Rice and sweets

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Cogitatinis poenam nemo patitur


Cogitatinis poenam nemo patitur

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

● НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Cogitatinis poenam nemo patitur (Никто не несёт наказания за мысли)

● УЧАСТНИКИ СОБЫТИЯ
Наргизшах Халиф и Михрия Халиф

● ДАТА И МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ
Первый месяц лета 1616 года; Имир, дворец Михрии Халиф

● КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО
К кому обратиться молодой невесте, если будущий жених начинает пугать её своими словами? Ниргизшах не решается на откровенный разговор со своей матерью, но находит силы поделиться опасениями с тётей и матерью жениха.

Отредактировано Mihriya Caliph (2018-09-21 22:24:11)

0

2

Тяжело вздохнув Наргизшах села на лавку и сжала руки в кулачки. Да так сильно, что аж костяшки побледнели. Вид у нее был  встревоженный и потерянный, словно бы она не знала, куда себя деть. Впрочем  так оно и было на самом деле.
Рабыни, встревожено переглянувшись, устремились было, что бы помочь своей госпоже, но одним движением тоненькой девичьей руки были остановлены.
- Ступайте, я желаю побыть одна, - тоном, давающим понять, она не потерпит никаких возражений, возвестила юная султанша. Даже брови нахмурила, что бы уж точно поняли, что не нуждается Наргизшах в присмотре. По крайней мере сейчас. – Уйдите, я вам приказываю! Прочь!
Тем более, что с ней может случиться сейчас тут, в саду на женской половине? Никто кроме женщин да главного евнуха сюда пробраться не смогут. Она в полной безопасности.
И служанкам пришлось повиноваться, делать нечего. Хоть и видно было, как они встревожены из-за душевного состояний своей госпожи.
А ведь признаться по правде, огненная дочь Ахмеда Пьяницы и сама толком не могла пояснить, отчего так расстроилась. Ведь напротив, тут радоваться надо!
Матушка, добрая ее матушка, отправила свою единственную дочь во дворец Михрии, родной сестры Повелителя, дабы юная султанша смогла провести немного времени со своим женихом. Тем более, совсем скоро должна будет состояться их свадьба.
Что и говорить, Айше была очень прогрессивная женщина. Ну а как еще ее можно назвать? Ведь закон запрещает видеться жениху и невесте до проведения священного обряда! Особенно, если невеста уже созрела и может рожать сыновей. А тут такие вольности… Такие приключения!
Но Луноликая сумела уговорить Повелителя, уверяя, что под присмотром кучи слуг и самой Михрии никакого вреда тут не будет. А отказать своей жене Пьяница не мог, он вообще был более чем мягкотелым тюфяком.
Только вот общение будущих мужа и жены видимо не задалось, потому как после совершенно невинной беседы с Рашидом, Наргизшах убежала в сад.
И теперь сидя на лавке, вдыхая аромат роз и благовоний, султанша мучилась из-за своего поведения. А что если Рашид посчитает его недостойным и откажется от нее? А что если про все узнает матушка? Будет ли она браниться? Навеное будет, ведь она частенько повторяла, что женщина должна быть спокойна и тиха, во всем повиноваться мужчине. А она, Нагизшах, осмелилась дерзить и спорить со своим будущим мужем! О, ужас!
Но самое главное, что терзало сердечко юной девочки, это шутил ли ее кузен, он же будущий супруг? Правда ли все то, что он ей сказал? Как же понять, с кем посоветоваться?

+1

3

Последние несколько дней во дворце Михрии гостила её племянница, очаровательная Ниргизшах. Султанша была рада провести время со своей любимицей, тем более близился день, когда эта девушка войдёт в их дом уже не как гостья и родственница, а как супруга Рашида.
И этот брак имел особое значение. Её сын женился на султанши крови, что окончательно перекрывало собой невысокое происхождение мужа самой Михрии. Определенно выгодный со всех сторон брак. И когда Айше предложила, чтобы её дочь немного погостила в будущем доме, пообщалась с будущим мужем и его матерью, Михрия не стала возражать.
Это, конечно, немного нарушало принятые устои и правила приличия, но Ахмед не стал возражать ни матери своего наследника, ни любимой сестре, которой и вовсе никогда не отказывал ни в одном из её пожеланий.
И вот Ниргизшах уже несколько дней как находилась во дворце Михрии. Слугам было приказано внимательно следить за гостьей, чтобы та ни в чем не нуждалась, да докладывать Султанше, что происходит. Так Михрия знала о том, что сегодня утром состоялась прогулка её единственного сына со своей невестой. Султанша посчитала за благо, что будущие муж и жена немного времени проведут вместе. Лучше узнают друг друга, привыкнут к мысли о скором браке. Это совсем не обязательно, но всё же приятно. Михрия, которая настояла на своём замужестве по взаимным чувствам, хотела, чтобы и у её детей получилось нечто похожее.
Но скоро султанше уже докладывали, что Ниргизшах, чем-то явно озабоченная, отослала от себя всех рабынь и осталась в одиночестве в саду на женской половине. Не похоже на счастливую невесту. Михрия насторожилась и решила сама узнать, что произошло с её племянницей после столь обнадёживающего решения прогуляться с Рашидом.
Вместе с несколькими служанками, расторопно шагающими за её спиной, султанша направилась в сад и вскоре вышла к той скамейке, на которой и устроилась её племянница.
- Дорогая Ниризшах, девочка моя, - раздался ласковый голос Михрии. На её губах появилась ласковая улыбка. - Отчего ты здесь совсем одна? Не против, если я тебе составлю компанию?
Султанша устроилась рядом с племянницей и внимательно посмотрела на неё. Лицо девушки выражало растерянность и грусть, что ещё сильнее насторожило Михрию, но она не подала вида, продолжая с нежностью улыбаться девушке.
- Расскажи мне, как вы провели время с Рашидом?

Отредактировано Mihriya Caliph (2018-09-29 09:53:08)

+1

4

«Ты будешь сидеть в своих покоях, под замками, и только проверенные служанки, которым я смогу доверять, будут допущены к тебе, моя прекрасная будущая женушка!». Кажется, именно так сказал ей Рашид, чем поверг юную султаншу в изумление. За что же ее под замок? Она ведь будет самой лучшей женою! Почему ей нельзя будет гулять по садам? Отчего нельзя будет общаться с матерью и братом? Как же она сможет расстаться со своими любимыми служанками?
На ее робкое возражение (о, да, Наргизшах робела перед Рашидом, словно малое дитя, все смущалась посмотреть в лицо своего жениха, больше рассматривала носки своих туфелек), что ей вовсе не хочется жить такою вот жизнью, ей было отвечено, что жена должна во всем подчиняться воле своего повелителя супруга. Иначе и быть не может. Потому как жена для имирца это как вещь, которой он в праве распоряжаться, как ему заблагорассудиться. Согласитесь, после таких перспектив сложно оставаться радостной невестой, которая грезит о скорейшей свадьба.
- Госпожа моя…
От ласкового голоса тетки Наргизшах вздрогнула и поспешила встать, склоняясь в поклоне. Нет, конечно, султанша была рада увидеть Михрию, свою драгоценнейшую тетушку, которая всегда была с нею так ласкова и добра…
Но сейчас так хотелось побыть одной. Никого не видеть, ни с кем не общаться. Просто подумать о своем будущем, представить, какого это… Быть замужней женщиной, которая полностью принадлежит Рашиду.
- Госпожа моя, для меня будет большим счастьем провести время с Вам…
Как бы хотелось поделиться с кем-нибудь мыслями, которые буквально разрывали черноволосую головку юной султанши! Но с кем? Матушке такого не скажешь… Брату тем более… Может быть тетушке? Тем более она и сама начала разговор, о Ршиде и том как они провели время вместе.
- Мы гуляли вокруг фонтана, разговаривали о том, о сем. Рашид, да прославит Пророк имя его в веках, рассуждал вслух о том, какая нас ждет семейная жизнь.
И именно эта «веселая» картина отчего-то страшила Наргизшах. Теперь ей не слишком то и хотелось отпраздновать эту самую свадьбу.

+1

5

Чуть склонив голову, султанша внимательно слушала свою племянницу, хоть та и была немногословна. Наргизшах всегда нравилась Михрие. Дочь её брата была настоящей красавицей: высокая, худая, с чертами лица, что будто были высочены из мрамора рукой самого искусного матера; с яркими проницательными глазами. Такую жену видеть при сыне будет одна отрада, с учётом того, что при внешности своей Наргизшах также была ещё и умна, добродетельна, сдержанна и воспитана. Династия вполне могла гордиться юной султаншей, ещё только начинающей свой путь. И Михрия относилась к девушке с материнской лаской и заботой. Султанша вообще старалась так относиться ко всем молодым особам, которые, так или иначе, заслуживали её доброе внимание и хоть частичку уважения. К Наргизшах и вовсе было особое отношение, как к будущей невестке и матери её внуков.
Жаль только, что сейчас юная султанша, кажется что-то пыталась утаить от своей тёти. Но Михрия не бросилась настаивать с яростью и требовательностью. Порой мягкость и ласка куда лучшие друзья и дают возможность быстрей узнать всё, что требуется. Эта женская мудрость давно была в услужении у сестры султана. И обычно только если сладость не действовала, она переходила к более радикальным мерам.
- Сад и фонтан - весьма приятное место для прогулки. Надеюсь, тебе понравились эти места? Ведь скоро они станут твоим домом, - мягким тоном начала Михрия, уловив растерянность в голосе племянницы, когда Наргизшах столь скоротечно поведала о своём дне и резко остановилась. Стоило её разговорить и постепенно убедить поделиться более искренними впечатлениями. Ведь всякое могло произойти на той прогулке.
Её сын был своенравен и своеволен - это для султанши не было никаким секретом. С одной стороны, характер Рашида ни раз становился поводом для беспокойств и суеты его матушки, но с другой - в нём Михрия видела отражение сущности истинного потомка Огненной династии. Сила и воля, настойчивость и несгибаемость - она и себя всегда считала именно таковой. Но Наргизшах была не её дочерью. Её родила Айше - скромная, кроткая, сдержанная. В ней было своё очарование, но воспитание, которое она дала своей единственной дочери, могло заставить нынче Наргизшах совсем иначе смотреть на то, что ценила и уважала в людях Михрия.
- Когда мы с супругом только переехали в этот дворец, я с особым трепетом занималась этим садом. Мне хотелось, чтобы он стал настоящим украшением нашего дома. Ведь всегда так приятно в жаркий день понежиться среди ароматов цветов и свежести фонтанов. Они наводят на столь разные мысли. Наверное, вы с Рашидом сегодня это почувствовали, раз разговор ваш зашёл о будущем. Здесь очень приятно мечтать и фантазировать, - оглянувшись, словно любуясь дивным видом, который подтверждал все её слова, султанша вновь с теплотой посмотрела на племянницу.
- Или, неужели, о будущем рассуждал только лишь мой сын? А ты не дала волю своим мечтам?

Отредактировано Mihriya Caliph (2018-10-03 21:26:39)

0

6

- Места эти прекрасны, гуляя тут, словно бы находишься в райском саду, кажется еще немного и услышишь голоса жен Пророка, их пения и смех. Клянусь, моя госпожа, я не шучу сейчас.
Тут юная султанша не лукавила, потому как сады при дворце Михрии были обставлены с большим вкусом, постоянно утопали в цветах, и действительно походили на райский уголок. Раньше, когда Наргизшах была еще совсем малышкой, она все сожалела, что у них не такие красивые сады.
Этот дворец станет ее домом? О, Пророк! Но теперь она не желает этого. Если раньше мысль о грядущем переезде, свадьбе, собственной семье воодушевляла султаншу, будоражила ее воображение, заставляла девичье сердце биться чуть быстрее, то теперь более всего на свете она мечтала отсрочить этот момент. Слишком уж напугал ее разговор с Рашидом.
Однако расстраивать тетушку султанше не хотелось, поэтому она попыталась улыбнуться, вышло не слишком натурально, но что поделать.
Не подумайте, дочь Айше вовсе не хотела обманывать свою родственницу, просто ей казалось, что делиться этим разговором несколько неправильно. Будто бы она вздумала жаловаться на своего будущего супруга и повелителя, того, кому должна слепо подчиняться. Любому его желанию. 
- И день, когда эти места станут моим домом, будет самым, - помедлив сотую долю секунды, девушка продолжила. – Будет самым счастливым в моей жизни. Пророк мне свидетель, ничего я так сильно не желаю, как стать достойною супругою, которая будет настоящей поддержкой своему мужу.
Голос юной султанши предательски дрогнул. А все потому, что теперь Наргизшах очень  сомневалась, что грядущая ее жизнь будет такой уж безоблачной и счастливой, как раньше ей думалось. Как бы не пришлось ей коротать свой век запертой в покоях. Ведь именно этого желал Рашид.
Размышляя о том, как же ей житься будет без общения с любимой матушкой, ненаглядным братцем и сестрами, Наргизшах краем уха слушала о том, что говорила Михрия. Рассеяно кивала головой, безмолвно соглашаясь с тем, что в таком саду приятно гулять, что там все наводит на мечтательное настроение. Да, да, все так и есть.
- Говорил все более Рашид, я же, как и полагается благовоспитанной девице молчала. Ведь милостивый Пророк говорит, что женам следует больше молчать. И слушать.
Тяжело вздохнув Наргизшах повесила голову, и переплела тонкие пальцы, словно пытаясь собраться с духом, для того, что бы начать непростой для нее разговор.  Ей было необходимо поговорить с кем-нибудь. Понять, напрасны ли ее волнения. С матушкой говорить о таком было просто невозможно, а вот с тетушкой…
- Госпожа моя, скажите мне… Позволите ли мне задать один вопрос. Имеет ли право муж запирать в покоях свою жену, не позволять ей видаться ни с кем, даже в сад выходить, тогда как она ничего дурного не сделала? Ничем не прогневила его, а во всем старалась угодить и радовать. Правильно ли это, тетушка?
От волнения щеки девушки были покрыты румянцем, а глаза лихорадочно блестели. Правильно ли она сделала, что взяла да и наговорила таких дерзких речей?

+1


Вы здесь » Rice and sweets » ПРОШЛОЕ » Cogitatinis poenam nemo patitur


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC