас в том, что она до сих пор была не готова бороться. Ее учили быть женщиной, а значит, никогда не брать в руки кинжал, никогда не сопротивляться воли мужчин. И если прежде она нарушала это табу, нарушала не раз, то нынче ее воля казалась слишком слаба, чтобы ломать эти устои. Поэтому, хоть под конец этой бренной жизни, но она решила отдаться воли сильных. Путь спасают или убивают. Как им будет угодно, главное, не проявлять сопротивление. - Ты ведь пришел меня спасти. Куда мне идти?
В голове не было мыслей по ситуации. Глаза время от времени поглядывали на грозные тучи в небе, которые, казалось, к этому мгновению прекратили свои зверские битвы и молча уставились на Императорский павильон, ожидая кульминации и развязки. На чьей стороне сейчас был Сёва? Бесполезно размышлять над тем, что укрыто Божественным. Поэтому она размышляла о другом. О небе, о дыме по ту сторону родового дома, о госпоже-удачи, что не дала ее идеям полностью реализоваться. Безусловно, если бы удача озаряла ей путь, то этот вечер выглядел бы иначе. Может быть, даже схватки облачных драконов не произошло бы. Ведь что как не небо служит лучшим символом случившегося? Что как не небо готово в эти сутки раскрыть истину правления и воли большинства? Знаки, знаки... Они давно ведут ее судьбу за руку, давно манят полюбоваться на неизвестные живым водную гладь и зажигают на ее реке фонарики в честь усопшего. Правда, нет ничего прекраснее, чем умереть в затяжной ливень, когда капли дождя будут стекать по ресницам и черным волосам, закатываться в уголки губ, имитировать слезы. И кровь ее будет смешиваться с водой, проникать в землю Есая, в эти старые камни. Ее плоть породниться с древней почвой, ее кровь подарит крестьянам пышный урожай в следующем году и тогда, может быть, человечество осознает сколь ужасную ошибку оно совершило, лишая Императорский дворец своей небесной хозяйки. Нет крови более святой, чем кровь Императора Драконов.[NIC]Loung May[/NIC]
[STA]Ледяной Император[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/HbZy4.jpg[/AVA]
[SGN]

ХРОНОЛОГИЯ

Что скажет будущее (1618, 3-е число 1-ого месяца лета)
Деловая встреча (1618, последнее число 1-ого месяца лета)
От муравьиной норки разрушится и каменная дамба (1618, 13-ое число 2-ого месяца лета)
Народ – как вода: может нести, а может и утопить (1618, конец 3-его месяца лета)

[/SGN]

+1

5

Го кивнул. Он пришёл вывести императрицу из дворца, ставшего для неё опасным. Спасти, если ей так угодно. Обычно императоры упрямы и не желают покидать своих покоев, чтобы не случилось. Он боялся, что Лун захочет сопротивляться и пожелает ждать своей участи. Удивительно, но владычица отнеслась к штурму более разумно, нежели можно было предположить. Словно она сама его спланировала и ждала момент развязки.
Ничего не говоря, генерал подхватил Мэй за руку и повел по коридору, чтобы поскорее выбраться из павильона. Преодолев небольшое расстояние до поворота, они наткнулись на ещё двоих ряженых, которые преграждали путь. Возле их ног лежали груды глины. "Они расправились с терракотовыми воинами?" Бунтовщики питались с могущественной ладони, но кто посмел тягаться с императрицей? Вопрос, который не давал покоя с первой жертвы - Яо Линг, ведь именно с мачехи первого генерала всё началось или с массовых пожаров, устроенных Лун? Го вскользь знал о проведённом расследовании, которым занималась Акира. Он не успел с ней переговорить после возвращения из Цая относительно заговорщиков против властительницы, скорее ему пришлось решать ту неловкую ситуацию, в которую попал благодаря императрице. Она неожиданно решила осчастливить своих преданных слуг: первого генерала и смотрительницу, пожелав, чтобы эти двое сыграли свадьбу. По этой причине заговорщики против императрицы оказались на втором плане, но Го максимально обезопасил императорский павильон, как ему казалось.
Не время теперь уже выяснять, против кого приходится бороться и с кем иметь дело, необходимо защитить небесную владычицу ценой своей жизни. Если Го предстоит погибнуть в бунте, он погибнет с честью и достоинством, Сёва примет своё детище с гордостью. Возможно, в следующей жизни Ванг переродится в рыбака, который обзаведется семьей и спокойно доживёт до старости с кучей ребятишек. Великий Сёва награждает всех своих детей по заслугам. Первый генерал всегда знал, что его ожидает, когда присягал на верность повелительнице. Бездна звала его, а он постоянно балансировал на краю.
- Будьте за мной и вам ничего не грозит, - распорядился генерал, обращаясь к императрице. Сегодня он отдавал приказы и если она желает выжить, чтобы продолжить реализовывать свои императорские планы на троне, должна ему довериться. Врагам придется сначала убить его, но если он падёт, она не выживет. Ему нужно попытаться спасти себя вместе с ней. В любом случае, он уже не увидит, что произойдет с императрицей, если сам падёт. Не допустит, чтобы её задело, пусть сначала попробуют расправиться с ним.
Взмахнув мечом Го направился на предателей, не отпуская руку императрицы, но так, чтобы Лун находилась за его спиной. Ряженые вскочили на стены, применяя тактику двусторонней атаки, побежав на генерала. По всей видимости перед ними стояла задача избавиться от небесной госпожи, остальные - просто жертвы обстоятельств. Прекрасно осознавая это, Ванг не собирался сражаться сразу с двоими, ведь он обязательно кого-то упустит и тот улучив момент, воспользовавшись занятостью генерала, нанесет удар госпоже. Выбрав левого противника, Го отсек ему руку с оружием, которое со звоном полетело на пол, крепко сжатое. Из обрубка врага захлестала кровь, прямо на платье небесной госпожи, которую первый генерал развернул к безоружному, а сам уклонился от правого противника и он резанул воздух. Развернувшись и продолжая держась за собой Мэй, хенесаец в этот раз сцепился с врагом, который ещё оставался при оружие, дугой полностью был выведен из строя, хватаясь за свой кровавый обрубок и корчась на полу, он скулил. Видимо не очень хорошие наёмники, если не превозмогают боль и не продолжают бороться за свои убеждения. По всей видимости их снарядили качественно, если смогли избавиться от терракотовых воинов, богато оплатили труд, но не подозревали каких неудачников наняли. Наниматель явно разочаруется, однако не стоило радоваться раньше времени. Го расправился со вторым противником, а затем вместе с госпожой направился к выходу. Впереди что-то дымилось, дым клубился по полу и трудно разглядеть проход наружу из павильона. Засада! Ловушка. Позади послышался топот бегущих и явно не напоминал терракотовых глиняных воинов. Далеко не дружеские звуки.
- Нам придется пойти вперёд. Они этого не ожидают.
Буркнул генерал и полез напролом впёред, продолжая утягивать за собой госпожу.

+1

6

Ее не могло возрадовать то, что случилось этим жарким, насущным вечером. Пожалуй, куда более приятно было бы провести это уходящее время в своих покоях, читая скучную, пресную, но такую обыденную, новеллу у себя в постели или выпить снотворного перед сном, нежели все вот это. Согласитесь, для человека домашнего и не свирепого, бойня - это сущее наказание или, лучше сказать, те чертоги познания, что принадлежал разве что духу Зверя. Да, конечно, высшему существу, Императору с кровью Дракона-Создателя, не постичь столь грязное действие, столь омерзительный акт исполнения безумных приказов. В конце концов, даже посылая людей на войну, Император не может полностью представить то, как проходит эта самая война, пока сам не побывает в ее эпицентре.
Вот только Лун никогда не любила всю эту грязь и не стремилась постичь корень этого грехопадения. Да, безусловно, ей свойственно видеть, как за ее будущее сражаются. Ее не раз и не два выдергивали из пламени сражения, где главной минью она же и являлась. Проблема в ином. Ей никогда не угрожала реальная смерть. Почему-то, именно сейчас, а не в сотнях покушениях предшествующих этому, Мэй осознала, что спасать ее так-то особо и некому. Генерал Ванг Го? Что же, сейчас он ее единственная надежда. Хотя, странно, но большей защиты она ожидала не от него, живого и думающего, а от терракотовых солдат, созданных по тайной древней технике. От бездушных воинов, чье призвание - это подчиняться воле истинного своего правителя.
Го схватил ее за ладонь и повел прочь от места своей последней встречи с врагами. Видимо, необходимо было выбираться из Дворца, значит, здесь ее больше никто не желает видеть. Ноги шли по неприятному ковру из глины, видимо, принадлежащей телам бывших воинов Империи. От осознания того, что ее самые преданные солдаты закончили свою стражу именно на ней, неприятно сжимало в груди. Все же, она их любила. Пожалуй, била гораздо больше, чем следовало бы. И если бы ей пришлось выбирать за кого мстить, то сотням хенесайских душ она бы предпочла одно-единственного терракотового воина. Они никогда не нарушали ее приказов, не сопротивлялись, не высказывали недовольства. Они были подле нее с самого первого дня жизни и шли рядом где бы она не была. Вот что значит преданность.
Мэй шла, тупо смотря под ноги и полностью отдаваясь в доверие Го. Даже когда на них напали наемники, она не подняла взгляда. Ее мир рушился вместе с терракотовыми воинами. Нет, его разрушали вместе с терракотовыми воинами. Разрушали и мир, и правление, и династию Лун. Неужели кто-то сможет найти кого-то еще из Лунов? Глупости! Лишь ее отец бл достоин править, лишь ее отец вел Хенесай по дороге мира и гармонии. Другим так же править не дано. Другие не смогут держать министров за усы.
И, стоило генералу расправиться с последним нападавшим и вновь отдернуть Императрицу за руку дальше, как Мэй неуверенно подняла взгляд на коридор. Здесь было два хода. Один был засыпан обломками Дворца, а по другому стелился дым. Го, не вглядываясь, пошел по дороге дыма. Мэй же застыла в оцепенении, когда у обломков разглядела невнятный силуэт. Силуэт терракотового воина. У него не было половины головы и плеча с мечом, но у него сохранились ноги. Он мог бы выбежать к своей Владычице, загородить ее спиной, что, собственно, они делали не раз, если читать историю. Но он стоял. Стоял не шевелясь. И именно его бездействие, свойственное разве что сломанному механизму, привело в эту минуту Госпожу в ужас. Впервые в жизни что-то так сильно ее испугало. Впервые за долгие годы ее пульс так учащенно бился, глаза раскрылись и челюсти сжались крепче, боясь испустить крик. И разве что Ванг ывел ее из этого оцепенения, повелевая своей повелительнице идти вперед, за ним. И она шла, не разбирая более дороги и не смотря ни под ноги, ни куда-либо еще. Ее глаза были пусты и в них потух тот затаенный огонек, что был так ей свойственен.

Она шла по лабиринту и дыма вслед за мужчиной, что ее вел. Ноги не слушались ее. Нет, скорее, они ей не ощущались. Кажется, Императрица впала в некое подобие забвения и дым крайне соответствовал тому, что сейчас творилось у нее в душе. А душа ее молилась. Она хотела выбраться из этого кошмарного, отвратительного сна. Ей хотлось проснуться и вновь оказаться в том времени, когда не она была Императором, а ее отец. Когда нянька целовала ее на прощание вечером, а утром будила с приветливой улыбкой солнце. Однако, увы, то было прошлым. Правда, Мэй не могла, впервые забоялась признать, что то уже ушло в лету. Пожалуй, она бы запросто могла бы сойти в эти мгновения с ума, если бы искры не полоснули над ее головой и крыша, под которой они вместе с Го перебирались, не обвалилась бы прямо на ее слабую женскую спину. Если бы ее рука не почувствовала бы огненное дыхание смерти, а в голове не потемнело от переизбытка гари в воздухе. Ей стало плохо. Ее начало тошнить, но тело не поддавалась движениям, слишком великая тяжесть свалилась на ее плечи, причем, в буквальном смысле слова.
- Го! Го! - Ее голос звучал, как ей казалось, невероятно по-детски, с какой-то не естественной для нее живостью, желанием встать и идти, жить. Лишь позже, может быть, она узнает, что хрипота, с которой они были произнесены, не давали кому-либо возможности расслышать и распознать ее слова. - Вытащи меня! Немедленно![NIC]Loung May[/NIC]
[STA]Ледяной Император[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/HbZy4.jpg[/AVA]
[SGN]

ХРОНОЛОГИЯ

Что скажет будущее (1618, 3-е число 1-ого месяца лета)
Деловая встреча (1618, последнее число 1-ого месяца лета)
От муравьиной норки разрушится и каменная дамба (1618, 13-ое число 2-ого месяца лета)
Народ – как вода: может нести, а может и утопить (1618, конец 3-его месяца лета)

[/SGN]

+1

7

Дым напоминал туман, который не заканчивался. Они шли практически на ощупь. Выход должен быть впереди, если не заложен рухнувшими частями дворцовых стен. От гари кружилась голова, поэтому Го резанул ткань от платья императрицы, прикрывая нос и ей сказал загородить лицо рукавом. Она слушалась, но походила скорее на ошарашенную послушную куклу, нежели живое существо. Шок? Испуг? Что творилось с небесной госпожей? Известно лишь великому дракону, а первому генералу не стоит размышлять о подобных вещах. В его задачу входило спасение своей госпожи. Терракотовые воины не выстояли и это крайне огорчало, не свойственное явление. Го не понимал, что с ними не так, один из глиняных силуэтов повстречался им на пути, совершенно не двигаясь. Странная вещь, обычно зачарованные глиняные фигуры защищают свою госпожу, но не стоят столбом, как такое возможно? Почему превратились в обездвиженные статуи? Непостижимое уму явление. Чувство, что изначально их обездвижили, а затем разрушили. Легко бороться с надвигающимися предметами. Однако изначально они направились к стенам дворца, чтобы не дать взять императорский павильон штурмом. Видимо после что-то заставило их остановиться.
Го подумает об этом в другой раз, если им удастся выбраться. Он планировал это сделать, они должны были выйти прямо к загону императорского дракона. Огромное существо, которое нелегко обездвижить, а уж тем более расправиться с ним. Джинхей превосходит величиной всех прочих драконов в Империи и никому неразрешено содержать зверя превышающего его габариты. Первый генерал задумал оседлать животное и выбраться на нём вместе с императрицей, но была маленькая загвоздка - у Джинхея капризный нрав. Слушается исключительно госпожу, а раз она вместе с Го, значит, задуманное должно получиться. В казарме воины наготове, но их по всей видимости никто не оповестил, что дворец подожгли. Солдаты уважают первого генерала и идут за ним, поэтому положат головы ради небесной госпожи, но злоумышленникам удалось оборвать связь между стражей, охраняющей императорский павильон и воинами в подчинении Ванга. Именно так считал Го, другого объяснения причины, почему никто им не помогал не нашлось в его запасе. Не могли все внезапно предать. Те, кто остался во дворце, уснули крепким сном, понятное дело, что им что-то подмешали в еду. План был хорош от и до, предатели постарались на славу, но не учли, что первый генерал не питается во дворце и поэтому попытается им абсолютно всё испортить. Для начала им нужно было избавиться от него, но теперь уже поздно. Ванг торопился, чтобы поскорее вывести госпожу на свежей воздух, иначе они рисковали задохнуться. Над ними треснула балка, но генерал не предал этому значения, слишком спешил к абстрактному выходу из задымленного помещения.
Балка не выдержала и рухнула, ударив госпожу и пригвоздив к полу, отчего Мэй отпустила руку генерала. Он сделал несколько шагов машинально, когда почувствовал, что не ощущает её запястье. Обернулся на раздавшийся хрип. Императрицу зажало. Легкая шелковая ткань платья загорелась. Го пришлось ногой потушить огонь и попытаться приподнять тлеющую балку.
- Госпожа, попробуйте выбраться. Пол-зии-тее... - растягивая на выдохе проговорил генерал, стараясь сильнее поднять рухнувшую часть, которая некогда удерживала крышу. Ещё немного и сама крыша обвалится на них, надо быстрее уносить ноги. От напряжения лицо его покраснело, точнее часть лица, которая не скрывалась под маской и жилки отчетливо виднелись на открытых частях тела, - ползии-тее.
Повторил Го, понимая, что небесная госпожа не справляется, но видно рвение жить, готова бороться. Она не собиралась умирать, он это чувствовал, иначе сдалась бы ещё в своих покоях, оставшись дожидаться смерти. Го попытался упереться в балку плечом, чтобы хотя бы одной рукой помочь госпоже выбраться и у него это получилось, но сам обжегся, удерживая раскаленное крепление. Лун не сможет идти, поэтому он закинул императрицу на плечо, чтобы держать меч в одной руке. Опираясь на оружие, он вышел на воздух, где громадный дракон ревел и ломал хребты своим обидчикам, хватая их по середине спины своей пастью. По всей видимости он уже подкрепился человечиной. Прокашлявшись от гари, Го обратился к своей госпоже:
- Нам надо на него взобраться и добраться до казармы за стеной. Сможешь его угомонить?
Генерал сам не заметил как перешел на неформальное общение со своей небесной владычицей, такое иногда происходило, когда они оставались наедине. Ванг воткнул меч в землю и развернул императрицу к её дракону, обхватывая двумя руками. Постарался приблизится максимально близко, чтобы Джинхей расслышал голос своей хозяйки, но в данный момент дракон был занят поглощением одного из неприятелей.

Отредактировано Wang Guo (2018-11-21 08:06:09)

+1

8

Джинхей всегда был очень пугливым. Еще с тех пор, как он только-только оказался здесь, в Есае, стало понятно, что выдрессировать его будет невозможно. Наверное, отец был готов его убить. Зверь, не имеющий в приоритете волю одного-единственного человека, будет бесполезен и невероятно опасен для окружающих прямоходящих. Да, скорее всего, пока не состоялось то их знакомство с Принцессой Мэй, кто-то за спиной уже обсуждал как придется прижимать этот огромный серебристый вихрь к земле и дарить ему усыпляющий удар в сердце. Никто не мог его приручить, но хозяин в решающий момент нашелся. Их свела сама судьба. Если бы тогда Лун не протянула бы к нему свою руку, то этот бы белый волнующийся зверь сейчас бы украшал своей головой или клыками местные казармы или оружие Императора Йо.
Сразу же, стоило Го вытащить Госпожу из-под тлеющих завалов, как ее взор наткнулся на пожеванный доспех у их ног. Джинхей, чье имя означало золотое море, озверел не на шутку. Он боялся. Его чешуя топорщилась, а глаза метались между противниками и водной канавой, нырнув в которую он был бы, однозначно, спасен. Его скорость в воде намного превышала скорость на суше. Однако, по какой-то неведомой человеку причине, это существо медлило. Оно не приближалось к воде, а лишь жалобно (правда, большинство очевидцев называли эти звуки скорее яростными, нежели жалкими) выло, маша головой в разные стороны и отбиваясь от оружия, режущего и летящего на него со всех сторон. Безусловно, он боялся. Боялся всей это людской злобы, что нахлынула так неожиданно. Боялся умереть. Боялся не увидеть более хозяйку. Однако, копья, оснащенные лунным камнем, поранили его морду и кровь заволокла глаза, вводя бедное животное в состояние незрячее, особенно пугающее. Джинхей же, по обычаю, полученному на Драконьих Горах, в минуты сильного страха имел привычку сопротивляться, бить все и всех без разбору. Пожалуй, выжить после трех ударов древнего дракона было намного сложнее, нежели выстоять против варкавского полка. Поэтому, наверное, эту ненужную атаку на слугу Императрицы можно было бы причислить к главной ошибки в этом сражении, ибо потери были велики, очень велики, и, главное, не необходимы.
Услышав шаги незнакомца, коим являлся для него Ванг Го, дракон поспешил кинуться на врага в его лице. Распахнув свою пасть, он уже был готов откусить генералу и Мэй головы, когда услышал тихий шепот своей хозяйки, зовущей его по имени. Он отстранился и, выждав пару секунд, повалился к ее ногам, уткнувшись окровавленным носом в ее одежды. Она же, по любви своей к этому существу, поспешила погладить его по чешуе, стирая красную жидкость с ноздрей, челюсти и глаз. Только сейчас она могла убедиться насколько сильные увечия получил ее защитник в ходе этого бестолкового сражения. Право, Джинхей никогда ее не оставит. Варкавцы говорят, что нет никого преданнее и умнее собаки, но они так говорят лишь потому, что не имели чести быть господином и другом змееподобного дракона.
- Надо уходить. - Прохрипела Императрица, убирая руку от зверя. Она давала понять генералу, что он может вскарабкаться на нее зверя. - Но только лучше не держать его за усы и рога. Он нежен, но не терпит, когда его крепко держат.[NIC]Loung May[/NIC]
[STA]Ледяной Император[/STA]
[AVA]http://sg.uploads.ru/HbZy4.jpg[/AVA]
[SGN]

ХРОНОЛОГИЯ

Что скажет будущее (1618, 3-е число 1-ого месяца лета)
Деловая встреча (1618, последнее число 1-ого месяца лета)
От муравьиной норки разрушится и каменная дамба (1618, 13-ое число 2-ого месяца лета)
Народ – как вода: может нести, а может и утопить (1618, конец 3-его месяца лета)

[/SGN]

+1

9

Люди глупые создания. Избежать ненужных смертей было очень просто, если бы они не полезли к дракону императрицы. Может оно к лучшему, меньше желающих осталось убить небесную владычицу. Трудно представить, как Джинхей отреагирует на Го, но в его руках находилась Мэй, которая позвала змееподобного зверя по имени. Дракон откликнулся, признал свою хозяйку и упал мордой в её одежды, не напав, как могло показаться изначально, ведь он так рьяно бросился на новых посетителей. Громадная зверина ластилась к своей госпоже, виляя длиннющим туловищем и придавливая оставшихся доброжелателей в кавычках. Не хотелось бы умереть под такой огромной махиной, которая случайно в порыве любви задушила. На самом деле на эту умилительную картину преданности своей госпоже огромной твари можно было смотреть вечность, но время не позволяло. Фон не располагающий: полуразрушенный императорский павильон; запахи гари и пепла, поднимающегося в ночное небо; измятые доспехи, смешенные с глиной; брошенные на земле копья и стрелы; мёртвые, окровавленные тела. Ужасное зрелище для нежных созданий, но такова реальность.
Как только госпожа объявила, что дракон расположен, чтобы на него взбирались, Го моментально принялся действовать. Он аккуратно усадил Лун на дракона и сам оседлал его, обхватывая за туловище. Попросил императрицу, чтобы она направила своего зверя в водный канал, где они смогут проскользнуть под стеной и выбраться к казармам. Вот только Мэй ничего не потребовалось объяснять Джинхею, он будто сам понимал, что от него желают и нырнул в воду. Оказалось под водой это существо намного грациознее, нежели на земле. Сверкая своей серебристой чешуей, дракон невероятно быстро преодолел расстояние до стены и поднырнул под неё, заставляя своих наездников задержать воздух в лёгких и не дышать. После обугливающейся балки, что нанесла ожоги генералу, вода показалась райским спасением, охлаждая обожженные ладони рук. Невероятно, но они выбрались из гущи событий и Ванг исполнил своё предназначение, не дав своей госпоже бесследно сгинуть в лету. Она обязательно что-нибудь придумает, он в ней не сомневался, но каково будет её решение и приказы в этот раз покажет время. Дракон выплыл в безопасном месте, подплывая к казармам, где воины уже всполошились. До них без сомнений дошла новость о бунте во дворце, но похоже они ждали приказаний своего генерала и самостоятельно действовать не решились. Право таким поведением напоминали терракотовых солдат, вот только болтать умели с невероятным рвением.
- Защищать Императрицу! Подготовить экипаж!
Выкрикнул Го, как только слез с дракона и вновь взял на руки Мэй. Оставалось дело за малым, вывезти госпожу за пределы столицы, предположительно в резиденцию Фидо.

+1


Вы здесь » Rice and sweets » ЗАВЕРШЕННЫЕ ИГРЫ » Народ – как вода: может нести, а может и утопить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC